Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
11 февраля 2014

Ни рыба ни мясо

Народный Альянс переименован в совсем уже безликую Партию прогресса

Фото: mya.so

В свое время Навальный утверждал: он может назвать свою партию как угодно, хоть "Ветчина и колбаса", все равно проголосуют. Лучше бы так и назвал, потому что Партия прогресса – это за все хорошее против всего плохого, а сторонники всего хорошего слишком разные, чтобы одинаково голосовать.

Лидер российской оппозиции Алексей Навальный в понедельник объяснил заинтересованной общественности, почему его незарегистрированная партия «Народный Альянс» переименована в Партию прогресса. Произошло это несколькими днями ранее в обстановке секретности: «Пошли в соседнее кафе (чтобы название не утекло через "прослушку"), выбрали новое название для партии». По словам Навального, главным доводом в пользу столь унылого названия стало то, что «слово "прогресс" ни в каком виде, роде и склонении не упомянуто в списке действующих партий или зарегистрированных оргкомитетов».

Здесь необходимо напомнить, что первое наименование партии Навального – «Народный Альянс» - у него из-под носа увели кремлевские технологи. Боязнью нового похищения продиктована и конспирация при выдумывании нового лейбла, и бессодержательность самой «этикетки». Складывается ощущение, что участники секретного совещания не устраивали мозгового штурма, а сошлись на первом попавшемся словосочетании, еще не помеченном ни одним из множества фейковых политобъединений. Если прежнее наименование партии Навального - «Народный Альянс» - было просто неудачным, то проведенный ребрендинг – это неудача в квадрате.

Партия прогресса – это, если вдуматься, политическая бессмыслица, такая же, как Партия добра или Партия света. Вот как сам Навальный излагает партийную идеологию: «Мы за развитие России, за общественный и экономический прогресс и против химерической "стабильности", которой обзывают клептократический режим Путина и сырьевых олигархов». То есть за все хорошее и против всего плохого. Точнее, против плохого Путина. Сведение партийной деятельности к борьбе против одного человека, пусть даже действующего президента, само по себе несерьезно. Но в этом у Навального по крайней мере могут быть сторонники, равно как и противники, поскольку Путин далеко не для всех плохой. А вот позитивная часть программы – за развитие России, за прогресс (масло масляное) - подходит вроде бы всем. А значит, никому, потому что лозунги в духе «Миру - мир» одинаково близки и единороссу, и оппозиционеру.

Впрочем, новое название партии Навального, при всей безликости, у политически озабоченной общественности вызвало самые разные ассоциации. Вспомнили прогрессоров Стругацких и «Партию умеренного прогресса в рамках закона» Гашека (последняя была как раз типичной фейковой партией, только придуманной не «наверху», а в кругу друзей веселого чешского писателя). Совсем другую параллель провела интернет-пропагандист Кристина Потупчик, радостно сообщив в своем блоге, что «навальные дуболомы умудрились скопировать название партии Андерса Брейвика, массового убийцы, лишившего жизни 77 человек». Поддакнуть Потупчик не постеснялся телевизионный пропагандист Владимир Соловьев: «Навальный решил назвать партию "партия прогресса". Такая есть в Норвегии. Самым известным членом партии был Андерс Брейвик, убивший 77 человек». И ведь абсолютно правы товарищи работники агитпропа: есть такая партия, и Брейвик в ней действительно состоял. Вышел, правда, в 2004-м, то есть задолго до своего кровавого перформанса. И называть норвежское оппозиционное политобъединение партией Андерса Брейвика – это как называть, например, российское «Яблоко» партией националиста Навального на том основании, что он бывший «яблочник». Да и в «Единой России» много кто состоял, в том числе преступники, так что, если следовать логике Потупчик-Соловьева, надо ЕР именовать не иначе как партией многочисленных жуликов и воров.

Брейвик здесь, разумеется, за уши притянут, что не отменяет очевидной связи партии Навального с одноименной норвежской партией. Дело не только в совпадении названий, налицо и определенная идеологическая связь. В Норвегии правая Партия прогресса находится в оппозиции правящей леволиберальной (официально социалистической) Норвежской рабочей партии и выступает, в частности, за ограничение миграции. Навальный в своей националистической ипостаси также последовательно критикует миграционную политику, разумеется, российскую. Одновременно с объявлением о переименовании «Народного Альянса» в Партию прогресса он активизировал сбор подписей за введение визового режима с государствами Средней Азии и Закавказья. Энергичнее голосовать в поддержку своей инициативы Навальный призвал в посте с характерным заголовком «Экспериментально установлено: больше агрессии и нажима». Более чем трехмесячное молчание на эту тему оппозиционер сейчас подает как эксперимент, суть которого – проверить, будут ли граждане голосовать за введение виз без постоянной агитации. Дескать, попытка оказалась неудачной, инициатива за это время набрала только 14 тысяч голосов (всего 56 тысяч), тихо «умирает», поэтому для достижения заветной планки в 100 тысяч голосов общественность надо понукать. Для ее же блага.

