прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
23 сентября 2014

Основные направления внутренней политики России 2012–2014гг.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД

ЦЕНТР РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина

Институт социальных и политических наук

Департамент политологии и социологии

Кафедра теории и истории политической науки

Центр прикладной политологии

Мухаметов Руслан Салихович

ВВЕДЕНИЕ

Доклад «Основные направления внутренней политики России в 2012–2014гг., подготовленный Центром региональных политических исследований УРФУ и Центром прикладной политологии, ставит своей целью описать основные направления политического развития страны в указанный период.

Основной текст доклада представляет собой описание основных тенденций внутренней политики России в этот период, а также их причин.

Первое направление, которое наблюдается в российской внутренней политики, – консервативная волна. Она проявляется в принятии законопроектов, направленных на защиту населения от внешнего (западного) влияния.

Во-первых, судебный процесс и приговор участницам панк-группы Pussy Riot. 21 февраля 2012 года пять девушек пришли в храм Христа Спасителя в Москве и, надев маски, провели так называемый «панк-молебен» «Богородица, Путина прогони». Хамовнический суд Москвы приговорил трех участниц акции к двум годам лишения свободы в колонии общего режима, признав их виновными в хулиганстве.

Во-вторых, принятие закона о защите чувств верующих. Согласно данному закону, человеку, который публично оскорбит религиозные чувства граждан, грозит либо штраф в размере до 300 тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо лишение свободы на срок до 3 лет. Осквернение объектов религиозного почитания может грозить нарушителю штрафом от 100 тысяч до 500 тысяч рублей, либо обязательными работами на срок до 400 часов, либо лишением свободы на срок до 5 лет. Одним из главных поводов для принятия подобного законопроекта стало дело участниц Pussy Riot.

В-третьих, принятие ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Документ налагает запрет на популяризацию нетрадиционных форм сексуальных отношений среди несовершеннолетних. В частности, за такую пропаганду грозит штраф для граждан в размере от 4 до 5 тысяч рублей, для должностных лиц – от 40 до 50 тысяч рублей, для юридических лиц – от 800 тысяч рублей до одного миллиона рублей.

В-четвертых, 3 июля 2013 года Президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, направленный на защиту детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Федеральным законом вводится запрет на усыновление (взятие по опеку или попечительство) детей лицами, состоящими в союзе, заключённом между лицами одного пола.

С нашей точки зрения, принятие данных законов являлось ответом на протестную волну конца 2011 – начала 2012 годов. Это серия протестных акций, прошедших в период с 5 декабря 2011 года по 6 мая 2012 года (митинги на Чистых прудах, Болотной площади, проспекте Академика Сахарова, «Марш миллионов» и т.д.). По данным социологов, преобладающей группой на акциях были люди, которые придерживались либерально-демократических взглядов. Большинство участников митингов имели высшее образование. Главным источником информации о митингах для протестующих был Интернет. Подавляющее большинство протестующих были заняты в коммерческой сфере и достаточно высоко оценивали свое материальное положение. Как видно из представленных данных, протестующие отличались от большинства российского населения: по своей активности (уже потому, что они вышли на митинг), образованию, степени включенности в различные коммуникативные сети, благосостоянию и политическим предпочтениям. Отсюда возникли идеи про «креативный класс» и «рассерженных горожан». Предвыборный штаб Путина (протестная волна началась сразу после думских выборов и перед президентскими) решил противопоставить «сетевым хомячкам» (так называли «злые языки» представителей столичного «креативного класса»), либеральному меньшинству консервативное большинство, человека труда, остальной частью населения, которое во все большей степени рассматривается в качестве опоры власти.

Второй тенденцией внутренней политики России является расширение возможностей властей по ограничению нежелательного для Кремля контента в сети Интернет. Что на это указывает?

Во-первых, регистрация (добровольная) интернет-сайтов в качестве средств массовой информации. Иными словами, сайт может быть зарегистрирован как СМИ только в том случае, если его владельцы сами подали соответствующее заявление. Если сайт не получил или не обратился за регистрацией, он не является СМИ.

