Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
10 декабря 2013

Душа Болотной - на Майдане

Российская оппозиция поддержала украинскую революцию как свою

Вторую годовщину начала массовых протестов в Москве ветераны Болотной встречают, кто непосредственно, кто мысленно, на киевском Майдане – там сейчас революция. Поддерживая разрушающих памятники сторонников евроинтеграции, российская оппозиция не просто пережидает глухие для себя времена, но и осваивает новые технологии уличного противостояния.

10 декабря 2011г. на Болотной площади в Москве прошел первый в путинской России массовый митинг протеста. Чего добилась оппозиция за два года? Именно серия уличных выступлений заставила власть если не измениться, то пойти на компромисс с общественностью, научиться гибко реагировать на изменившиеся правила игры. Следует признать, Кремлю политический маневр тогда удался, результатом чего стала победа Владимира Путина на президентских выборах 2012г., не вызвавшая, в отличие от итогов парламентских выборов, серьезных вопросов у большинства избирателей. Уличный протест окончательно выдохся уже к лету прошлого года, чему способствовало отсутствие у оппозиции как единого лидера, так и конструктивной повестки.

И лидер, и некое подобие программы появились у противников действующей власти в ходе кампании по выборам мэра Москвы летом этого года. После 8 сентября Алексей Навальный стал фактически главным оппозиционером, превратившись в политика федерального масштаба. На какое-то время возникла иллюзия, что «белоленточное» движение, потерпев поражение на площадях, сможет взять реванш в легальном поле, а именно на выборах в Мосгоруму в 2014г. и в Госдуму в 2016-м, а также на многочисленных региональных и муниципальных выборах. Тем более что предпринятая властями в 2012г. либерализация законодательства о политических партиях, казалось, давала такую возможность. На деле из новых оппозиционных политобъединений получила регистрацию (точнее, была восстановлена) лишь РПР-ПАРНАС. Попытка Навального зарегистрировать свою партию «Народный альянс» закончилась тем, что это название Минюст официально закрепил за бывшей «Родной страной» политтехнолога Андрея Богданова. Имитационный характер либерализации политической системы не лишает оппозицию возможности легальной борьбы за власть, в том числе участия в выборах по одномандатным округам, однако и больших перспектив не дает.

Сегодня внесистемная оппозиция переживает, пожалуй, самый глубокий за последние годы кризис: вынужденно отказавшись от радикального протеста, она ничего существенного не добилась и в легальном поле. Вторая годовщина Болотной, казалось бы, должна стать поводом для возобновления если не уличной активности (для этого нет предпосылок), то хотя бы общественной дискуссии о том, куда и какими путями двигаться оппозиционным силам в России.

Тем более что в соседней Украине – второе издание Майдана, и киевская гражданская активность, даже в самых уродливых формах, заметно воодушевляет московских либералов. «Конечно, вандализм - это плохо, но избиение митингующих неделю назад все же пострашней. Так что не украинской власти говорить о законности», - так комментирует в «Твиттере» галерист Марат Гельман уничтожение представителями праворадикальной «Свободы» памятника Ленину в центре Киева. А телеведущий Николай Сванидзе в своем блоге называет экстремистов, с криками «Слава нации!» громивших молотом уже рухнувший монумент, «киевскими ребятами» и относится к их выходке с пониманием: «Вот зачем киевские ребята стащили памятник Ильичу с постамента. То есть понятно зачем: он для них символ советской и москальской оккупации». К русским неофашистам Николай Карлович относится гораздо менее толерантно, чем к западноукраинским (а никаким не киевским, разумеется). Подобное лицемерие, впрочем, свойственно большей части российской либеральной общественности. То, что не прощается жителям Бирюлево, легко прощается львовским националистам, составляющим главную ударную силу Майдана, точнее, его военизированного крыла. Природа этого двуличия понятна: украинская революция, даже в самых безобразных своих проявлениях, выступает как отчетливо антироссийская и антипутинская сила. В этом контексте даже бессмысленное на первый взгляд свержение скульптуры советского вождя через 22 года после крушения СССР объяснимо как символический акт борьбы с русским империализмом, ведь памятник Ленину в Киеве – свидетельство былого подчинения Украины Москве. К слову, Екатерина Великая вызывает у западноукраинских националистов ненависть едва ли не бОльшую. И, конечно, Путина поборники «самостийности» подозревают в стремлении восстановить империю. Насколько эти подозрения обоснованны и способен ли российский лидер осуществить реинтеграцию – отдельная тема.

