Дмитрий Песков:  необходимость каникул видят и принимают соответствующие решения главы регионов в рамках полномочий, которыми они обладают
17 августа 2020

Сергей Старовойтов: 10 успехов и три проблемы нового камчатского губернатора

Фото: vomske.ru

Глава «Клуба Регионов», политолог Сергей Старовойтов – о том, что из себя сейчас представляет «Камчатка политическая».

Сергей Игоревич, в Камчатском крае в начале этого года произошла смена власти: вместо губернатора Владимира Илюхина, который руководил регионом девять лет, был назначен в качестве временно исполняющего обязанности главы региона Владимир Солодов, бывший председатель правительства Якутии. Что за эти почти полгода, с апреля 2020г., на ваш взгляд, на Камчатке изменилось, какие процессы обращают на себя внимание с точки зрения политических трансформаций?

– Камчатка – регион высоконагруженный межэлитными противоречиями, что вполне объяснимо: от Москвы далеко, и очень многие вопросы и экономического, и политического характера приходится решать без опоры на федеральный центр, а это требует определенной дипломатии.

На Камчатке много отраслевых элитных групп, которые имеют в первую очередь бизнес-интересы и готовы их жестко лоббировать – при прежней власти это ярко ощущалось.

Новый врио Владимир Солодов легко мог вступить с ними в конфликт, как это зачастую и происходит между новыми врио и старыми элитами в российских регионах, однако ему удалось консолидировать элиты. Самые разные группы, как экономические, так и политические, можно сказать, присягнули новому главе Камчатки. Во многом это объясняется его надпартийностью и способностью Солодова и его команды выстраивать диалог. Они вообще такие люди оказались – крайне дипломатичные, понимающие, что нельзя рубить сплеча и худой мир лучше доброй ссоры… Не исключено, что именно эти качества и определили выбор президента при назначении Солодова врио губернатора Камчатского края.

По этой причине в регионе отсутствуют какие-либо элитные конфликты, и мы наблюдаем спокойную и стабильную избирательную кампанию на фоне роста протестов, «фургализации» некоторых других территорий Дальнего Востока. Если изначально по Камчатке эксперты и политологи обозначали риски, то сейчас это одна из самых спокойных кампаний в стране. А для Дальнего Востока это сейчас особенно ценно.

Таким образом, Солодов смог объединить элиты в регионе, где исторически сложная и многоуровневая элитная конфигурация.

– Но вместе с тем критики говорят, что Владимир Солодов, которому 38 лет и он типичный технократ «новой волны», ориентированный на технократичные методы решения проблем, якобы не очень попадает в ожидания избирателей, которые ждали «крепкого хозяйственника»?

– Мне кажется, что и первое, и второе – это иллюзии, далекие от реальности. Не забывайте, что Солодов – кандидат политических наук, который в свое время преподавал на кафедре госуправления МГУ, а после занимался как раз хозяйственной практической работой, будучи главой правительства Якутии. Поэтому он отлично разбирается и в политической психологии, и хозяйственных практиках.

В этом и проявляется нетипичность Солодова, он технократ несколько иного уровня. При всем опыте, образовании и технологичности подхода Солодов одновременно максимально приближен к людям. Здесь происходит симбиоз его личных усилий и грамотного курса команды. Формирование акцентов в работе, новаторские форматы в управлении регионом, проектный подход системно приводят к хорошему результату. Солодов одновременно и эффективен как чиновник, и понятен, близок людям. Складывается впечатление, что в регион он гармонично вписался.

– Сейчас на Камчатке проходит избирательная кампания, в сентябре камчатские избиратели выберут главу региона. Что вы скажете о самой кампании, чем она примечательна?

– В Камчатском крае происходит реально конкурентная кампания. Это первое и, пожалуй, самое важное, что стоит отметить. В отличие от многих регионов, где полностью «зачистили» кампанию по составу участников, на Камчатке сознательно сохранена конкурентная ситуация. Это значит, что Солодов не боится конкуренции и его технологический штаб сделал все возможное, чтобы список кандидатов был максимально конкурентным: в нем сегодня представители двух парламентских партий – ЛДПР и СР, кандидаты от непарламентский партий и, собственно, самовыдвиженец Солодов. КПРФ нет в списке по глупейшей причине: мы знаем, что попытка помочь им была, 32 единоросса поставили свои подписи в поддержку кандидата от КПРФ, однако штаб кандидата Быкова не смог собрать представительство всех муниципальных образований. По факту на Камчатке сегодня мы наблюдаем сбалансированную легитимную кампанию, и это свидетельствует о продуманности штаба Солодова. Вести выборы в конкурентной кампании, добившись при этом спокойной социально-политической обстановки в крае, – это не просто исключение рисков, но и ситуация, когда все «риски» конвертировались в плюсы для штаба Солодова.

