прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
3 апреля 2012 | Архив

Нелюбимая

Фото: bfm.ru

Провалившаяся в Ярославле «Единая Россия» задумалась о ребрендинге, но смена макияжа вряд ли поможет вернуть любовь избирателей партии, которую разлюбил даже Путин.

На выборах мэра Ярославля беспартийный Евгений Урлашов с разгромным счетом (69,67% против 27,78%) победил представителя «Единой России» (ЕР) Якова Якушева. Стало ясно, что снижение популярности партии власти, о котором заговорили после думских выборов в декабре, не просто результат колебаний электоральных симпатий, а тревожная тенденция.

Вице-спикер Госдумы, член бюро высшего совета ЕР Олег Морозов продемонстрировал политическую трезвость, отметив, «что в России появляется достаточно мощная и эффективная оппозиция». И что же делать единороссам? Оказывается, «партия должна стать более гибкой и идеологически более понятной», и для выработки этой обновленной идеологии в ЕР готовы на широкую дискуссию и даже на внутрипартийный референдум.

Готовность единороссов идти на самые решительные меры ради спасения своего тонущего корабля заслуживает уважения. Однако недоумение вызывает сама формулировка поставленной задачи: «стать более гибкой и идеологически более понятной». Как будто у «Единой России» была полноценная идеология, которая по какому-то недоразумению (возможно, Навальный во всем виноват) стала избирателю не очень понятной. И теперь нужно лишь внести ясность, растолковать получше людям, что, мол, не партия жуликов и воров, а партия … А кого, на самом деле? Ведь сам по себе бренд «Единая Россия» говорит об идеологии не больше, чем любое другое словосочетание – «Тихий океан», например. Ну хорошо, при желании можно счесть название партии власти свидетельством ее патриотических устремлений. Только что же тут оригинального? Любая действующая политическая сила в нашей стране в той или иной мере эксплуатирует державную риторику, хотя в связи с предельным упрощением регистрации следует ожидать появления фриков, борющихся, скажем, за отмену всех границ. Но городские сумасшедшие в своих партпсихушках и останутся, расфасованные по пятьсот человек, а до выборов дойдут, разумеется, только серьезные игроки.

Проблема отсутствия внятной идеологии, на самом деле, касается не только «Единой России», но и тех партий, у которых она вроде бы обозначена прямо в названии. За два десятилетия специфической постсоветской демократии люди привыкли к тому, что «коммунисты» - это на самом деле красные патриоты (что тоже не вносит полной ясности в их политический портрет), а «либерал-демократы» - это авторитарный вождь со своими личными, весьма причудливыми взглядами и команда исполнителей. Да и все остальные идеологические термины, затертые до дыр российскими СМИ и политологами, весьма условны, а бесспорны лишь партийные лидеры: Зюганов, Жириновский, Миронов, Явлинский и примкнувший к ним Прохоров. И голосуют у нас на думских выборах ни за какой не коммунизм или прочий «изм», а за конкретного человека.

У «Единой России» до недавнего времени был Путин, и был он самым «конкретным» в этой компании. За него голосовал избиратель, а в Думе потом сидели и нажимали кнопки серые пиджаки из фракции единороссов, имена которых большинству населения России были и остаются неведомы. Партия власти была за Путиным как за каменной стеной, но в декабре случилось страшное – он бросил ее, поняв, что она уже не так привлекательна в глазах избирателя. В этом председатель ЕР и сам отчасти виноват – доверил Медведеву лидерство в партсписке на думских выборах. Неудача надломила партию, но вместо поддержки и утешения минувшей тяжелой зимой она дождалась от Путина лишь холодного безразличия. Он все еще владеет ею, но уже не любит – ясно всем.

Эта брошенность – главная проблема «Единой России». Заменить Путина в качестве лидера и лица партии некому, не Грызлову же, в самом деле. А в таком состоянии, как сейчас, когда председатель демонстративно сторонится ЕР, помочь ей не сможет никакой ребрендинг. Для избирателя она так и останется сборищем безликих функционеров-карьеристов, какой бы «изм» они себе ни присвоили, как бы ни подстраивались под электорат. Вернуть Путина любой ценой – вот единственный шанс для «Единой России», она ведь партия власти, а Путин и есть власть. Вопрос в том, захочет ли он вернуться. Минувшая президентская кампания убедительно доказала, что человеку, позиционирующему себя как лидера всей нации, партийная поддержка не нужна. Более того, убедительная победа Путина в немалой степени была обусловлена его отстраненностью от ЕР и приближенностью к «простому народу».

И тем не менее, «Единая Россия» еще пригодится Путину, хотя бы потому, что у нее большинство в Думе, а также во множестве региональных и муниципальных парламентов. Кнопки-то кто будет нажимать, как велено? Станет она привлекательнее в глазах избирателей или нет, у избранного президента другой партии власти нет. С нелюбимыми ведь тоже живут.

Александр Старовойтов 

Версия для печати