прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
30 марта 2012 | Архив

Лишние билетики

Фото: gorod.tomsk.ru

Похоже, Дмитрий Медведев ошибся, прогнозируя, что «очень скоро сам по себе термин «внесистемная оппозиция» отойдет в прошлое». Лидеры протеста не намерены занимать в политическом театре предложенные им места, предпочитая оставаться на сцене.

Вопросы взаимодействия власти с оппозицией кажутся Медведеву важными настолько, что он подробно остановился на них в ходе своей пресс-конференции в Сеуле, где вообще-то совсем не российские внутриполитические проблемы обсуждались, а глобальная ядерная безопасность.

По мнению уходящего с поста, но не из команды Владимира Путина, президента, «оппозиция, если она есть и действует на основе законов, включая закон о политических партиях, другие законы, в любом случае системная». «А тот, кто законов не соблюдает, – тот преступник, а не внесистемный оппозиционер», - добавил Медведев. По сути, он настойчиво порекомендовал всем противникам действующей власти занять конструктивную позицию, встроиться в реформируемую политическую систему.

Что будет из себя представлять эта обновленная и, как предполагается, более либеральная властная конструкция? Да, в общем, то же самое, что мы наблюдали все последние годы: основные решения принимает Путин, «Единая Россия» штампует спускаемые сверху законы, парламентская оппозиция спорит для приличия с большинством, но каждый раз неохотно уступает. Если не касаться исполнительной ветви (возврата губернаторских выборов), то либерализацию режима почувствуют на себе лишь непарламентские партии – после вступления в силу закона о новом порядке регистрации вместо трех нынешних их официально станет несколько десятков, а может, и более ста.

Закон уже одобрен Советом Федерации, президент подпишет его, как ожидается, в начале апреля, на очередной встрече с представителями незарегистрированных пока партий. Власть усиленно демонстрирует готовность к сотрудничеству с оппозицией и ждет от нее того же, а именно перехода от митинговой активности к бурной партийной деятельности. Логика Кремля понятна: пока Удальцов, Навальный, Немцов и прочие лидеры протеста зовут людей на улицу, они непредсказуемы и опасны, как только их энергия будет направлена на организацию съездов и подготовку к выборам, они станут беззубыми и ручными. При этом вероятность успешного выступления на следующих думских выборах любой по-настоящему оппозиционной партии ничтожна. Если уж «Яблоко» не может попасть в Госдуму, что говорить о будущих политических карликах численностью от пятисот человек.

С первого дня обсуждения законопроекта всем было понятно, что избиратель неизбежно заблудится в темном лесу из ранее неизвестных, но громких, порой экзотических, а то и просто идиотских партийных названий. В министерство юстиции поступило уже больше восьмидесяти заявок, и такая нездоровая активность не может не настораживать. Но, похоже, основной смысл упрощения порядка регистрации как раз и заключается в политическом обесценивании партий, которое литератор и оппозиционер Эдуард Лимонов назвал «мошеннической эмиссией». Другие внесистемные деятели тоже что-то подозревают и не спешат становиться системными. Один из сопредседателей ПАРНАСа Михаил Касьянов сообщил в своем Twitter, что партия не примет участия в апрельской встрече представителей незарегистрированных политических сил с президентом. Понятно, что и без Касьянова обойдутся, но ведь, кроме него, в руководство ПАРНАСа входят и Борис Немцов, и Владимир Милов, и Владимир Рыжков. То есть те самые политики, которых мы уже привыкли видеть на трибунах антипутинских митингов.

Не похоже, что готов встроиться в систему и самый энергичный лидер протеста Сергей Удальцов. Он хоть и принимал участие в первой встрече незарегистрированных партий с Медведевым, но ручным пока не стал, а даже наоборот, готовит «марш миллионов».

В общем, поторопился президент с заявлением о скором отмирании термина «внесистемная оппозиция» - если есть такое явление, то и понятие никуда не денется. Другое дело, что власть не видит в новой политической конфигурации места для таких сил: «Тот, кто законов не соблюдает, – тот преступник, а не внесистемный оппозиционер». Ну а если все-таки соблюдает, если на согласованные митинги народ выводит, с ОМОНом не сражается, но режим легитимным не признает и карликовую партию регистрировать принципиально не желает? С такими как быть? Нет ведь такой статьи в УК - отказ от конструктивного сотрудничества с властью.

Политическое значение непарламентских партий благополучно обесценили, но приобретать дешевые билеты на галерку спешат далеко не все. Иные по-прежнему готовы совсем без билета место в партере занять и даже на сцену взобраться – привыкли уже к славе. Правда, желающих согреться в лучах софитов слишком много, и эта склока тщеславных политиков укрепляет режим гораздо сильнее заявлений о том, что скоро внесистемной оппозиции совсем не станет. «Власть - подлецы, какие-то лидеры оппозиции - остолопы, есть несколько мерзавцев», - со всей искренностью русского писателя сформулировал Эдуард Лимонов.

Александр Егоров 

Версия для печати