саратовский губернатор:  предлагаю бред депутата также включить в постановление Областной думы
1 марта 2019

Сергей Фургал:

я указы президента не обсуждаю

Фото: пресс-служба губернатора и правительства Хабаровского края

О государственном мышлении, о внепартийности кадрового строительства, почему Хабаровский край хорошо жил при Ишаеве и как единороссы пытаются стать оппозицией, рассказал губернатор Сергей Фургал в интервью «Коммерсанту».

– Есть ли противодействие губернаторам, избранным не от «Единой России», со стороны федеральных властей, местных влиятельных групп?

– Я не являюсь оппозицией государству, я полностью государственный человек и работаю на то, чтобы у нас было социальное спокойствие и улучшение в жизни. Со стороны федерального руководства препятствий никаких нет абсолютно. Со стороны местных препятствия, конечно, есть. Обычно любят говорить слово «элита», но человек, который сидел и воровал, пилил деньги, – это элита, что ли? Я их выгоняю, поэтому препятствия есть – упреки по формированию команды, черный пиар.

Говорят: «Фургал – бандит». Ну нормально! Отработал врачом, 20 лет пробыл депутатом, в 49 лет поздно становиться бандитом.

Кандидаты в Госдуму проходят строгий контроль, кто бы меня пропустил? Есть такая вещь: в России все знают, как лечить, учить и руководить. Любого человека спроси, как правильно надо сформировать команду, как правильно управлять, он это скажет. Я отношусь к этому нормально, но понимаю и другое: если жизнь улучшается, значит, делаю все правильно.

– Краевая дума не пыталась ограничить ваши полномочия, как это сделали депутаты во Владимирской области, где выборы выиграл ваш однопартиец Владимир Сипягин?

– Пытаются, пытаются. Но простого не понимают: я не против, ограничивайте, кого хотите. Но как вы выглядите? В начале работы этого созыва думы такой закон действовал, те же депутаты сами отменили его в 2014г. как избыточный. Не позорились бы, отменили – сидите и молчите. Придет новая дума в сентябре, пускай они и ограничивают, если захотят. А этот состав не имеет морального права: он свой выбор уже сделал, нельзя быть перевертышем.

– Осенью в крае предстоят большие выборы – депутата Госдумы, новых составов заксобрания и гордумы Хабаровска. Как глава региона будете поддерживать каких-то кандидатов?

– А еще будут выбирать мэра и думу Комсомольска-на-Амуре, и еще много будет муниципальных выборов. После этой кампании в крае произойдут тектонические изменения, которые уже начались на выборах губернатора. Все изменения начинаются в голове, в сознании жителей, они произошли, точка. Сейчас должна произойти смена формации, смена власти. Я не буду ни на кого давить и заставлять за кого-то голосовать, потому что уважаю мнение людей. Хочу организовать абсолютно прозрачные выборы. Но оставляю за собой право поддержать людей, которых считаю достойными и которые могут и хотят участвовать в управлении краем. Я имею право поддержать и сделаю это, но давить ни на кого не буду, даже не буду возглавлять партийные списки.

– Ваша поддержка будет как-то зависеть от партийной принадлежности?

– Нет, поддержку здравых людей вне зависимости от партийной принадлежности, но это будет словесная поддержка. Как решат жители, так и будет, я заинтересован в социальной стабильности и спокойствии. Если надежды избирателей по поводу новых депутатов не оправдаются, им всегда можно сказать: вы сами голосовали, какие претензии.

Вот если мы навязываем кого-то, то потом получаем нормальную критику: вы их навязали, мы не выбирали, вы виноваты, вы и отвечайте.

Правящая партия, например, назначает глав районов, значит, она должна нести ответственность, если этот глава попался на взятке или плохо работает. Сейчас депутаты отстраняются – мы отдельно, глава отдельно, но это же они его назначали. Сам я проталкивать в депутаты никого не хочу, мне достаточно ответственности за членов правительства.

– Единороссы уже готовятся к этим выборам: перезагружать работу отделения приезжал глава Генсовета партии Андрей Турчак.

– Любая политическая структура, любая партия строится для того, чтобы прийти к власти, в желании выиграть выборы ничего плохого нет. Не нормально, если они пытаются отказать в этом праве другим. Задача руководства – принять мнение людей. Если люди проголосуют за «Единую Россию», значит, я как губернатор буду работать с ней, если люди проголосуют за КПРФ и ЛДПР, буду работать с коммунистами и ЛДПР. Проголосуют за беспартийных самовыдвиженцев – буду работать с ними. Для меня странным показалось высказывание секретаря Генсовета «Единой России» о том, что теперь единороссы в Хабаровском крае в оппозиции. В оппозиции-то к кому? Вот смотрите, краевая дума – 30 депутатов единороссов из 36. Мэр Комсомольска, мэр Хабаровска – единороссы, у них все главы районов, большинство в муниципальных думах и советах. Я даже боюсь тогда сказать, к кому оппозиция.

