Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
11 февраля 2013 | Архив

Тест-пилот

Фото: pasmi.ru

«Прохоров — не проект Путина», - не устает повторять лидер «Гражданской платформы», при этом настойчиво тестирует готовность регионов к отказу от национальных «квартир» в пользу «общего дома». В зависимости от реакции президент может предложить стране свой вариант реформы либо демонстративно отмежеваться от подобных инициатив.

Кормить или не кормить?

В конце минувшей недели «Гражданская платформа» Михаила Прохорова опубликовала программный документ, определяющий «стратегические цели и задачи партии». В их числе – реформа административно-территориального деления России, а именно «отмена грозящего распадом России деления по национальному принципу. Общий дом, а не «квартиры-гетто». Тем самым экс-бизнесмен подтвердил, что в этом деликатном вопросе он остался на прежних позициях, о которых заявил еще в октябре на съезде «Гражданской платформы». «Сталинская и ленинская система деления на национальные республики неэффективна в XXI веке. Не лучше ли перейти к делению с точки зрения экономической целесообразности? Возможно, это потребует изменения Конституции и радикального изменения бюджетной системы», - сказал тогда Прохоров.

На первый взгляд – чистый популизм. К тому же лидер «Гражданской платформы» неоригинален. Вот что на эту тему ранее говорил лидер ЛДПР Владимир Жириновский: «Россия должна стать унитарным государством с административным делением на губернии. Нужно уйти от национально-республиканского устройства страны и перейти к территориально-административному. Убрать национальные названия регионов». «Должно быть единое централизованное государство, 40 губерний с населением по 3-4 миллиона, никаких республик, областей, округов. И укрупнение территорий».

Однако не стоит забывать, что у Жириновского либерализм – в названии партии, а у Прохорова – в идеологии, он сам либерал до мозга костей. Необходимость административно-территориальной реформы страны лидер «Гражданской платформы» обосновывает не только политической, но и экономической целесообразностью. Эту и другие свои инициативы он адресует не люмпенам, а «неравнодушным профессионалам» - образованным горожанам, предпринимателям, фермерам. Одним словом, налогоплательщикам, часть которых, исходя из своих интересов, поддерживают лозунг «Хватит кормить Кавказ!». И прохоровский слоган: «Общий дом, а не «квартиры-гетто», - это, в какой-то степени, альтернатива антикавказскому сепаратизму, при том что экс-бизнесмен вовсе не считает нужным поощрять иждивенческие настроения элит дотационных республик. На проблему он смотрит со свойственным ему прагматизмом: «Я вообще считаю нынешнюю политику бюджетных трансфертов ужасающе перекошенной. В Кавказ бесследно уходят миллиарды, тогда как многие русские регионы стоят в упадке, чуть ли не со времен гражданской войны. Считаю, что надо сокращать федеральные дотации этому региону и одновременно до 2020 года освободить там компании и предприятия от уплаты налогов в федеральный бюджет. Чтобы стимулировать развитие местного бизнеса и приток инвестиций. Работающие люди сами себя накормят».

Если сравнить это с тем, что постоянно говорит и пишет на тему Кавказа Алексей Навальный, разница будет невелика. Но Прохоров – системный, он, согласно опубликованной программе, «созидательная, а не разрушительная сила», он выбирает «переговоры, а не баррикады». И даже если его авторская диета для Кавказа - голый популизм, то очень своевременный. Возможно, Прохоров, действительно, «не кремлевский», но в Кремле ему в любом случае должны быть благодарны.

Все равны, но не у всех конституция

Предложенная лидером «Гражданской платформы» реформа административно-территориального устройства РФ касается, разумеется, не только Северного Кавказа, но всей территории страны. И когда Прохоров говорит про необходимость «отмены грозящего распадом России деления по национальному принципу», он не сгущает краски. Установленное советской властью в 1918 году федеративное устройство государства изначально было ущербным, поскольку нарушало начавшиеся при царях интеграционные процессы и закладывало основы будущего сепаратизма.

В Российской Империи, как правило, не делали акцента на этнической принадлежности населения того или иного региона, если это не было, например, Царство Польское или Великое княжество Финляндское. Территории, прочно вошедшие в состав России, обозначались географически: Терская и Кубанская области, Казанская и Уфимская губернии и т.д. Вместо них в РСФСР возникли автономные советские республики – Татарская, Башкирская, Чувашская, Чечено-Ингушская… Границы определялись произвольно. Так, в составе Башкирии едва не оказался Оренбург. И без того в республике преобладает русское население, тем не менее, титульной нацией считаются башкиры.

Сегодня в Российской Федерации 83 субъекта, в том числе 21 национальная республика, 9 краев, 46 областей, два города федерального значения – Москва и Петербург, 4 автономных округа и единственная Еврейская автономная область. По Конституции все регионы равноправны. Однако лишь республику в составе РФ основной закон парадоксальным образом наделяет статусом государства со своей конституцией. Разумеется, такое государство в государстве по факту имеет значительно больше прав, чем рядовая область или край. Согласно статье 68 Конституции РФ, лишь республики вправе устанавливать свои государственные языки: «В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации».

В Татарстане, например, государственным, наряду с русским, является татарский. Школьники, которым посчастливилось родиться в республике, обязаны учить оба языка, независимо от национальности. Знание татарского необходимо «гражданину в Республике Татарстан», в частности, если он решит баллотироваться на пост президента РТ. Кто такой «гражданин в Республике Татарстан»? Да это всякий россиянин, проживающий там. Все дело в том, что, согласно местной конституции, «Республика Татарстан имеет свое гражданство». Может ли Калужская область в своем уставе записать, что у нее свое гражданство? Имеет ли право Краснодарский край именовать себя, подобно Татарстану, «демократическим правовым государством» и заявлять о своем суверенитете? Вопросы, понятно, риторические. А ведь есть еще Башкирия, Дагестан, Чечня и некоторые другие национальные республики, которые, конечно, формально равны с какой-нибудь Рязанской областью, но все же немного равнее.

Существование национальных квазигосударств в составе РФ само по себе провоцирует сепаратистские настроения: велик соблазн сменить декларируемый суверенитет реальной независимостью. Детонатором для этой мины замедленного действия может стать радикальный ислам, который не только на Северном Кавказе, но и в Поволжье уже чувствует себя как дома.

С другой стороны, взорвать ситуацию может как раз попытка унификации регионов, которая на практике будет означать лишение элит национальных республик имеющихся у них привилегий и символов власти. Достаточно вспомнить различную, кое-где болезненную реакцию на закон, запрещающий главам регионов с 2015 года называться президентами. Открыто возражать, впрочем, никто не решился. Возможно, что и перезревшая необходимость возврата к наднациональному принципу административно-территориального устройства страны в Кремле осознается так же остро, как в партии Прохорова. Нельзя исключать и согласованных действий политика и администрации президента. Допустим, он заявил, а они посмотрят, как там, в республиках, отреагируют. В случае чего Путин же и одернет размечтавшегося политика: не время, мол, Конституцию переписывать, у нас Олимпиада не за горами.

Александр Егоров

Версия для печати
Главное