Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
11 марта 2015

Владимир Слатинов: Арест Хорошавина не последняя весточка с антикоррупционного фронта

В февральском рейтинге от фонда «Петербургская политика» ключевым событием месяца признано «повышение активности правоохранительных органов в отношении местных элит». Политолог Владимир Слатинов считает это продолжением старого тренда, который усилился в связи с кризисом и обостряющейся борьбой за ресурсы.

«Я соглашаюсь с [главой фонда «Петербургская политика»] господином Виноградовым. Более того, я считаю, что это перемещение [внимания] началось раньше, не в феврале этого года. Мы понимаем, что антикоррупционная повестка была особенно сильно политически чувствительной до Крыма и Украины. Более того, политическая чувствительность этой темы для населения была не самой выгодной для власти. Мы знаем, что очень активно эту тему прорабатывал господин Навальный, более того, эта тема была для него одной из самых выигрышных и перспективных.

В общем, власть это осознавала. Во-первых, с момента возвращения Владимира Путина на третий срок довольно серьезно изменилось антикоррупционное законодательство. И это как раз пришлось на 2012, 2013 и 2014гг. Во-вторых, очень активно этим начал заниматься Общероссийский народный фронт. Более того, в грозу губернаторов превратился не столько Следственный комитет, сколько ОНФ. И ситуация с задержанием губернатора Сахалина Александра Хорошавина лишний раз это подтвердила.

Я хочу напомнить, что практически у всех губернаторов, которые были отстранены от должностей в последние пару лет, первоначально были проблемы с ОНФ. Наиболее яркий пример – это господин Денин из Брянской области. Но и остальные товарищи, здесь я имею в виду Василия Юрченко и Сергея Боженова, они в общем-то имели соответствующие претензии от ОНФ.

Так что антикоррупционная повестка в отношении губернаторов активно существует с 2013г. как некая составляющая российского политического процесса. Тут еще важно отметить, что экономическая стагнация наметилась еще в 2013г., а экономические санкции действовали уже в прошлом году. И опять-таки то, что можно назвать сокращением ресурсов в нынешней политико-экономической системе, тоже началось с прошлого года. Так что совершенно естественно, что антикоррупционная риторика и политика в исполнении прежде всего ОНФ была все более активной в 2014г. Просто в прошлом году она была не так видна на фоне украинских событий.

Что же касается нынешнего года и такого демонстративно-показательного ареста Хорошавина, то я бы сказал, что это продолжение и усиление старого тренда, нежели новый тренд. Для этого есть две причины. Во-первых, украинская повестка дня не уходит из политического пространства, но население от нее уже явно устает – просто невыносимо становится включать телевизор и видеть в российских новостях новости с Украины. Видимо, российские власти ищут новые выигрышные для себя темы, и антикоррупционная тема, безусловно, чрезвычайно важна.

Вторая причина – это усиление кризиса. Понятно, что этот кризис будет сложнее, чем прошлый, понятно, что он будет только нарастать и он долгоиграющий. Поэтому губернаторов, с одной стороны, нужно принудить к большей дисциплинированности в отношении публичных финансов и в целом соблюдения антикоррупционных стандартов.

В-третьих, в отношении особенно ресурсно значимых регионов заметно усиление борьбы разных групп интересов и использование антикоррупционной проблематики как усиление средств этой борьбы.

Так что, возможно, господин Хорошавин не последний, и в этом смысле губернаторский корпус должен быть начеку. В силу обостряющейся борьбы за ресурсы, Сахалин – это не последняя весточка с антикоррупционного фронта».

Версия для печати