– К губернатору, например.

– Губернатор – это исполнительная власть, за него проголосовали 70% населения, если вы в оппозиции к губернатору, значит, вы в оппозиции к кому? Думайте сами. Думаю, здесь была просто оговорка по Фрейду, потому что не оппозиция, а коалиция, мы должны вместе сегодня работать. Глава региона занимается хозяйством, он завхоз, как можно стать к нему в оппозицию. В оппозицию можно стать к политической структуре – мы видим идеологию так, а вы по-другому. Губернатора выбирает народ, он выполняет указания президента, и президент может отправить его в отставку. Я знаю секретаря Генсовета как продвинутого политика, грамотного, умного человека, поэтому, наверное, он не так выразился. Хотя что сказано, то сказано, слово не воробей.

– В крае с подачи партии власти обсуждаются изменения схемы выборов в заксобрание: сейчас списочников и одномандатников поровну, единороссы хотят изменить соотношение на 12 и 24 соответственно. Как вы относитесь к такому предложению?

– Нечестно, пользуясь преимуществом большинства в парламенте, создавать себе льготные условия. Если вы действительно партия власти, чего бояться? По логике, вас поддерживает большинство, тогда и ничего придумывать не надо. Но я не могу вмешиваться в работу депутатов, могу только высказывать свое мнение.

– А, по-вашему, какая схема лучше?

– Считаю, что нужно оставлять все как есть: привыкли избиратели, привыкли политики. Я вообще не сторонник быстрых нововведений накануне выборов, до них осталось совсем немного, логичнее их провести по старым правилам. Новый состав пусть решает, надо ли 24 человека по округам. Ради бога, пусть хоть 36! Но перед выборами такого бы делать не надо. Избиратели же сейчас тоже грамотные, умные люди, нельзя же, в конце концов, своих людей держать за неграмотных, правильно?

– Нет ли упреков от избирателей, что значительная часть команды вашего предшественника сохранила посты? Люди голосовали за перемены.

– Упреки часто возникают, причем мнения разделились. Одни говорят: вам надо было, Сергей Иванович, всех выгнать и новых набрать. Но не факт, что новые будут лучше. Есть другая точка зрения: трогать никого не надо, пусть работают дальше. Но это тоже невозможно. Команда довела прежнего губернатора до того, что против него проголосовали 70% избирателей. Да, Вячеслав Шпорт руководил этой командой, задавал ей задачи. Следовательно, часть команды должна в любом случае уйти – зам по политике, глава аппарата, но и управляемость не должна теряться. Если, например, министр финансов умный, сидит и считает цифры, не ворует, если он не участвует ни в каких схемах, зачем его убирать? Человек сидит на своем месте. Или министр спорта. Чтобы вырастить управленца, нужны годы, а задача руководителя – правильно подбирать людей. В мире не бывает ничего застывшего: сегодня нужны одни, завтра – другие.

– А несколько человек вы взяли из правительства Виктора Ишаева.

– И это тоже ставят в упрек. Но что было плохого в крае при Викторе Ивановиче? Давайте посмотрим! Край развивался, бюджет был профицитный, тогда построили онкоцентр, центр сердечно-сосудистой хирургии, больницы. Если ко мне пришел специалист, который знает, как работать, и хочет этого, мне какая разница, из какой он команды? Я его возьму и никого слушать не буду. В конце концов, за происходящее в крае отвечать мне, если я взял человека и он не справился. Я принимаю на работу нормальных чиновников в хорошем смысле этого слова.

– Как в крае воспринимается перевод столицы Дальневосточного федерального округа во Владивосток?

– Кому приятно, когда административный центр уходит в другой регион? С другой стороны, это дает нам стимул к более серьезной работе. Есть указ президента, я указы президента не обсуждаю и не комментирую. Насчет Хабаровска я уверен, что он будет городом с самыми комфортными условиями жизни на Дальнем Востоке, с самыми лучшими образованием и медициной, где будет спокойно развиваться бизнес. Тогда люди захотят приехать и жить в Хабаровском крае, у нас начнется не отток, а приток населения. Вот тогда мы скажем: да, мы центр.

– Еще один вопрос, который бурно обсуждается на уровне округа: слухи о присоединении к Приморскому краю Сахалина. А ведь общих границ у регионов нет, к Хабаровскому краю Сахалин ближе...

