ФСБ:  двое неонацистов собирались пройти боевое обучение в Донбассе и устроить террористический акт в Калининградской области
2 февраля 2017

Леонид Поляков: Уверенность в победе Путина создает риск недостаточной явки на выборы

В КПРФ запустили процесс обсуждения кандидата, который представит партию на президентских выборах 2018г. Председатель партии Геннадий Зюганов свои намерения пока четко не сформулировал. Несколько раз менял решения о своем выдвижении руководитель ЛДПР Владимир Жириновский, но в итоге решил идти на выборы сам. Глава «Справедливой России» Сергей Миронов решения по выборам пока не принял. При этом четко о своем желании участвовать в них уже заявил председатель «Яблока» Григорий Явлинский. Политолог, доктор философских наук, член Экспертного совета Фонда ИСЭПИ Леонид Поляков поделился с «Клубом Регионов» мнением, что грядущие выборы президента не обойдутся без привычной «большой оппозиционной четверки». Победа Владимира Путина при этом совершенно очевидна, но уверенность граждан в ней создает риск недостаточно высокой явки, предупреждает эксперт.

«Вероятность того, что в президентских выборах в 2018г. будет участвовать привычная «большая (оппозиционная) четверка» (Зюганов, Жириновский, Миронов и Явлинский), – в диапазоне 80–100%. Законодательство о партиях требует от них регулярного участия в избирательных кампаниях всех уровней, и нет оснований предполагать, что кто-либо из лидеров КПРФ, ЛДПР, СР и «Яблока» не выставит свою кандидатуру. По крайней мере меньше чем за год до начала избирательной кампании не видно серьезных причин, по которым лидеры «большой четверки» не пойдут на выборы. Жириновский и Явлинский уже определенно заявили о своем участии. Зюганов должен идти на выборы, чтобы поддержать имидж КПРФ как оппозиционной партии № 1. Функция Миронова на президентских выборах понятна, и он продолжит ее выполнять. Полный состав окончательного бюллетеня по голосованию пока предсказать трудно, но наличие этой четверки, на мой взгляд, гарантировано.

Конкурентная борьба на выборах в 2018г., тем не менее, всё равно будет. Просто диапазон поддержки каждого из системных оппонентов Путина можно заранее определить, ориентируясь на голосование по партийным спискам на выборах в Госдуму в сентябре 2016г. Зюганов и Жириновский – в пределах 13% каждый, Миронов – в пределе 6%, Явлинский – 2–3%. Исходя из этих цифр можно уверенно прогнозировать результат Путина в диапазоне 65–75%. Означает ли такая предсказуемость исхода президентских выборов, что их конкурентность, прозрачность и легитимность ставится под вопрос? Отнюдь: таков совершенно объективный «расклад» политических сил в РФ в условиях «посткрымского консенсуса». Легитимность президента Путина нынешняя и будущая (четвертый срок) зависит не от непредсказуемости исхода выборов и не от наличия равносильного конкурента, способного набрать больше 50% голосов. Сама процедура выборов остается значимой, но именно их предсказуемость означает, что легитимация Путина имеет, так сказать, метаэлекторальный характер.

Сами выборы дают возможность сторонникам других кандидатов проголосовать в их поддержку, но наличие консолидированного «путинского большинства» превращает выборы в де-факто плебисцит. Что, кстати, создает риск недостаточно высокой явки: если окажется слишком много уверенных в конечном результате, то даже при полной и искренней поддержке Путина многие могут счесть собственную явку как бы необязательной. Случай проигрыша Анатолия Собчака Владимиру Яковлеву в 1996г. отчасти (при всей специфике питерской ситуации и несопоставимости фигур тогдашнего питерского губернатора и нынешнего российского президента) иллюстрирует эту возможность.

Для того чтобы выборы-2018 стали «реальными», то есть перешли из формата предсказуемого плебисцита в формат непредсказуемого решения относительного «народного большинства», нужно предположить три различных сценария.

Первый. Резкое падение рейтинга действующего президента (доверие и одобрение деятельности в совокупности).

Второй. Кратный рост поддержки думской оппозиции (КПРФ и ЛДПР прежде всего) – например до 25% каждой партии соответственно.

Третий. Появление антисистемного кандидата, способного (подобно Трампу в США) мобилизовать половину электората против истеблишмента в целом. Такого кандидата невозможно вырастить в «пробирке» на Старой площади. Но так же невозможно представить, чтобы за оставшийся год появился условный «Навальный», способный перетянуть на себя весь системно-оппозиционный плюс несистемный плюс традиционно абсентеистский электорат.

Реализация первого сценария требует радикального экономического кризиса, который мгновенно и резко ухудшит материальные условия большинства россиян, поставя их на грань физического выживания. И при этом значимое большинство должно будет связывать этот кризис с прямым просчетом или ошибкой президента.

Реализация второго сценария возможна в условиях радикального экономического кризиса, помноженного на кризис политический, когда резкое обрушение президентского рейтинга подтолкнет системную думскую оппозицию к отчетливо выраженной антипрезидентской кампании (вплоть до инициативы импичмента).

Третий сценарий предполагает социально-политическую катастрофу, в условиях которой наступает зримая дисфункция основных государственных институтов, массовые уличные протесты охватывают столицы и региональные центры, и, самое главное, в этот момент появляется фигура альтернативного национального лидера, обеспеченного разветвленной, дееспособной, многочисленной организационной структурой.

Ни один из этих сценариев не имеет шансов реализоваться в обозримый (до марта 2018г.) период.

Общий вывод: избрание Путина на четвертый срок в 2018г. пройдет в формате плебисцита при той конкуренции, которая реально возможна при наличии безусловного национального лидера, поддержка которого обеспечена прежде всего и главным образом его конкретными делами. Должна быть соблюдена абсолютная прозрачность всего процесса с исключением любых попыток «корректирования» итогов голосования с целью «выслужиться». Явка выше 50% даст легально-электоральную легитимность, хотя по-настоящему значимой в глазах путинского большинства останется легитимность метаэлекторальная. То есть победный итог будет восприниматься как подтверждение личного доверия каждого избирателя в отдельности и всего про-путинского электорального пула президенту Путину. Такова специфика наличного российского политического контекста и национальной политической (демократической) культуры».

Версия для печати
Москва
политолог

Политолог, доктор философских наук, член Экспертного совета Фонда ИСЭПИ