Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
10 сентября 2013

Владимир Слатинов: «На столичных выборах Кремль сам себя перехитрил: вместо лояльного Прохорова он получил радикального Навального»

Эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов считает, что организованная Кремлем кампания по досрочным выборам мэра Москвы «оказалась провальной». Отодвинув от участия в них «системного и лояльного» Михаила Прохорова, федеральный центр получил «абсолютно нелояльного и даже радикального» Алексея Навального, который теперь вошел в «высшую лигу» российских политиков и стал «безусловным лидером внесистемной оппозиции».

«Кампания оказалась провальной для Кремля и для тех, кто выступил с ее идеей. Главной задачей кампании была легитимация Собянина. Сценарии кампании менялись, но надо сказать, что все эти сценарии поломал господин Навальный.

Первоначально был «блицкриг» со статистами-конкурентами из системных партий. Затем, когда Навальный включился в борьбу, сценарий поменялся на «убедительную победу», легитимированную участием Навального, который при этом сам мало набирает и сам себя дискредитирует. Потом, когда Навальному удалось радикально изменить повестку дня и провести яркую кампанию, и все понимали, что он будет на втором месте, был сформулирован компромиссный вариант, который звучал так: победа Собянина при успешном выступлении Навального. Это был некий компромисс, когда Собянин становится легитимным мэром, а Навальный тоже имеет успех в районе 15-18%, которые давали ему ведущие соцслужбы. И этот вариант устроил бы, даже при том что многим в Кремле не хотелось легитимации Навального в качестве лидера внесистемной оппозиции. Но Навальный и этот сценарий поломал.

То, что мы наблюдаем сегодня, - это неубедительная победа Собянина и триумф Навального. Полтора процента Собянина, с учетом всех обстоятельств подсчета голосов поздней ночью и ранним утром, действительно заставляют многих сомневаться, преодолен ли этот 50-процентный барьер. И этот очень серьезный осадок останется на протяжении всех последующих лет и, конечно, будет фактором, отравляющим собянинскую легитимность. Навальный же стал фактическим, моральным победителем. Он вошел в высшую лигу российских политиков. Понятно, что в символическом смысле его фигура сопоставима с руководителями системных думских партий. Причем на фоне того, что они сплошь почти пенсионеры, это особенно выгодно для господина Навального. Он стал безусловным лидером внесистемной оппозиции, его теперь сложно будет изолировать, и ему сложно будет отказать в регистрации партии. Навальный превратился в такой сильнодействующий реальный фактор российской политики.

Я бы вообще сказал, что в этой кампании Кремль сам себя перехитрил. Причем перехитрил дважды. В первый раз – начав кампанию и допустив Навального. Ведь кампания (по досрочным выборам мэра) воспринималась как превентивное воспрепятствование победе Михаила Прохорова (лидер «Гражданской платформы» заявлял о готовности принять участие в выборах мэра Москвы в 2015г. – Прим. «КР»). Левада-Центр говорит, что у Прохорова было только на старте 20%. Прохоров мог в 2015г. победить, и Кремлю этого не хотелось накануне федерального избирательного цикла 2016-2018гг. Поэтому Прохорова оттерли от кампании, объявив ее досрочный характер. Но вместо лояльного системного господина Прохорова Кремль получил теперь абсолютно нелояльного и даже радикального Навального.

Во второй раз Кремль перехитрил себя с явкой на выборах. Единый день голосования 8 сентября замышлялся как политическая технология, суть которой сводится к искусственному занижению явки. В этих условиях низкой явки и нашествия спойлеров на региональные и муниципальные выборы протестный электорат раскалывается, а властный мобилизуется. И таким образом власть получает возможность выигрывать все кампании. Эта схема в целом в России сработала. И бравые отчеты о победе «Единой России» почти повсеместно – это результат того, что володинская реинкарнация нашей манипулятивной системы выстрелила.

Но в Москве это манипулирование явкой сыграло злую шутку. Потому что электорат Навального оказался более мобилизованным. А электорат Собянина оказался более расслабленным. Это привело к тому, что Навальный получил больше самых оптимистичных прогнозов.

Может быть, Собянину и следовало бы провести второй тур, при том  что у него больше шансов его выиграть. Но Кремль будет против. Потому что это означало бы политическую катастрофу. Мы видим, что очередная реинкарнация манипулятивной системы работает и в этом новом выборном цикле: власть выполнила задачу сохранения своей монополии и несменяемости. Поэтому значимость московских выборов и морального триумфа Навального заключается в том, что Москва продемонстрировала ровно противоположный тренд. И это имеет огромное политическое значение».

Версия для печати