– Да, достаточно взглянуть на карту: построить мост с Сахалина в Приморье невозможно.

Сахалин – самодостаточный регион-донор. Зачем слияние Сахалину нужно? Нужно в Приморском крае делать жизнь и бюджет такими, как на Сахалине, тогда не надо будет ни с кем объединяться.

Но опять же это мнение людей, если приморцы и сахалинцы захотят объединиться, ради бога. Если завтра вдруг выйдут на улицы жители Хабаровского края и скажут: мы хотим объединиться с Сахалином, выйдут сахалинцы и скажут: хотим объединиться с Хабаровским краем, я, конечно, поддержу. Но сам инициировать ничего не буду.

– В адрес руководства края прозвучали упреки полпреда в ДФО Юрия Трутнева по освоению средств в Комсомольске-на-Амуре. С чем они связаны?

– В 2016г. вышло постановление президента по поводу комплексного развития Комсомольска-на-Амуре, оно сейчас тормозится по многим аспектам. Есть объективные причины: тогда многие программы реализовывались муниципалитетом, сейчас они требуют доработки. Юрий Петрович высказал по этому поводу критические замечания, я с ним согласен полностью, если бы тогда был у руля, то этого бы не допустил. Сейчас с себя ответственности никакой не снимаю, взял программу под личный контроль, думаю, все наверстаем. Это исправление ошибок в диктанте, который написал другой ученик. Но тем не менее диктант нужно продолжать писать, ошибки исправить, а дальше писать грамотно.

– Президент долгое время не встречался с губернаторами-неединороссами, которые победили во вторых турах выборов. Как себя чувствовали во время этой паузы?

– Президент же объяснил эту ситуацию: были повторные выборы на территории Приморского края. Любая встреча с главой государства – это сигнал обществу, он посчитал нужным не вмешиваться в политические процессы. По сути, президент сказал: я уважаю мнение людей, как люди решат, так и будет.

– А ваши политические оппоненты пробовали воспользоваться этой паузой?

– В крае эту ситуацию попробовали раскачать, а некоторые личности и некоторые силы не останавливаются по сей день. Но это и естественно: пришел новый руководитель, неважно, от какой он партии. Он начинает выстраивать ситуацию по-новому. Когда идет слом системы, всегда будут недовольные. Мастерство руководителя в том, чтобы сделать довольными большинство. Кто-то сидел на теплых местах, кто-то привык уже пилить деньги, ничего не делать, кто-то привык на серых схемах работать, кто-то – к административному ресурсу. Приходит новый руководитель и говорит: ребята, все, теперь мы живем по-новому. Сегодня Хабаровский край требует обновления, люди не хотят жить в ситуации, в которой регион живет последние 10 лет. Они не хотят! Нужно уважать мнение людей. Либо мы должны перестроиться, и тогда люди нас оставят, либо нас тоже сметут. Начиналась возня: президент не встречается, да сейчас губернатора выгонят, все вернется на круги своя, мы опять вернемся в свои кабинеты и будем продолжать жить по-старому. Они не понимают: по-старому уже невозможно. Останется этот губернатор, не останется – ситуация уже изменилась. Людям ни в коем случае не надо себя противопоставлять. А агрессивное меньшинство это делает, говорит населению: вы ошиблись, сделали все неправильно, а мы управляли правильно.

– Это касается всех чиновников прошлой администрации?

– Часть из них понимает перемены. Те, кто захотел, меняется и продолжает работать, к ним никаких вопросов нет. Кто не способен или кто уж чересчур замешан в серых схемах работы – конечно, мы от таких избавляемся. А чего ждать от этих людей? Депутатам было комфортно: назначили себе пенсии по 300 тыс., по 200, по 250. Огромные пенсии назначили себе чиновники. Но мы не зарабатываем столько сегодня, чтобы иметь такие пенсии и иметь такие зарплаты. Каждая семья же рассчитывает свой бюджет. Я все это дело отменил, опять начались крики: чиновники считают, что с ними поступили несправедливо.

– Но кто будет работать чиновником, если зарплаты будут небольшими?

– Я не вижу ничего страшного, если чиновник будет зарабатывать миллион в месяц, если он приносит в казну миллиард дохода. Но, если он ворует и занимается серыми схемами, какая ему зарплата и премия? В крае, повторю, 96 млрд собственных доходов, 53 млрд – долги по кредитам, зато 11 млрд – расходы на чиновничий аппарат. А жить регион на что собирается? Первое, что я сказал: ребят, давайте-ка будем жить по доходам. Я хочу тоже, может быть, летать на частном самолете. Но у меня нет таких денег, я не могу себе это позволить.