Во-вторых, с 1 ноября 2012 года в России функционирует Единый реестр интернет-сайтов, содержащих информацию, распространение которой на территории России запрещено. Речь идет о детской порнографии, инструкциях по суицидам и по изготовлению наркотиков. В этом случае возможно досудебное закрытие сайтов.

В-третьих, с 1 августа 2013 года действует «антипиратский закон», который позволяет блокировать интернет-сайты, на которых нелегально размещены фильмы и ссылки на них.

В-четвертых, с 1 февраля 2014 года действуют нормы, расширяющие основания для блокировки интернет-сайтов. Причиной досудебной блокировки может стать информация, которая, по мнению властей, содержит призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности и участию в массовых (несанкционированных) мероприятиях.

В-пятых, с 1 августа 2014 года популярные блогеры стали приравниваться к средствам массовой информации. Блогерам, у которых более 3 тыс. читателей, придется работать по правилам СМИ: соблюдать правила предвыборной агитации, не распространять экстремистские материалы, маркировать свои издания по возрастной категории. В случае нарушения закона предусматривается штраф от 10 до 30 тыс. руб. для физических лиц и от 50 до 300 тыс. руб. для юридических. В случае повторения нарушения – от 30 до 50 тыс. руб. для физических и от 300 до 500 тыс. руб. для юридических лиц.

Наконец, президент России Владимир Путин подписал закон, вводящий реальные тюремные сроки за призывы к экстремизму в Интернете. В старой редакции уголовная ответственность наступает за публичные (в том числе с использованием СМИ) призывы к экстремизму и возбуждение ненависти. Теперь зафиксировано, что публичными считаются и высказывания в Интернете. За данное преступление будут грозить принудительные работы или лишение свободы на срок до пяти лет.

Как нам представляется, интернет-пространство в России (особенно соцсети, микроблоги и т.д.) остается той средой, где представители оппозиционных сил могут относительно свободно выражать свои политические предпочтения. Кроме того, соцсети сыграли большую роль в организации акций протеста в конце 2011 – начале 2012 годов. Поэтому принятие данных законов является, с одной стороны, ответом властей на митинговую активность, а с другой, работой по недопущению повторения подобных акций в 2016–2018 годах, когда будут следующие парламентские и президентские выборы.

Третье направление – это ужесточение законодательства о митингах. Что об этом говорит? Во-первых, 8 июня 2012 года Владимир Путин подписал закон, который усиливает ответственность за нарушение правил при организации и проведении митингов. Согласно новым правилам, максимальный размер административного штрафа для граждан составляет до 300 тысяч рублей, для юридических лиц – до одного миллиона рублей. Закон запрещает участникам публичных акций использовать маски и иным образом скрывать свое лицо, приходить на митинг в состоянии опьянения. Кроме того, местная власть должна выделить специальные места для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений.

Во-вторых, 22 июля 2014 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, ужесточающий наказание за нарушение порядка организации митингов, демонстраций, шествий и пикетов. Так, за неоднократное нарушение порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования грозит штраф в размере от 600 тысяч до 1 миллиона рублей, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет. До этого момента в Кодексе РФ об административных нарушениях за нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий была установлена административная ответственность.

Наконец, президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон, которым ужесточается ответственность за организацию массовых беспорядков. Согласно тексту документа, организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, подготовка к организации таких массовых беспорядков или участия в них наказывается лишением свободы от 8 до 15 лет. Ранее максимальный срок составлял 10 лет.

По нашему мнению, на принятие данных законопроекта повлияли два фактора. Первый – воспоминания об акциях протеста 2011–2012 годах. Второй – это ответная реакция Кремля на украинские события. Евромайдан показал, что акции протеста могут привести к смене власти в государстве. С целью недопущения подобного сценария в России в Кремле решили принять превентивные меры.

Четвертым направлением является ужесточение регулирования деятельности НКО. В подтверждении данного утверждения приведем несколько фактов.

Во-первых, 21 июля 2012 года Владимир Путин подписал закон, который обязал НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа, принимать статус «иностранных агентов» с занесением в специальный реестр. По этому закону после того, как Минюст или прокуратура выявили у НКО функции иностранного агента, они выносят ей предупреждение о необходимости подать заявление о включении в реестр иностранных агентов. Если НКО предписание не выполняет, то на нее налагается штраф.

