Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
6 февраля 2012 | Архив

Болотная: за честную революцию

Фото: km.ru

Холодно, товарищи, холодно!

А. Блок, «Двенадцать»

4 февраля, несмотря на мороз, в Москве запахло «арабской весной». Стало ясно, что думские и президентские выборы, честные или не очень, радикальную оппозицию на самом деле не интересуют – на Болотной под лозунг «Россия без Путина» репетируют революцию.

Эффект оттепели

Нетрудно проследить, что с тех пор, как в России началось противостояние государства и политически активной части общества, глухой ропот переходил в мощный протест всегда после либерализации режима. Отмена крепостного права и реформы 60-70-х гг. 19 века породили гигантскую волну террора, жертвой которого стал и сам император-освободитель. Результатом хрущевской оттепели явилось диссидентское движение. Горбачевская перестройка выстроила целую систему антигосударственных общественных и политических объединений. Попытка твиттер-президента Медведева «добавить воздуха» в политическую систему закончилась формированием мощного антипутинского фронта.

Во всех случаях так называемая передовая часть общества осталась недовольной переменами «сверху», выставила власти свои, более радикальные требования и определилась с путями их реализации. Из пассионарной молодежи второй половины 19 века, с самоубийственным восторгом отрекшейся от самого святого для русского человека – Бога и царя, никого, кроме террористов, получиться и не могло. Шестидесятники, на всю жизнь напуганные одними разговорами про гулаговские лагеря, в которых сгинули многие из их отцов, предпочитали трусливо держать «фигу в кармане», встраиваясь до поры в советскую систему. Лидерам Болотной площади скрывать свое недовольство режимом нет нужды – власть в припадке либерализма создала для протеста настолько комфортные условия, что среди противников Путина оказались не только откровенные конформисты, но и еще более откровенные гей-активисты (или пассивисты, кто их поймет). Силы реакции в минувшую субботу олицетворял только 20-градусный мороз, однако революционные вожди демонстрировали ему полное презрение, стоя на трибуне без шапок, как на похоронах. То, что им нужна именно революция, а не реформы и «честные выборы», 4 февраля стало ясно со всей беспощадной очевидностью.

Путину идти некуда

Разумеется, в резолюции митинга, как и среди лозунгов, не было ничего о насильственной смене власти. Но беглый анализ озвученных требований убеждает в том, что Болотная – репетиция именно революции и ничего иного. Чего хотят протестующие? Отставки Владимира Чурова и отмены результатов думских выборов. Затеянная оппозицией дружная травля председателя ЦИК насколько отвратительна, настолько и безосновательна – ни одного факта фальсификации результатов голосования по указанию Чурова нет, да и в принципе не выявлено масштабных нарушений. Требование перевыборов – вообще апофеоз бессмыслицы. Ведь на самых честных выборах вновь победят единороссы, а если даже представить, что партия власти потеряет большинство в парламенте (о чудо!), то усилятся в результате коммунисты, да может еще справороссы. Что, либеральная оппозиция ради Зюганова с Мироновым старается? Своей партии, способной пройти в Думу, у «бандерлогов» нет, как нет и достойного кандидата в президенты, а примкнувший к ним Явлинский даже подписи как следует собрать не сумел.

Чего еще хочет Болотная? Освободить политзаключенных. Опять плохо играют, «не верю». Для либеральной тусовки всегда существовал только один узник совести – Ходорковский, остальных вспомнили лишь теперь, ради приличия.

Без фальши звучит только один лозунг - «Россия без Путина!», а также его варианты: «Путина в отставку!» и «Путин, уходи!». Эти требования, больше похожие на заклинания, 4 февраля Болотная скандировала с упоением. Лозунги вообще сочиняют люди с богатой фантазией, но здесь воображение, видно, било через край. Как представляют себе завсегдатаи Болотной этот процесс? Встанет Путин и скажет: «Надоели вы мне, бандерлоги, ухожу я от вас». Нет? Тогда как же возможна отставка законно избранного президента (а в том, что именно в этом качестве нынешний премьер будет пребывать после выборов, сомневаться глупо)? Ответ известен: противники Путина заранее объявили выборы 4 марта нелегитимными. Самое забавное, что одновременно требуют зарегистрировать Явлинского. Но противоречия на самом деле нет: они знают, что «яблочнику» отказали законно, и догадываются, кто победит. А если мед неправильный, то и пчелы такие же. Итоги голосования не признают и сделают это максимально громко – уже запланирован послевыборный митинг. «Я, кстати, понял, что есть простой способ свергнуть режим: нужно в течение месяца каждую субботу выходить на митинги», - откровенно написал в своем блоге один из революционных вождей Алексей Навальный. Дальше он пытается шутить, но от этого слово «свергнуть» не меняет своего значения.

Зондер-Интернационал

Угроза революции, переворота, «оранжевой катастрофы» – дело не в терминах – угроза эта сегодня для России настолько очевидна, что говорить об этом как-то даже неудобно. Впрочем, сто лет назад о ней говорили не меньше, и чем кончилось? Опыт Февраля доказывает, что наличие яркого лидера и единого координирующего центра для начала революции вовсе не обязательно – она рождается в толпе, на площадях. Опыт Октября говорит, что власть в конечном итоге остается у какой-то одной политической силы, обладающей решимостью ради этой власти пролить море крови. В ком найдут союзников новые Ленины с Троцкими? Матросы нынче не те, солдат тоже вряд ли распропагандировать получится – им «норковые шубки» классово не близки. Но зачем вспоминать 1917-й, когда есть совсем свежие примеры. Кто обеспечил успех революций в Тунисе, Египте? Кто «освободил» Ливию от Каддафи? Кто поддерживает вооруженную оппозицию в Сирии? Сценарий «арабской весны» написан на Западе: Хиллари Клинтон неутомимо клеймит диктаторов, Совбез ООН штампует нужные резолюции, натовские летчики, закаленные в боях с контрреволюцией, бомбят без промаха. Такая вот смесь Интернационала с зондеркомандой.

Однако для свержения власти по ближневосточному варианту (косовскому, грузинскому, украинскому) недостаточно желания местных революционеров и одобрения американских защитников свободы во всем мире. Необходимо еще наличие «революционной ситуации», в терминологии советских учебников истории. А она может сложиться, только если Путин совершит какую-то очень грубую ошибку, настроив против себя не 30 тысяч москвичей плюс «музыканта Юру», а большую часть народа. Но это крайне маловероятно, поэтому весна в этом году будет, скорее всего, самая обыкновенная, русская.

Николай Кузнецов  

Версия для печати