Что касается московских либералов, то им украинская революция дорога не столько антиимперским, сколько антипутинским пафосом. Ветераны «белоленточного» движения надеются, и не скрывают этого, что у Майдана получится то, что не получилось у Болотной площади. При этом вопрос власти в Украине, как и проблема ее евроинтеграции, для российской оппозиции не на первом плане, и это понятно. Для столичного либерала отставка Януковича или принуждение его к подписанию соглашения с Евросоюзом – это крах путинского евразийского проекта. «Победа Майдана – поражение Путина» - вот нехитрая формула любви российской оппозиции к украинской революции.

«Киевляне, все на Майдан, срочно! От вашей гражданской позиции зависит жизни людей на Майдане!» - репостит призывы украинской оппозиции в своем «Твиттере» Навальный. Другие либеральные политики и журналисты также оказывают максимальную информационную поддержку украинской революции. Степень вовлеченности российской оппозиции в события на Майдане настолько высока, что Навального и его единомышленников можно по праву назвать одной из сторон политического конфликта в Киеве. При этом у себя дома они не проявляют никакой значимой активности даже под влиянием украинских событий. Не добившись за последние два года успеха ни на площадях, ни в легальном поле, российская оппозиция фактически приняла участие в чужой политической борьбе. Расчет на то, что свержение режима Януковича серьезно ослабит позиции Путина, вряд ли может быть верным: в 2004-м «пророссийский» Янукович потерпел поражение, первый Майдан добился своего, но в России путинская вертикаль от этого даже не пошатнулась.

Ради справедливости надо заметить, что бывшие «белоленточные» не совсем самоустранились от российских политических проблем. Однако если их «экспортная деятельность» выглядит революционной, хотя и протекает почти исключительно в медийной сфере, то на ситуацию в России столичные либералы реагируют в основном едкими шутками в социальных сетях. В канун второй годовщины начала массовых протестов главной темой в оппозиционной среде стала ликвидация по решению Путина агентства РИА Новости и создание на его базе международного информагентства «Россия сегодня». Поток язвительных комментариев вызвал не столько сам факт реорганизации государственного СМИ, сколько назначение его руководителем телеведущего Дмитрия Киселева. Навальный посвящает назначению Киселева, помимо ряда твитов, отдельный пост в своем «Живом журнале». «Создано огромное, с многомиллиардным бюджетом, агентство госпропаганды», - разоблачает замысел Кремля лидер оппозиции.

Сам Киселев этого в принципе не отрицает, отмечая, что задача новой структуры - «восстановление справедливого отношения к России как важной стране мира с добрыми намерениями». Однако либералам не нравится, как руководитель «России сегодня» освещал украинские события в качестве ведущего «Вестей недели». Недовольны они также его отношением к геям.

Упрекая власть в усилении пропаганды, либеральные СМИ и блогеры вновь лицемерят, поскольку сами они последние полмесяца активно пропагандируют Майдан, ничуть не скрывая своих революционных симпатий. Однако Киселев, надо признать, кремлевский пропагандист высокого уровня, именно поэтому его назначение вызвало столь бурную реакцию. Уже то, что в канун 10 декабря российская внесистемная оппозиция обсуждала не перспективы протестного движения, а профессиональные и личностные особенности нового руководителя «России сегодня», является безусловным успехом путинской пропаганды.

Ждать от ветеранов Болотной каких-то действий в стиле украинской оппозиции, с одной стороны, было бы странно. Российский уличный протест выдохся еще в прошлом году, вдохнуть в него новую жизнь могут только грубые просчеты власти на фоне резкого ухудшения экономического положения. Ни того ни другого пока не видно, и вообще, Россия – не Украина, у нас не выходят по каждому поводу на площадь, и бить ОМОН безнаказанно тоже не получается, «узники Болотной» тому свидетели. С другой стороны, недовольных в Москве и других российских городах меньше не становится, даже наоборот, а парламентская оппозиция занимается чем угодно, кроме борьбы за власть. В ситуации, когда альтернативу действующей власти представляет только внесистемная оппозиция, улица автоматически становится участником политического процесса. Пока эта условная Болотная неактивна, точнее, отсиживается в соцсетях, но при изменении обстановки она вполне может активизироваться и заполнить какую-нибудь реальную площадь. Что в этом случае ей предложат лидеры российской оппозиции, которые ныне пребывают в виртуальной эмиграции на Украине? Апгрейд Болотной с помощью технологий нового Майдана? Возможно, ответ на этот вопрос будет зависеть от исхода украинской революции.

Глеб Александров

Версия для печати
Главное