Первыми организациями, получившими штраф за отказ регистрироваться в качестве иностранного агента, стали ассоциация «Голос» и фонд «Костромской центр поддержки общественных инициатив». В апреле 2014 года Конституционный суд признал соответствующими Основному закону требования закона регистрироваться в качестве иностранных агентов для НКО, получающих средства из-за рубежа и занимающихся политической деятельностью.

Во-вторых, в июне 2014 года вступил в силу закон, который предоставляет Минюсту право вносить некоммерческую организацию в реестр иностранных агентов по результатам проведенной проверки. Иными словами, в случае если Минюст или прокуратура обнаружат, что НКО соответствует критериям иностранного агента, организация будет принудительно включена в реестр иностранных агентов. На основании этого закона Министерство юстиции РФ внесло в перечень НКО – «иностранных агентов» несколько общественных организаций. В список включены:

Автономная некоммерческая научно-исследовательская организация «Центр социальной политики и гендерных исследований»;

Автономная некоммерческая организация «Научный центр международных исследований «ПИР»;

Автономная некоммерческая организация «Юристы за конституционные права и свободы»;

Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС»;

Калининградская региональная общественная организация «Экозащита-Женсовет»;

Межрегиональная Ассоциация правозащитных общественных объединений «АГОРА»;

Межрегиональная общественная организация Правозащитный Центр «Мемориал»;

Некоммерческая организация Фонд «Костромской центр поддержки общественных инициатив»;

Некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ»;

Региональная общественная организация в защиту демократических прав и свобод «ГОЛОС»[1].

Таким образом, для России на данном этапе характерна, говоря о взаимодействии государства и «третьего сектора», модель «борьбы с противником». В рамках этой модели представители государства видят в лице независимых НКО, особенно правозащитного толка, не желающих «встраиваться» в патерналистскую модель, опасность для собственной власти и стараются осложнить их деятельность или даже их закрывать. При этом финансирование из международных фондов трактуется как превращение такой организации в «агента иностранного влияния».

Пятой тенденцией внутренней политики России можно считать политические репрессии против отдельных представителей внесистемной оппозиции, лидеров и участников протестной волны конца 2011 – начала 2012 годов. Согласно Закону РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991г., политические репрессии – различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам. Под политическими мотивами понимаются реальные основания неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

а) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;

б) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Можно выделить несколько способов борьбы российской власти с теми оппонентами и критиками, которые не идут на диалог с ними.

Первый способ – запрет на профессию. Так, 24 февраля 2014 года Владимир Путин подписал закон, запрещающий гражданам, отбывшим наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, в течение длительного времени баллотироваться в губернаторы и президенты РФ. По принятому закону лица, осужденные за тяжкие преступления, смогут баллотироваться по истечении 10 лет со дня снятия или погашения судимости, а осужденные за особо тяжкие преступления – по истечении 15 лет.

Второй способ – помещение под домашний арест. В качестве примера можно привести лидера оппозиционного движения «Левый фронт» Сергея Удальцова, который находился под домашним арестом с 9 февраля 2013 года, и Алексея Навального (с 28 февраля 2014 года и по настоящее время). Данная мера пресечения предполагает запрет пользоваться сетью Интернет, мобильным и домашним телефонами, а также осуществлять почтовые отправления. Иными словами, главная цель этого способа – информационная изоляция лидеров протестной волны 2011–2012 гг. и представителей внесистемной оппозиции.

Третий способ – реальные сроки. Такое наказание получили организаторы и участники акций протеста в рамках т.н. «Болотного дела». Так, 9 ноября 2012 года Максим Лузянин был приговорён к 4,5 года. 25 апреля 2013 Константин Лебедев Мосгорсудом приговорён к 2,5 годам (6 мая 2014 года вышел досрочно из СИЗО). 24 февраля 2014 года Замоскворецкий суд Москвы назначил восьми фигурантам «болотного дела» от трех лет и трех месяцев условно до четырех лет колонии. 24 июля 2014 года Мосгорсуд признал виновными в организации массовых беспорядков координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова и помощника депутата Госдумы Леонида Развозжаева. Они получили по 4,5 года колонии. В августе 2014 года Замоскворецкий суд Москвы вынес приговор второй партии фигурантам «болотного дела», обвиняемым в массовых беспорядках на Болотной площади Москвы в 2012 году. По решению судьи Алексей Гаскаров и Александр Марголин проведут в колонии 3,5 года, Илья Гущин – 2,5 года, Елена Кохтарева приговорена условно к 3 годам и 7 месяцам.

