Неверов:  наши коллеги могут сосредоточиться на ведении избирательной кампании, а не только на поиске спонсоров у себя в регионе
3 апреля 2014

Губернаторы-коррупционеры в СМИ и в жизни

Фото: РИА Новости

На фоне публикаций в СМИ, намекающих на причастность к коррупционным схемам губернатора Астраханской области Александра Жилкина и главы Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова, «Клуб Регионов» узнал мнение экспертов в области борьбы с коррупцией, насколько уязвимы региональные руководители к коррупционным проверкам.

Губернатор Астраханской области Александр Жилкин и глава Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов на этой неделе стали главными героями антикоррупционных материалов в СМИ. Так, информагентство «Астрахань. Онлайн» сообщило, что Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального занялся исследованием недвижимости и бизнеса астраханского губернатора и его близких.

Результаты исследования, по данным издания, станут «подарком» для главы региона – их опубликуют накануне губернаторских выборов.

Следом электронная газета «Версия» сообщила о том, что в КЧР практикуется т.н. 30-процентный «губернаторский налог» для министерств и ведомств со всех проектов. При этом издание отмечает, что несмотря на то, что официальный доход Темрезова составляет 70 тыс. руб. в месяц, «все члены многочисленной семьи губернатора раскатывают по республике на новеньких «мерседесах». «Вызывает недоумение, почему правоохранительные органы, имея в распоряжении более чем скромные цифры в декларации о доходах Рашида Темрезова, до сих пор еще не поинтересовались, откуда у главы региона могли взяться деньги на столь щедрые презенты», - говорится в материале издания.

Конечно, Жилкин и Темрезов не первые и, наверняка, не последние региональные главы, которых так или иначе обвиняют в коррупции под молчаливый аккомпанемент правоохранительных органов. В связи с этим «Клуб Регионов» поинтересовался мнением экспертов, могут ли подобные обвинения в СМИ повлиять на губернаторов и насколько уязвимы региональные руководители к антикоррупционным проверкам.

Сегодня в России есть губернаторы, замешанные в коррупционных схемах, уверен член Общественной палаты РФ, участник межкомиссионной рабочей группы по развитию системы общественного контроля и противодействию коррупции, член центрального штаба Общероссийского народного фронта Иван Мохначук. «За 11 лет, пока губернаторов назначали, наверное, кое у кого из них стало рыльце в пушку. Наверное, эти губернаторы что-то «прихватизировали», уже обжились, поскольку они соответствовали каким-то требованиям отдельных чиновников в Москве и их никто не трогал. И сегодня, идя к выборам, им, безусловно, есть где и что спрятать», - поделился своим мнением эксперт.

Генеральный директор центра антикоррупционных исследований и инициатив «Транесперенси Интернешнл Россия» Елена Панфилова считает, что к антикоррупционным материалам и расследованиям «уязвимы в той или иной степени все [губернаторы]», а иногда даже «неожиданно уязвимы». По словам эксперта, все зависит от того, насколько подтверждена информация о коррупционной составляющей: «Иногда бывает такая информация, что губернаторы садятся. У нас есть такие прецеденты: и тульский губернатор [Вячеслав Дудка], и еще целый ряд губернаторов и вице-губернаторов».

«Но, с другой стороны, мы все понимаем, что поскольку речь идет о политических должностях, то довольно сложно соблюсти баланс между антикоррупцией и политикой. Иногда какие-то антикоррупционные расследования вдруг начинаются, а оказывается, что это борьба за политическое влияние и наоборот», - подчеркнула Панфилова. При этом она добавила: «Не секрет, что такие большие расследования инициируются даже властью или обществом в связи с тем, что надо подать сигнал тому или иному губернатору: «Веди себя аккуратнее. Ты нам еще нужен, но к тебе есть вопросы».

«Это, конечно, довольно увлекательно, обсуждать наличие каких-то лишних квартир и машин, но мы можем только пообсуждать, но нужно понять, правда это или нет», - отметила Панфилова и посоветовала в случае подозрения, «что у губернатора не все чисто и есть потенциальные коррупционные дополнительные источники дохода, и это можно каким-то образом хотя бы чуть-чуть документально подтвердить», обращаться в недавно созданное в администрации президента управление по противодействию коррупции. «Мы трижды по разным региональным историям обращались и получали достаточно адекватные ответы», - поделилась опытом Панфилова.

Между тем депутаты в Астрахани и КЧР заявили «Клубу Регионов», что их губернаторы вряд ли могут быть заподозрены в коррупции. Депутат народного собрания КЧР от партии КПРФ Сергей Ласков обратил внимание на то, что информация, подобная опубликованной в «Версии», обязательно бы «выплыла» где-то еще. «Я слышал ранее об «откатах», но чтобы 30% - это нереально сделать никому. Мне лично ничего неизвестно о том, чтобы глава республики подобным занимался», - сказал депутат.

Руководитель фракции «Справедливая Россия» в астраханской областной думе Олег Шеин, в свою очередь, отметил, что «Жилкин никогда не рассматривался как глубоко коррумпированный губернатор, особенно на фоне того, что происходило в мэрии все эти годы». «Я буду удивлен, если исследование фонда Навального покажет какие-то новые грани по благосостоянию Жилкина и его семьи. Мне кажется, предпосылки для этого весьма нешироки», - заявил Шеин.

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.