Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
4 октября 2013

Константин Калачёв: «Кремль хочет встроить Ройзмана в систему общероссийской политики. Что еще нужно Куйвашеву?»

По мнению политолога, руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, «дирижером» демарша депутатов гордумы, оспоривших законность утверждения Евгения Ройзмана мэром, выступил губернатор Евгений Куйвашев. Однако вскоре глава региона был вынужден сменить тактику на совершенно противоположную. Он встретился с новым мэром и пообещал ему всестороннюю поддержку после того, как в Москве «ему объяснили, что дальнейшая конфронтация не в его интересах».

«На самом деле накануне, перед тем как Куйвашев встретился с Ройзманом и заявил, что готов оказать ему всяческую поддержку, губернатор был в Москве. И у меня есть подозрения, что ему там объяснили, что дальнейшая конфронтация не в его интересах.

Дело в том, что дирижировал депутатами от «Партии пенсионеров за справедливость» и «Справедливой России» сам губернатор. Это активно обсуждается на екатеринбургских сайтах и ни для кого не секрет. Собственно говоря, к представлению прокуратуры он, губернатор, тоже имеет самое прямое отношение. Это моя гипотеза, но, думаю, здесь я не ошибусь.

В принципе речь идет не только о проблеме Ройзмана. Речь идет о распределении комиссий в городской думе, где идет борьба между условными «городской» и «областной» партией. Для Куйвашева Ройзман не единственная проблема. Есть еще замглавы администрации города Владимир Тунгусов, «серый кардинал» Екатеринбурга. И каждая из сторон использует союзников в гордуме: у Куйвашева это Александр Бурков и Евгений Артюх, лидеры соответственно «СР» и «Партии пенсионеров» в регионе. У «городской» партии – часть депутатов-единороссов.

Собственно говоря, они увязли в борьбе и за деревьями перестали видеть лес. Это касается в первую очередь губернатора. Но Москва хотела бы, чтобы из Екатеринбурга прекратился поток плохих новостей, чтобы там все между собой сами как-то договорились. И губернатор в этой ситуации, неважно, самостоятельно или под давлением, переориентировался и сделал правильный ход.

Если говорить о том, что касается суда: если речь идет о легитимности первого заседания, то это все вопросы юридической казуистики. Но есть вопрос политической воли. И насколько я понимаю, политическая воля проявлена. Не так давно руководитель администрации президента Сергей Иванов, давая интервью, заявил, что Ройзман и Навальный – это разные вещи, что Ройзман честно победил. Насколько я понимаю, предполагается, что Ройзман вполне может быть встроен в систему городскую, региональную, собственно, вообще в общероссийскую политическую систему в качестве одного из адекватных участников политического процесса. Что еще нужно для региональных властей, чтобы уловить сигнал? Мне кажется, сигнал был послан вполне недвусмысленный.

Ситуация вокруг Ройзмана разрядится, а вот борьба «городских» и «областных» будет продолжена, правда, уйдет под ковер. Будут стараться меньше привлекать к этому внимания и меньше раздражать федеральный центр. А то придет лесник и всех разгонит. Я думаю, новости об отношениях губернатора и мэра больше не будут напоминать сводки с поля боевых действий. Конечно, какие-то претензии друг к другу, связанные с предысторией, могут сохраняться, но они не будут выноситься на публику.

Более того, замечу, на днях я был в эфире «РБК»: я был в студии, а Ройзман выходил на связь по телефону. Там я тоже давал характеристику событиям в Екатеринбурге, и Ройзман в принципе согласился со мной. Но он прокомментировал ее очень сдержанно, именно в отношении губернатора. То есть Ройзман как раз не стал валить все на Куйвашева, и это говорит о том, что Ройзман первым проявил гибкость и готовность к компромиссам».

Версия для печати