Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
4 сентября 2012 | Архив

Nihil humani…

Фото: justanews.ru

История с Гудковым наглядно свидетельствует, что сила Кремля не столько в админресурсе, сколько в слабости своих оппонентов, да и верных слуг тоже. Ну, слаб человек, хочет жить красиво, как этим не воспользоваться.

12 сентября состоится судьбоносное для депутата Геннадия Гудкова пленарное заседание Госдумы, которое по сути станет одновременно товарищеским судом и «внесудебной политической расправой», используя терминологию самой «жертвы». Как известно, представителя фракции «Справедливой России» его коллеги из «Единой России» и, вероятно, ЛДПР намерены лишить мандата за предпринимательство, заниматься которым народным избранникам законом запрещено. С требованием изгнать паршивую овцу из стада формально выступила Генпрокуратура, однако всем понятно, откуда ноги растут.

Оппозиционная активность Гудкова не может не раздражать Кремль. Нет смысла изображать удивление – отчего это вдруг гнев власть предержащих обрушился именно на этого борца с режимом, не самого яркого и уж точно не самого опасного. Разумеется, на фоне Навального или Удальцова сытый депутат выглядит отнюдь не революционером. Но вот в чем дело – ни один из этих ярких и опасных в КГБ не служил, и никто из них не занимает пост зампредседателя думского комитета по безопасности. А Гудков служил и занимает, и состоял в ЕР, и является одним из руководителей созданной Кремлем «Справедливой России». При этом, если верить Следственному комитету, выгодно совмещает думскую деятельность с бизнесом. В общем, ныне опальный депутат плоть от плоти той системы, которую он в конце прошлого года вдруг начал беспощадно обличать, взобравшись в белом шарфе на трибуну Болотной.

Понятно, что другим экс-офицером КГБ, остающимся в системе и возглавляющим ее, поведение Гудкова воспринимается если не как предательство, то как грубое нарушение неписаных правил. А это гораздо серьезнее, чем езда по встречке или незаконно установленные мигалки. Здесь мандатом не прикроешься. Не вписавшийся в поворот депутат, скорее всего, вообще вылетит из своего уютного кресла на Охотном ряду.

Мораль басни, казалось бы, предельно проста: переходишь в оппозицию к такому режиму, как путинский, будь готов жертвовать всем, что составляет твое благополучие, от депутатского мандата до семейного бизнеса. Гудков, очевидно, не готов, поэтому в преддверии судьбоносного голосования настрочил пятидесяти депутатам-единороссам, которых «уважает на личном уровне», письма с просьбой не лишать его мандата. Не готов он и отказаться от свежеприобретенного имиджа борца с насквозь коррумпированным режимом. Поэтому, выпрашивая у одних, «хороших» единороссов лояльность к себе, он одновременно посредством своего сына-депутата, верного соратника Дмитрия Гудкова, выкладывает в сеть компромат на других, «плохих» представителей партии власти. Посмотрите, мол, на тех, кто меня из Думы гнать собирается, на всех этих владельцев заводов-газет-пароходов, сами-то они не на депутатскую зарплату живут.

И здесь басня получает свое продолжение, поскольку шкурный интерес антикоррупционного расследования отца и сына Гудковых еще не делает все приведенные ими факты ложью и провокацией. Очень многое похоже на правду. Да и без Гудковых только совсем наивные люди полагали, что народные избранники в самом деле люди из народа и для него же стараются. Обиженные справороссы лишь добавили конкретики в то, о чем и так все догадывались. В сущности, вся эта история представляет собой сеанс взаимного разоблачения двух враждующих групп парламентариев. Причем обе стороны ввязались в конфликт вынужденно: единороссы как часть государственной машины, наехавшей на Гудковых, ну а Гудковы - в качестве самообороны. В результате столкновения и те и другие выглядят некрасиво, смешавшись в некую массу, из которой торчат депутатские мандаты, свидетельства о праве собственности, крупные купюры…

Так что в этой басне есть еще одна мораль, и она стара как мир – слаб человек. И было бы странно, если б алчностью и беспринципностью парламентариев, одинаковой для представителей всех партий, не воспользовался тот, кто взирает на них с кремлевских башен. Не то чтобы он принципиально отличается, но свои слабости лучше умеет скрывать. И так же хорошо умеет вскрывать чужие. Великодушно прощает мелкие грешки, вроде лоббирования депутатом собственного бизнеса, но лишь до тех пор, пока тот не уклонится от линии партии и правительства. Оппортуниста же тычет носом в то, что он наделал, но дает возможность покаяться. Деятельному раскаянию заблудшего очень способствуют преданные сыны партии – им ведь не хочется, чтобы на всеобщее обозрение были выставлены их собственные грехи.

Александр Старовойтов 

Версия для печати
Главное