прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
27 ноября 2015

Политобозреватель: Кремлю не удается роль миротворца между Меняйло и Чалым

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Севастопольский губернатор Сергей Меняйло наложил вето на принятый заксобранием закон «Об особо охраняемых природных территориях», несмотря на то, что на принятии документа настаивал полпред Олег Белавенцев. Политобозреватель Борис Рожин увидел в этом отражение конфликта между исполнительной и законодательной властью города и неудачную попытку полпредства следовать генеральной линии из АП, выступив в качестве миротворца.

Губернатор Севастополя Сергей Меняйло наложил вето на принятый заксобранием закон «Об особо охраняемых природных территориях». Принять документ требовал полпред президента в Крымском округе Олег Белавенцев.

Ранее «Клуб Регионов» сообщал, что комиссия при полпреде провела в Севастополе проверку по жалобам местных жителей Владимиру Путину. Напомним, в августе инициативная группа «Служу Севастополю» собрала более 22 тыс. подписей горожан под обращением к президенту с просьбой привлечь к ответственности чиновников, якобы виновных в «разграблении» Севастополя и его «хищнической застройке».

По итогам проверки комиссия пришла к выводу, что жалобы жителей Севастополя на «критическую» ситуацию вокруг особо охраняемых природных территорий «являются в основном обоснованными», и потребовала от городских властей принять закон «Об особо охраняемых природных территориях».

Меняйло, однако, заявил, что принятый парламентариями законопроект противоречит федеральному законодательству, а также Земельному и Лесному кодексам РФ.

Спикер закса Алексей Чалый, комментируя решение Меняйло, заявил: «Своим решением губернатор в очередной раз продемонстрировал, что интересы отдельных близких к нему чиновников и бизнес-структур стоят выше стратегических интересов города. Новое же в сегодняшнем положении дел то, что он ставит эти интересы и выше рекомендаций межведомственной комиссии, созданной по инициативе администрации президента».

Политобозреватель Борис Рожин полагает, что действия Меняйло не стоит расценивать как выражение конфликта с Белавенцевым. Эксперт заметил, что инициатива о принятии этого закона исходила от команды Чалого. «В данном случае Белавенцев, скорее, поддерживал линию управления по внутренней политике АП, чтобы стороны наконец-то прекратили балаган и начали работать, но конфликтная логика возобладала, поскольку этот закон можно было принять в рамках сглаживания отношений», – сказал Рожин.

Эксперт напомнил, что в августе конфликт между Меняйло и Чалым разгорелся с новой силой, и тогда федеральный центр его «притушил». «Когда конфликт набирает обороты, Кремль садит Меняйло и Чалого за стол переговоров и просит одного наладить совместную работу, а другого – не превращаться в Навального. Наверняка в Москве понимают, что у обоих разные подходы к видению ситуации, но не хотят жертвовать кем-то из них в угоду другому. Понятно, что можно и Меняйло убрать, и Чалого отстранить от принятия решений. Но Москва в этом не заинтересована. Она продолжает выступать в роли миротворца, но конфликтная логика никуда не уходит, и даже законы, которые реально нужны городу, становятся жертвами этого конфликта, что печально», – резюмировал Рожин.

Версия для печати