Таким образом, политические репрессии носят точечный характер и направлены на организаторов протестной волны и представителей радикальной оппозиции.

Шестой тенденцией внутренней политики России в 2012–2014гг. является «национализация элит». Это термин используется для условного обозначения ряда законодательных инициатив, вводящих ограничения для чиновников. В частности, весной 2013 года президент РФ Владимир Путин подписал закон о запрете для лиц, занимающих государственные должности, иметь счета и активы за рубежом. Под действие запрета попадают президент, глава правительства, генпрокурор, их заместители, губернаторы, мэры городов, депутаты всех уровней и т.д. Однако данная категория граждан может иметь недвижимое имущество за пределами РФ, но такое имущество должно быть задекларировано.

4 августа 2014 года вступил в силу закон о двойном гражданстве. Согласно этому закону, гражданин РФ обязан в двухмесячный срок уведомить ФМС о наличии второго гражданства или вида на жительство в другом государстве. За утаивание паспорта иной страны предусмотрена теперь уголовная ответственность.

«Национализация элит» обусловлена тем, чтобы госслужащие, особенно участвующие в обсуждении вопросов суверенитета и национальной безопасности, были как можно меньше связаны и зависимы от иностранных государств и как можно больше от России.

Седьмым направлением является пересмотр избирательного законодательства. Первым под пересмотр попал законопроект о возвращении прямых губернаторских выборов. В апреле 2012 года по инициативе президента России Дмитрия Медведева был принят федеральный закон, предусматривающий возвращение прямых выборов глав регионов. Правда парламентарии ограничили круг лиц, которые смогут баллотироваться на этот пост. В частности, выдвижение кандидата от партии или самовыдвиженца должны поддержать от 5% до 10% муниципальных депутатов. 2 мая 2012 года президент Медведев подписал данный федеральный закон. Однако в апреле 2013 года уже президент Владимир Путин подписал закон, наделяющий регионы правом выбирать губернатора не прямым голосованием населения региона, а голосованием в местном парламенте по нескольким кандидатурам. Здесь необходимо отметить, что второй вариант неофициально предназначен только для ряда регионов, главным образом, республик Северного Кавказа.

Вторым под пересмотр попал закон, освобождающий политические партии от сбора подписей для участия в любых выборов, за исключением президентских. 2 мая 2012 года Президент России Дмитрий Медведев подписал закон, который освобождал партии от необходимости собирать подписи во всех случаях, кроме участия в президентских выборах. Однако уже 24 февраля 2014 года президент Владимир Путин подписал закон, по которому для участия в выборах депутатов ГД партиям придется собрать подписи не менее 200 тысяч избирателей. От данной процедуры освобождаются те партии, которые на ранее прошедших парламентских выборах получили не менее 3% голосов или провели хотя бы одного депутата в региональный парламент. В итоге без сбора подписей не прошла ни одна федеральная кампания.

С нашей точки зрения, возвращение прямых губернаторских выборов и либерализация партийного законодательства – это был ответ российских властей на требования о демократизации, прозвучавшие в ходе митингов на Чистых прудах (5 декабря 2011 г.) и на Болотной площади (10 декабря 2011 г.). Данный ответ был озвучен 15 декабря Владимиром Путиным во время прямой линии и 22 декабря Дмитрием Медведевым в послании к Федеральному собранию. Они были призваны снизить напряженность и показать готовность власти к диалогу с гражданским обществом. В том, что эти законы были пересмотрены, нет ничего удивительного, т.к. они были инициированы не под воздействием внутренних позывов, а под влиянием внешних факторов. Поэтому после спада протестных настроений, которые и явились причиной либерализации политической системы, у властей не стало необходимости следовать этим законам в том виде.

