t.me/clubrf
Сергей Миронов:  за что чиновникам из Чувашии такие привилегии, за какие поразительные успехи?
22 августа 2019

Илья Гращенков: В регионах с крепкими позициями ЕР власть вряд ли будет формировать парламенты по мажоритарному сценарию

Российский фонд свободных выборов, одним из учредителей которого является ЦИК, опубликовал проект Кодекса о выборах и референдумах. Одно из предложений, которое обращает на себя внимание: отмена смешанной системы на выборах в региональные парламенты. Это дает регионам право проводить выборы целиком по мажоритарным округам. А при сохранении партийных списков по ним разыграют не более 25% депутатских мандатов. Политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков полагает, власть в каждом регионе будут «вручную» принимать решение о формировании парламента. «В регионах, где сильны позиции «Единой России»: в Крыму, Севастополе, Чечне, – ну зачем там одномандатники?» – говорит эксперт.

«Рейтинги «Единой России» падают, и избирать депутатов от партии власти стало проблемно. Один из вариантов решения этой проблемы – создание альтернативной партии или союза партий, а второй – перевод выборов на одномандатную систему, когда речь идет персонально о депутатах, не очень ассоциированных с партией. Это, с одной стороны, облегчит избрание на местах, но с другой – серьезно нагрузит администрации регионов или районов. Ну представьте: если в регионе проходят выборы, то администрация губернатора должна курировать избрание минимум половины законодательного собрания, а это, как правило, не менее 20–30 человек, а то и больше, плюс выборы в муниципалитетах. А выборы каждого депутата при такой системе означают самостоятельную кампанию, личный контроль и так далее.

Сейчас можно увидеть, к чему такая система привела на выборах в Мосгордуму, которые идут как раз по мажоритарному сценарию. «Единая Россия» там не выдвинула никого, все идут одномандатниками, и в результате получилось, что у каждого какая-то своя самостоятельная кампания, каждый сам себе технолог, их ничто не объединяет. И люди не очень понимают, почему они должны за этих людей голосовать как за власть, чем они объединены? Если «Единая Россия» худо-бедно объясняла: «мы – команда Путина», «мы – команда Собянина», «мы – за реновацию», то сегодня это какие-то разрозненные люди, каждый из которых дудит в свою дуду: один борется с какой-то локальной проблемой, другой выступает с критикой чуть ли не самого Собянина. Все это как-то дезориентирует рядового избирателя.

Так что, я не уверен, что перевод полностью на мажоритарные округа – это прямо выход для власти. Возможно, будет, как всегда, принято какое-то среднее решение: «мажоритарка» плюс списки. Но, с другой стороны, это тоже чревато рисками, потому что, как мы видим, партия уже не вытягивает нужный процент, к тому же придется разбиваться кампанию: и за одномандатниками следить, и смысловую кампанию вести.

В общем, куда ни глянь – везде для власти больше вызовов и рисков, чем каких-то решений. Но, с другой стороны, деваться некуда, ведь альтернативных партий нет и новые подходы надо как-то начинать тестировать. Так что, думаю, что этот доклад Фонда в некотором роде подсвечивает ситуацию в регионах. Но я думаю, что всё будут регулировать в ручном режиме. В регионах, где сильны позиции «Единой России»: в Крыму, Севастополе, Чечне, – ну зачем там одномандатники? Там вполне можно оставить выборы по спискам. А там, где совсем сложно и у «Единой России» ниже 20%, как сейчас в Москве, там будут использовать промежуточные варианты.

Как реализация предложений Фонда повлияет на несистемную оппозицию? У нас и так есть масса фильтров, чтобы не допустить ее на выборы, но по большому счету здесь вопрос скорее к общественности. Потому что раньше власть просто боялась нарушать какой-то хрупкий баланс, явно не допуская людей до выборов. В этом и состояло бодание с оппозицией – она чувствовала, что нужна власти для поддерживания образа демократичности, поэтому на большие нарушения никто не шел, а там, где это было можно, время от времени оппозиция что-то получала. Сегодня, когда оппозиция означает для власти исключительно «госдеп», оранжевую революцию и маргиналов, которых власть готова не пускать даже силовыми методами, смешно думать, что с ней будут церемониться в регионах, когда установка на федеральном уровне вполне понятна.

Поэтому я думаю, что если оппозицию продолжат вытеснять на улицу, показывая, что до выборов ее никогда не допустят, то на них новая система избрания парламентов никак не повлияет, поэтому вся оппозиционная деятельность будет осуществляться в виде митингов, бойкотов и критики, как у Навального, который ушел в расследования. Все в целом ведет к смещению вектора делегитимизации власти, показывает, что власть на всех уровнях – это абсолютно коррумпированные чиновники, которые при помощи выборов решают только проблему распределения ресурсов. Оппозиция в этих условиях действует только в качестве силы, привлекающей международное внимание, но для самих россиян оппозиция выполняет только роль подсветки проблем, нежели имеет какие-то реальные электоральные перспективы».

Версия для печати