Стоит отметить технологическую эффективность в ситуации эпидемии. Штаб Солодова смог выстроить правильную и успешную тактику работы в условиях коронавируса. Применение новой технологии работы с сетью во время сбора подписей при вынужденном отказе от классического поквартирного обхода. Работа с ближним кругом, с акцентом на друзей и знакомых позволила качественно организовать процесс и собрать более 15 тыс. подписей, из которых штаб, по сообщениям его функционеров, отбраковал лишь 20%, тогда как обычно обратная ситуация и брак составляет, как правило, 80%. Штаб Солодова, получается, отобрал из этого массива идеальные подписи для избиркома. Очевидно, что технология будет использоваться также для агитационной и мобилизационной кампании.

– А что вы скажете о контактах руководства Камчатки с высокопоставленными чиновниками России? Интерес к Камчатке в последнее время проявили многие: президент России, премьер-министр, министр обороны…

– Здесь, на мой взгляд, интересно другое: как команде Солодова удалось использовать все ресурсы, чтобы эффективно донести результаты от встречи с президентом, от визита в регион премьера Мишустина и министра обороны Шойгу. Не нужно говорить, что визиты высокопоставленных лиц в регион всегда являются и подтверждением интереса Москвы к региону, что для Камчатки сверхважно, и лоббистского потенциала руководства края. По итогам Солодову удалось сформировать сразу несколько отличных кейсов, позиционирующих нового камчатского врио как настойчивого лоббиста, которому Федерация помогает в решении многолетних проблем края.

Врио губернатора Камчатки Владимир Солодов в настоящий момент получил беспрецедентную поддержку из федерального центра: деньги на газификацию, здравоохранение, развитие инфраструктуры в целом. Не просто перечень обещаний, а финансирование и программы с конкретными сроками завершения. Но важен сам подход по конвертации выделенных средств в конкретные социально-экономические проекты главы Камчатки, а не просто в стройку. Для людей этот формат ближе и понятнее, потому что они уже проходили историю с «просто стройками», к примеру, краевой больницы, которую так и не достроили. Солодов хорошо чувствует запрос людей, но в то же время мы не видим попытки объять необъятное, которой злоупотребляют многие новые губернаторы, пока нащупывают те самые «точки роста». При этом Солодов и не перебрасывает все ресурсы на решение одной глобальной задачи, как это было принято, например, у губернаторов старой формации, которые полагали, что надо взять за основу один «локомотивный» проект, развивать его и всячески пиариться на нем.

– Региональные политические эксперты, как, впрочем, и рядовые жители Камчатки, обсуждая нового главу региона, отмечают еще несколько принципиальных моментов: его открытость, взвешенную кадровую политику и акцент на запуск так называемых проектов быстрых побед. Что вы скажете об этом?

– Открытость глав регионов, их доступность и близость к гражданам, их способность быстро реагировать на обращения являются приоритетом в работе всех глав регионов, не только Владимира Солодова. Этого от губернатора требует Кремль, но при этом конкретную тактику «приближения к жителям» каждый губернатор выбирает, конечно, самостоятельно… У Солодова вообще открытость нового типа. У него очень логичная и выстроенная тактика работы «на земле», начиная от открытости власти, здесь, как пример, его прямые эфиры с аппаратных совещаний в «Инстаграме», анонсы всех его рабочих поездок и сбор предложений от людей до конкретных проектов типа «Камчатка в порядке». Эта интернет-платформа стала альтернативой бюрократическим механизмам взаимодействия руководства края с людьми. Система прозрачная, позволяет отслеживать запрос с момента подачи до назначения встречи с чиновником и решения проблемы. Сама эта история эффективна не только из-за ограничения контактов в период ковида, сейчас все регионы, по сути, стараются перейти в онлайн. И этот формат позволяет полностью автоматизировать процесс и сделать его открытым для людей.

Ведь чаще всего чиновников обвиняют именно за невозможность достучаться. Подход Солодова по выстраиванию обратной связи с людьми очень верный, он не заигрывает с ними, а использует это общение как возможность погружаться самому в проблемы, чтобы потом решать их. Он человек новый на Камчатке, и это скорее его плюс.

Если же говорить о кадровой политике, то Солодов задал и тренд на открытые конкурсы на замещение руководящих должностей, где участвовать могли все желающие жители как полуострова, так и всей страны. Речь идет не просто о публичном отборе правительственных чиновников, практика которого уже существует в некоторых регионах страны, а о новом формате подбора кадров, и он касается практически всех сфер государственного влияния на Камчатке. Таким образом были отобраны сначала директор крупнейшего природного парка региона «Вулканы Камчатки», затем главный архитектор края, следом руководитель Агентства по туризму и внешним связям.

Солодов демонстрирует взвешенную кадровую политику, грамотно и поступательно обновляет команду региональной администрации. Пока не было ни одного популистского кадрового решения. Понятно, что люди всегда жаждут «жертв» и громких увольнений от новой власти, но Солодов очень взвешенно меняет команду. Очевидно, что увольнения еще будут и ротация команды неизбежна, но эффективные люди сохранят посты в правительстве – те, кто пройдет экзамен на профпригодность.