Восьмой тенденцией стало расширение полномочий президента и спецслужб. В частности, президент получил право по представлению генпрокурора назначать региональных прокуроров. До этого их назначал сам генпрокурор. Кроме того, президент получил право представлять Совету Федерации кандидатуры на должности заместителей генпрокурора. Ранее заместители генпрокурора назначались самим генпрокурором. Кроме того, были расширены полномочия сотрудников ФСБ, которые получили право не только проверять удостоверяющие личность документы, но и проводить личный досмотр граждан и находящихся при них вещей, досмотр транспорта, если есть основания подозревать этих лиц в совершении преступлений. До сих пор это было прерогативой сотрудников МВД. Расширение полномочий и возможностей ФСБ рассматривалось как оперативная мера на теракты в Волгограде. Первый из двух взрывов в Волгограде прогремел утром 29 декабря 2013г. на железнодорожном вокзале. В результате теракта погибли 18 человек. Взрыв рейсового троллейбуса на следующий день унес жизни еще 16 человек.

С нашей точки зрения, новые возможности сотрудников ФСБ могут использоваться не только по прямому назначению (антитеррористическая деятельность), но и для борьбы с нелояльными Кремлю лицами.

Наконец, последним направлением выступает запрет в стране на исторические дискуссии. 26 января 2014 года, накануне празднования 70-летней годовщины освобождения Ленинграда от фашистской блокады в 1944 году, на сайте и в эфире телеканала «Дождь» появился опрос. Аудитории предложили ответить на вопрос: «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?». Представители всех думских фракций единогласно осудили опрос телеканала «Дождь», назвав его кощунственным и оскорбляющим память ветеранов Великой Отечественной войны. После этого о прекращении сотрудничества с телеканалом объявили многие кабельные сети.

С точки зрения власти, телеканал «перешел красную линию». Тема блокады Ленинграда, а в более широком контексте – победы Советского Союза в Великой Отечественной войне относится к числу священных для значительной части российского общества. Это один из немногих вопросов, которые носят консенсусный характер. В понимании власти – это своего рода «духовная скрепа», которая способствует консолидации общества. Поэтому поставленный «Дождем» вопрос воспринимается властью чуть ли не как «вражеский». Кроме того, как нам представляется, опрос явился и поводом наказать оппозиционный телеканал. «Дождь» считается одним из последних СМИ, представляющих точку зрения внесистемной оппозиции (он обнародовал антикоррупционные расследования Алексея Навального). Другими словами, данное СМИ вызывало сильное неприятие своими симпатиями лидерам протестного движения и критичной по отношению к власти позицией.

Результатом стал закон о «реабилитации нацизма», который 5 мая 2014 года был президентом подписан. В соответствии с новым нормативно­правовым актом, лица, одобряющие преступления нацистских преступников или отрицающие их, а также распространяющие заведомо ложную информацию о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, должны наказываться штрафом в размере 300 тысяч рублей или лишением свободы на срок до трех лет.

Как нам представляется, данный закон формально оформляет «победу СССР в ВОВ» от посягательств ее пересмотреть или поставить под сомнение или уменьшить роль СССР в разгроме гитлеровской Германии. Праздник 9 мая и тема победы в ВОВ является главной объединяющей, цементирующей субстанцией российского общества. Другие даты и события отечественной истории на данный момент либо разъединяют граждан либо не являются актуальными. Поэтому основной месседж данного закона – руки прочь от «священной коровы».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, для внутренней политики страны в 2012–2014 годах характерны следующие тенденции:

консервативная волна;

расширение возможностей властей по ограничению нежелательного для Кремля контента в сети Интернет;

ужесточение законодательства о митингах;

ужесточение регулирования деятельности НКО;

политические репрессии против отдельных представителей внесистемной оппозиции, лидеров и участников протестной волны конца 2011 – начала 2012 годов;

«национализация элит»;

пересмотр избирательного законодательства;

расширение полномочий президента и спецслужб;

запрет в стране на исторические дискуссии.

Авторство:

ЦЕНТР РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина

Институт социальных и политических наук

Департамент политологии и социологии

Кафедра теории и истории политической науки

Центр прикладной политологии

Мухаметов Руслан Салихович

Версия для печати
Главное