– Губернаторские выборы проходят в сентябре, обычно к этому времени бюджеты регионов на следующий год уже сверстаны. Получается, что разрабатывался бюджет еще при вашем предшественнике. Устраивают ли вас параметры, будете ли менять приоритеты?

– К 28 сентября (день инаугурации Сергея Фургала) вопрос бюджета уже, конечно, был решен. Бюджет формируется точно не за месяц. Работа начинается за полгода – изучается статистика, вносятся параметры. Это очень сложный документ, который отражает всю нашу жизнь, всю нашу деятельность. Я пришел, по сути, в октябре, а в декабре бюджет уже должен быть принят. Но уже до принятия внес некоторые изменения, в течение года тоже будут вноситься поправки.

Первый приоритет – это оптимизация расходов, обычно эти слова путают с каким-то диким сокращением. Но это наведение элементарного порядка, любые деньги должны расходоваться эффективно. Самая большая статья в бюджете края – социальные расходы – это 81 млрд руб. при 96 млрд руб. собственных доходов. Если мы тратим на науку, на развитие образования, здравоохранения, это правильно. А если мы начинаем тратить безумное количество денег на какие-то подведомственные учреждения, то здесь нужно смотреть. Если тратим неэффективно, допустим, на спорт, это тоже нужно смотреть. Второй приоритет – в крае должен быть бюджет развития, деньги должны приносить доход: на каждый вложенный рубль мы должны получить два – три рубля дохода.

Нельзя только экономить, очень важно помнить и применять на практике такое правило: нельзя бояться больших расходов, нужно бояться маленьких доходов.

Если у вас будут маленькие доходы, то никакой экономии, никакой оптимизации вы не сделаете.

Есть определенные правила, которые не мы придумали, по ним живет весь мир, их просто нужно правильно применять к той или иной территории. Что хорошо в Курской области, то вообще не летает в Хабаровском крае, а что, наоборот, хорошо здесь, бесполезно в Московской области. В крае 40% территории не имеет автомобильных дорог, 72 населенных пункта не имеют централизованного электрического снабжения. Куча котельных, которые работают на мазуте либо на дизельном топливе. Концентрация людей – в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре, остальное все разбросано. Поэтому делаем упор на внутренние резервы – развитие малого и среднего бизнеса. Люди должны зарабатывать деньги для себя и еще нескольких человек параллельно. Вложения крупных игроков дадут эффект только через некоторое время, он небыстрый. 431 тыс. человек проживает в сельской местности. Этих людей нужно занять работой в обязательном порядке. Сельское хозяйство – это даже не вопрос продовольственной безопасности, это вопрос выживания. Если у человека нет работы на месте, он деградирует. Нам оно надо? Поэтому мы начали составлять программу сельского хозяйства и закачивать туда деньги. Да, мы услышали вопли: зачем закачивать такие деньги в сельское хозяйство, оно не дает прибыли.

Сельское хозяйство не должно давать прибыли, оно должно занимать людей, давать им работу.

За сельским хозяйством начинает тянуться сельское домостроение. А у нас за последние 20 лет в сельской местности практически не построено ни одного дома. Развивая сельское домостроение, мы начинаем подтягивать образование. Тут не надо выдумывать велосипед, его давным-давно придумали. Вопрос заключается в том, какие шины на этот велосипед надеть, по каким дорогам мы едем, какие скорости включить.

kommersant.ru

Андрей Перцев
Версия для печати
Главное
Губернатор Коновалов: проект «Енисейская Сибирь» имеет большое значение в стратегии развития Хакасии
Ход реализации проекта «Енисейская Сибирь» в Хакасии оценил глава республики Валентин Коновалов. По его словам, «Енисейская Сибирь» даст региону возможность получить серьезные вливания в бюджет и «стать частью единой цепи экономических преобразований сразу трех территорий». В этом проекте, поддержанном на уровне президента, также участвуют Красноярский край и Тува. Эксперты отмечают необходимость укрепления межрегиональных связей. «У нас крайне слабо развиты любые формы межрегионального взаимодействия и сотрудничества. Поэтому любые инициативы, которые идут снизу, относительно налаживания горизонтальных связей между регионами я бы всячески приветствовал», – сказал завкафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов. Политологи отмечают, что внимание главы Хакасии к проекту «Енисейская Сибирь» будет способствовать его эффективной реализации в регионе. По словам экспертов, реализация проектов в рамках «Енисейской Сибири» будет способствовать притоку крупных инвестиций в Хакасию, развитию инфраструктуры республики, созданию рабочих мест.