Еще одна технологическая особенность работы команды Солодова – большой объем так называемых проектов быстрых побед. «Город для жизни», «Доступная рыба», «Подарки для новорожденных», «Подарки для первоклассников» и прочее позволяют охватить разные категории жителей, а на Камчатке живут люди, не искушенные вниманием. Эта технология позволяет за короткий срок не просто раздать перечень обещаний, а показать реальные действия главы региона.

Вот смотрите, например, Солодов запустил так называемый Центр развития Камчатки (ЦРК), и это можно смело привести как пример эффективной коммуникации и с рядовыми жителями края, и с элитами. Команда Солодова создала ЦРК не только как реальный механизм формирования программы развития края. По сути, это еще одна новация Солодова по коммуникации и созданию обратной связи с жителями, элитами – формат создания совместной программы развития. Сама тема не нова для регионов, классический метод, которым повсеместно пользуются, однако штаб Солодова пошел дальше, создав отдельную структуру – ЦРК, где аккумулировал лучшие умы региона. С начала июля на площадке ежедневно проходят стратегические сессии по различным социально-экономическим темам, итоговые решения обсуждений экспертов автоматически передаются в работу. Система сбора запросов и проблем от населения предполагает и предложения по их решению, то есть люди не просто жалуются главе региона, но и предлагают свои варианты решения проблемы. Политически это очень правильный ход: Солодов одновременно интегрирует людей в процессы и делит с ними ответственность за эту работу.

– Вы говорите много о плюсах работы Солодова и его команды…

– Поверьте, это заслуженно…

– Не спорю, но ведь есть в крае пока проблемы, с которыми не все так успешно. Что бы вы назвали в качестве сложных тем, с которыми легко Владимиру Солодову разобраться не получится?

– Сложная тема – это поддержка коренных малых народов Севера. В состав Камчатского края входит Корякский округ, в прошлом Корякия. В первую очередь недовольство представителей КМНС вызывает ситуация с распределением рыбных квот и мест для традиционной рыбалки. Они говорят, что им недостаточно рыбы, чиновники называют их браконьерами. Недовольство этой группы отсутствием, по их мнению, поддержки со стороны государства, недостаточного финансирования поселков, отсутствующей медицинской помощи на местах, завышенными ценами на продукты и сложной транспортной доступностью.

Вторая сложная тема: на территории края много военных частей различных родов войск – от пограничников до стратегических, почти треть населения – военные и члены их семей. Их проблемы – отсутствие благоустройства военных поселков и недоступность современных городских благ, недостаток качественного жилья, дефицит качественного образования и здравоохранения... Это целый клубок проблем военных поселков, которые копились годами.

Еще одна беда Камчатки – транспортная доступность, убитые дороги. Основная трасса, которая начала строиться между Петропавловском-Камчатским и Мильково только после личного поручения президента. Остальные дороги внутри полуострова остаются в ужасном состоянии, это сотни километров грунтовки или зимника, доступного только в зимние месяцы. Уже несколько лет идет и конца не видно строительству зимника Анавгай – Палана, соединяющего западную и восточную часть полуострова, без него продукты и товары доставляются морским транспортом в период открытой навигации, что не лучшим образом влияет на стоимость продуктов и качество жизни в этих поселках. Не в лучшем состоянии и местное авиасообщение, аэропорты и взлетные полосы требуют реконструкции, летный парк – обновления, при этом цены для местных могут достигать 30 000–40 000 руб. и еще выше для туристов.

Проблем на Камчатке немало, именно поэтому мне нравится, как команда Владимира Солодова взялась за дело. Если удастся держать такой темп в развитии региона в ближайшие годы, думаю, Камчатке это принесет ощутимую пользу.

Версия для печати
Эксперты: руководство Республики Алтай опоздало с реакцией на вотум недоверия губернатору Хорохордину
Депутат Госсобрания Республики Алтай Елена Цуприкова, ранее подписавшая предложение выразить недоверие главе региона Олегу Хорохордину, отозвала свою подпись. В результате количество парламентариев, поддерживающих импичмент, уменьшилось до 13. Подписей такого количества депутатов недостаточно для созыва внеочередной сессии и рассмотрения вопроса о вынесении вотума недоверия. В то же время депутат Госсобрания Виктор Ромашкин заявил, что процедура отзыва подписей не регламентирована и вопрос о вотуме должен быть рассмотрен. Наблюдатели отмечают, что на Цуприкову могло быть оказано давление. Политобозреватель Сергей Михайлов считает, что реакция властей республики, в том числе и давление на депутатов, запоздала и «теперь вся Россия знает, что впервые за несколько лет происходит попытка импичмента губернатора».