Политолог:  можно говорить о том, что та модель, которую мы долго обсуждали, сейчас начинает реализовываться – модель суперпрезидентской республики
7 августа 2020

Владимир Слатинов: протесты в Хабаровском крае – это колоссальный просчет Кремля

Фото: kpravda.ru

5 августа 2020г., выступая на встрече с участниками кадрового проекта «Единой России» «ПолитСтартап», лидер партии Дмитрий Медведев прокомментировал митинги в Хабаровском крае, вызванные задержанием губернатора Сергея Фургала. Медведев заявил, что власти должны считаться с жителями региона. Почему зампредседателя Совбеза почти четыре недели игнорировал хабаровскую ситуацию, а сейчас наконец высказался, «Клуб Регионов» обсудил с политологом Владимиром Слатиновым.

– Думаю, все это время Дмитрий Анатольевич выжидал. В Кремле вообще, мне кажется, было замешательство по поводу хабаровских событий. Это был шок, поскольку, как я понимаю, там не прогнозировали такого серьезного возмущения и такого активного коллективного действия. Это, конечно, был колоссальный политический и аналитический просчет. Ясно ведь, что есть аналитические структуры, которые проводят опросы, прощупывают почву и пишут отчеты в Кремль. Вся эта инфраструктура оказалась, мягко говоря, не на высоте.

Но тут еще был чисто символический момент. Потому что [во время задержания Фургала] только-только случился конституционный триумф, и Кремль, видимо, решил, что у него есть полный карт-бланш на любые действия, как после выборов [президента] 2018г. И вдруг такой облом. Это очень девальвировало успех [голосования по поправкам] и стало даже не ложкой, а ковшом дегтя в бочке конституционного меда.

– А сейчас у федерального центра есть понимание, как нужно разруливать хабаровскую ситуацию?

– Нужно отдать Кремлю должное за то, что ему хватило ума не применять силу, как на митингах во время выборов в Мосгордуму. Но, как я понимаю, после того как прошел шок и начались мозговые штурмы, там звучала и силовая позиция. Но, заметьте, точечно там сила уже применялась, например, к водителю «фургаломобиля», когда люди затем вышли к суду. Вообще, реакция людей на силовые действия была негативной.

А Медведев, как вы помните, сидит в Совбезе, и я не исключаю, что обсуждения, как действовать в Хабаровском крае, шли и там. Но Кремль и так с назначением Дегтярёва действовал политически, что он делает очень редко. Хотя понятно, что Дегтярёв – варяг, что он специфический персонаж, но с его назначением Кремль уступил своей собственной логике: он не послал туда силовика, он не послал туда молодого технократа, но, поскольку большинство в думе Хабаровска и краевой думе занимает ЛДПР, туда послали представителя этой партии, причем одного из самых известных.

Но, зная нравы Кремля, я думаю, что, действуя в политической логике, там, может, рассуждают о том, что уже пора и надавить. И Медведев именно сейчас обозначил позицию о том, что делать этого не стоит, то есть попытался противостоять силовому сценарию.

Тем паче, что Дмитрий Анатольевич – глава ЕР, и, если Дегтярёв провалится, это будет провал ЛДПР, и для Медведева это будет не так уж и плохо.

Одновременно Дмитрий Анатольевич выступает в качестве такого либерала во власти, самостоятельного политика, озвучивая точку зрения, которая не может не понравиться общественному мнению. А учитывая, что рейтинг Дмитрия Анатольевича не вырос, а антирейтинг не сократился, несмотря на то, что он вроде как ушел в тень, вот такие эффектные заявления важны для Медведева-политика, который, безусловно, сохраняет амбиции и по-прежнему считает себя влиятельным политиком.

– А говорит Дмитрий Анатольевич от своего лица или транслирует позицию, к которой склоняется руководство страны?

– Хабаровская проблема столь велика, что она обсуждается, я думаю, и в администрации президента, и силовиками. Мы знаем, что в «большом правительстве» Путина есть сторонники силовых решений и есть сторонники политических. Медведев, по всей видимости, озвучивает точку зрения того крыла, которое считает, что нужно действовать политическими методами, в политической логике.

Сейчас действует политическая логика, есть такая партийно-политическая ответственность ЛДПР за край. Но не только партия за него отвечает, потому что, как я понимаю, туда сейчас поедет премьер-министр Михаил Мишустин. Мы видим решение по Дегтярёву, мы видим принятые решения по ресурсным вливаниям в край. То есть мы видим, что федеральный центр начинает заниматься этой проблемой, и пока он ею занимается в логике политической и ресурсной, но меньше в силовой. Этот сценарий пока преобладает. А как будет дальше – посмотрим.

Версия для печати