Насчет своего «эксперимента» Навальный, конечно, вешает лапшу на уши поклонникам. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, в какой атмосфере «политик федерального уровня» оказался в конце октября – именно тогда он разместил последний в 2013 году призыв голосовать за визы. После сентябрьских выборов мэра столицы Навальный был признан безоговорочным лидером оппозиции, среди голосовавших за него 27% москвичей были люди самых разных политических взглядов. Широкая электоральная база – это и преимущество Навального, и проблема. Либералов с самого начала пугала его националистическая повестка (вполне цивилизованная, впрочем), а после 8 сентября стала пугать еще сильнее. Многие из тех, кто поддерживал его в ходе выборной кампании как единственного реального противника Собянина, а значит, путинского режима, с окончанием выборов начали настойчиво интересоваться: а не фашист ли ты, Навальный? На самом деле понимали, что никакой не фашист, но давили на него с целью заставить отказаться от национализма.

Взаимное непонимание достигло предела после беспорядков в Бирюлево, начавшихся 13 октября в связи с убийством местного жителя приезжим из Азербайджана. Навальный тогда встал на сторону возмущенного населения (а для либералов «погромщиков) и призвал поддержать разработанный Фондом борьбы с коррупцией законопроект о введении виз со Средней Азией и Закавказьем, напомнив, что реализация этой меры ограничения миграции является одним из его предвыборных обещаний. Разумеется, националистическая риторика не могла понравиться апологетам «России для всех», многие из которых оказались столь толерантны, что недоумевали, почему ОМОН не применил пулеметы против восставшего «фашистского быдла». Навальный еще какое-то время агитировал за визовый режим, напоминая оппонентам, что и в благословенные США их без визы (с обязательным заполнением идиотской анкеты) не пускают, отчего Америка не становится концлагерем. Но, видимо, понимая, что либеральная часть электората стремительно уходит от него, сменил тон.

В начале ноября Навальный отказывается от участия в Русском марше, хотя для приличия призывает сторонников прийти на традиционное мероприятие. Прекращает и агитировать за введение виз. Заискивая перед либералами, Навальный активно поддерживает и киевский майдан, в том числе действия радикалов. Кому-то могло показаться, что тем самым он вновь встал под знамена националистов, ведь именно они являются главной силой украинской революции. Но все дело в том, что национализм этот отчетливо антирусский, и на знаменах его активистов – украинский нацист и русофоб Бандера. Но даже если старательно не замечать этой части майдана, а видеть только «европейскую», что делают российские либералы, то и в этом случае позиция Навального выглядит странно – ведь он неоднократно заявлял, что считает русских и украинцев одним народом, напоминая и про свои южнорусские корни. Видимо, больше не считает, если симпатизирует революции, рефреном которой стало заклинание «Украина – не Россия».

Все эти идеологические метаморфозы Навального становятся понятны в контексте его стратегии, которую можно назвать попыткой усидеть на двух стульях, то есть быть сразу и либералом, и националистом. В зависимости от политической конъюнктуры он смещается то в одну сторону, то в другую, и от этого ерзанья стулья периодически разъезжаются – лидер оппозиции приземляется на пятую точку. Сейчас мы, по всей видимости, наблюдаем его очередной крен в сторону национализма и связанные с этим прозрачные намеки на норвежских правых. Если Партию прогресса зарегистрируют, во что Навальный и сам не очень верит («Путин боится допустить меня (нас) на выборы»), для участия в думских выборах 2016 года ему понадобится широкая поддержка, вот здесь и пригодятся избиратели умеренно-националистических взглядов, которых с каждым днем (и с каждым поездом Душанбе - Москва) все больше. «Не будет у нас партии, будем взаимодействовать с теми, кто не побоится выдвигать действительно независимых кандидатов», - озвучил Навальный план Б, для реализации которого нужны уже симпатии либералов, ведь именно у них есть зарегистрированная РПР-ПАРНАС (от которой Навальный баллотировался в мэры Москвы). Пока есть – оговорка необходима в связи со скандальным уходом оппортуниста Владимира Рыжкова.

В любом случае Навальный из-за судимости не может в течение 15 лет лично участвовать в выборах, а включать своих кандидатов в списки партий, которые и сами в думу вряд ли попадут, – дело не очень перспективное. Для успеха на выборах нужна именно партия Навального, без его фамилии в списках, но под его фактическим руководством. Осознавая свою харизму, он в свое время самодовольно утверждал: «Хоть "Политическая партия "Ветчина и колбаса" назовемся - разберутся и проголосуют». В России в самом деле голосуют не за идеологию как таковую, а за лидера как выразителя определенного мировоззрения, и в этом смысле название политобъединения особой роли не играет. И все же Партия прогресса – это даже хуже, чем «Ветчина и колбаса». Дурацкое название способно хотя бы насмешить избирателя. Смеясь и проглотит. А Партия прогресса в существующем виде – нечто безыдейное, ни рыба ни мясо. Нетрудно догадаться, что в случае регистрации Навальный попытается объединить в ее рамках свои симпатии и к условному Бирюлево, и к собирательному майдану. Это сделает блюдо пикантным, но малосъедобным. Национализм и либерализм сочетаются так же плохо, как пряная селедка с молоком.

Глеб Александров

Версия для печати
Главное