Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
21 ноября 2013

Бес партийный

Византийское лукавство остается главным методом Кремля

Пытаясь выйти в легальное поле, оппозиция сбилась с пути и оказалась в политических дебрях, среди полутора сотен партий, из которых половина ждет официальной регистрации. Призрачный шанс попасть в Думу имеет восьмерка избранных непарламентских партий, приглашенных к Путину, но и они, в большинстве, останутся ни с чем.

Восемь из семидесяти

Готовясь выступить перед Федеральным собранием, Владимир Путин провел серию встреч с представителями партий, чтобы выслушать их жалобы и предложения и, возможно, что-то даже включить в послание. Первоочередное право на аудиенцию у президента получили лидеры парламентских фракций, а 20 ноября эта честь выпала и партиям, не представленным в Госдуме. Таких сегодня большинство: если до либерализации партийного законодательства в стране было только три непарламентские партии, то сегодня их уже 70. И еще 75 оргкомитетов дожидаются регистрации «в приемной» Минюста.

Принятое в начале прошлого года, под влиянием массовых протестных акций, решение – максимально упростить создание новых партий - Путин сегодня считает правильным, поскольку оно позволило «значительным слоям общества» участвовать в политической деятельности. В подтверждение привел статистику: «В выборах (8 сентября) приняли участие 50 непарламентских партий — серьезная цифра, 18 партий провели по партийным спискам своих кандидатов в региональные парламенты, а с учетом одномандатников 27 непарламентских партий представлены в региональных парламентах, шесть из них прошли по партийным спискам в семи из 16 регионов, восемь партий прошли пятипроцентный барьер и сформировали свои фракции».

На встречу с президентом были приглашены лишь эти восемь партий со своими фракциями в заксобраниях, три из которых – давние спутники думской четверки: «Яблоко», «Патриоты России» и «Правое дело». Среди новичков избранными оказались «Гражданская платформа» и «РПР-ПАРНАС» от либералов, «Родина», «Коммунисты России» и «Партия пенсионеров» от условно левых или «народно-патриотических» сил.

Вообще, приглашенные партии не отражают всего политического спектра, да и вряд ли такая задача ставилась. Организаторы встречи, разумеется, стремились продемонстрировать открытость власти и ее «готовность к диалогу» с различными силами. Диалог получился достаточно комфортным для Путина, поскольку большинство его участников представляли откровенно пропрезидентские партии, особенно отпочковавшиеся от «Справедливой России» «пенсионеры» и «Родина». Более-менее оппозиционными можно считать только «Яблоко» и «РПР-ПАРНАС», но и от последнего пригласили не Касьянова или Немцова, а лояльного Рыжкова.

Идти или не идти?

По вопросу участия представителя «РПР-ПАРНАС» во встрече с Путиным накануне развернулась забавная дискуссия. «ПАРНАС не принимал решения об участии во встрече с Путиным завтра. Участие в ней кого-то из партийцев будет расцениваться как ущерб партии», - написал в своем «Твиттере» 19 ноября член партии Илья Яшин, подчеркнув, что «два из трех сопредседателей «РПР-ПАРНАС» (Касьянов и Немцов) и большинство бюро в ходе дискуссии выступили против участия во встрече с Путиным». Однако третий сопредседатель Владимир Рыжков все же решил идти в Кремль. Опасаясь критики радикальных однопартийцев в свой адрес, Рыжков заранее выложил в блоге пространный текст, пояснив: «Вот мое выступление сегодня в Кремле». Нечто среднее между челобитной и манифестом по форме, по сути это «выступление» сводится к повторению «резолюций Болотной и Сахарова» двухлетней давности. Выслушав Рыжкова, президент, видимо, должен был немедленно распустить Думу и назначить досрочные выборы.

Разумеется, к реальности этот опус не имеет отношения. На встрече с главой государства Рыжков при поддержке лидера «Яблока» Сергея Митрохина попросил объявить широкую амнистию к 20-летию российской Конституции (той самой, что была принята сразу после расстрела парламента). Смелости «парнасовца» хватило также на то, чтобы передать Путину список из 70 заключенных, которых оппозиция считает политическими. Президент снисходительно обещал «посмотреть» бумагу, «причем самым внимательным образом». Воодушевленный этим успехом, Рыжков назвал несправедливым тот факт, что участники митинга на Болотной площади содержатся в СИЗО, а фигурант дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева — под домашним арестом. И тут Путин мгновенно превратился в строгого учителя:

- Ваша партия за либерализацию уголовного законодательства?

- Конечно, «за», - промямлил «оппозиционер».

- Но это не очень соответствует тому, что вы говорите по известному делу «Оборонсервиса». Нужно быть последовательными, — пожурил зарвавшегося политика президент.

В общем, Яшин как в воду глядел, когда строчил в «Твиттер»: «Путин дает возможность сплясать у него на подтанцовке перед телекамерами. Для независимой оппозиционной партии это позорно».

Возможно, Рыжков избежал бы «позора», если бы следовал рекомендациям другого либерального блогера, Марии Гайдар. Она, в отличие от Яшина, поддержала идею участия Рыжкова в кремлевском диалоге, полагая, что это «отличная возможность задать любые вопросы и использовать эту встречу как трибуну». «Свою позицию можно озвучивать до встречи, на встрече и после встречи. В конце концов, можно устроить скандал и выбежать из комнаты, хлопнув дверью в знак протеста», - подсказала выход Гайдар. Но представить Рыжкова, «хлопающего дверью» под пристальными взглядами сотрудников ФСО, – для этого надо иметь незаурядную фантазию.

Вход в Думу находится в Кремле

В целом встреча президента с непарламентскими партиями превратилась в поочередное озвучивание челобитных: поднять пенсии минимум до 30 тыс., запретить гомосексуалам «выпячивать ориентацию», провести «добровольную национализацию» приватизированных в 90-е предприятий… Путин устало и привычно выполнял роль модератора этого фрик-шоу, как бы давая понять, что он и не ждал серьезной дискуссии.

Наиболее принципиальных оппонентов Кремля - партию Навального «Народный Альянс», «Другую Россию» Лимонова, Национально-демократическую партию, Партию 5 декабря – не позвали и не могли позвать, поскольку Минюст упорно отказывается их регистрировать. Если целью либерализации партийного законодательства было вывести оппозицию с площадей в легальное поле борьбы, то она не достигнута. Другой вопрос, действительно ли президентской администрации так уж нужно встраивать в систему политиков, которые не торгуются, а реально борются за власть. Если партия Навального сможет участвовать в думских выборах, то сможет и получить там места. Но либерализацию затевали не для того, чтобы сделать парламент местом для дискуссий – требовалось сбить градус протеста, создать иллюзию конкурентной политической борьбы, увести народ с площадей. Увели не только толпу, но и лидеров протеста, которые соблазнились возможностью легко создать партию, а в итоге сбились с пути, и не факт, что найдут дорогу.

Несколько реально оппозиционных новых партий потерялись в дебрях из полутора сотен политобъединений, в том числе десятков фейковых, главная задача которых – создать видимость борьбы идей. Однако, по словам прокремлевского политолога Константина Костина, «сейчас наступает следующий важный этап — повышение эффективности сложившейся партийной системы». «Чтобы система эффективно работала, необходимо предусмотреть меры, которые стимулировали бы развитие партий, решающих задачу политического представительства и отфильтровывали бы тех, кто этим не занимается», - поясняет эксперт и проводит параллели с маркетинговой теорией, согласно которой «избыточное количество альтернатив осложняет осознанный выбор и вызывает у потребителя чувство разочарования».

Кремлю, конечно, очень не хочется разочаровывать «потребителя», поэтому следует ожидать, что выбор политических сил в ближайшее время будет серьезно ограничен. Нетрудно догадаться, что встреча непарламентских партий с Путиным – один из важнейших этапов этого «отфильтровывания». Еще одним фильтром может стать внесенный депутатами ЛДПР законопроект, повышающий минимальное количество членов партий в десять раз - с 500 до 5 тыс. человек. Партии, численность которых ниже указанного порога, а таких сейчас большинство, предлагается расформировать. Некоторые особенно тревожные политологи заподозрили власть в том, что руками жириновцев она пытается продвинуть собственную реакционную инициативу. Если она будет реализована, резко снизится нагрузка на основной фильтр – Минюст, в котором пока что застревают все оппозиционные партии (исключение было сделано для «РПР-ПАРНАС»). Видимо, в этом ведомстве просто как-то узнали, что «Народный Альянс» и НДП не решают задачу политического представительства. Другое дело «Монархическая партия» или партия «Против всех» - они зарегистрированы и в 2016-м, надо полагать, сформируют свои фракции в Думе.

«За Путина», «Против Путина»

Если же абстрагироваться от этого политического балагана и попытаться всерьез представить будущую партийную конфигурацию, то получится следующая картина. «Единая Россия», несомненно, сохранит большинство в парламенте нового созыва, значительное количество мандатов как обычно получит КПРФ. А вот ЛДПР вполне может быть вытеснена из думы «Родиной», которая тоже «за бедных и русских», но при этом обладает серьезным админресурсом: неформальный лидер партии – вице-премьер Дмитрий Рогозин. Потеснит ли «Справедливую Россию» «Партия пенсионеров» - большой вопрос, но и это нельзя исключать, учитывая кризис в стане эсеров. Вероятно, в новую Думу попадет и «Гражданская платформа»: власть заинтересована в парламентском представительстве системных либералов. Остальные партии-новички будут бороться в лучшем случае за места в региональных парламентах и местных органах власти или же играть роль спойлеров.

При этом надо понимать, что ни о какой реальной многопартийности речи быть не может, пока ЕР остается политическим монополистом. Есть условная парламентская партия «За Путина», представленная в Думе фракцией единороссов и фракциями-статистами, в той или иной степени встроенными во власть. Второй реальной политической силой может быть только партия «Против Путина», как бы она формально ни называлась. И возглавлять ее может только тот политик, который готов реально бороться с Путиным за власть. Очевидно, что на эту роль сегодня подходит только Навальный, именно поэтому его партия вряд ли когда-то будет зарегистрирована.

Византийское лукавство Кремля останется главным методом «повышения эффективности сложившейся партийной системы». Договороспособных представителей оппозиции продолжат соблазнять перспективой прохождения в Думу, вплетая в систему, упертых будут отфильтровывать. Вероятно, в будущем парламенте все места вновь поделят представители одной большой партии «За Путина», состоящей из депутатов ЕР, КПРФ и, например, «Родины», «Гражданской платформы»… Партия «Против Путина» от этого не исчезнет, просто, не добравшись до пресловутого «легального поля», она вернется в свою привычную стихию – в социальные сети и на площади.

Александр Старовойтов

Версия для печати
Главное