Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
8 июля 2016

Обзор возможных отставок глав регионов

Фото: izvestia.ru

Близится общефедеральная избирательная кампания по выборам депутатов Государственной думы и законодательных собраний ряда регионов.

В последние годы федеральной властью принят целый ряд мер по, как бы выразился Александр III, «подмораживанию» России. Очевидно, что правящая элита всё большее внимание уделяет сохранению и укреплению своих властных позиций. Одной из мер, принимаемых в контексте постепенно приближающихся президентских выборов, является обеспечение подконтрольного и легитимного парламента.

Можно говорить, что Выборы-2016 представляют собой не самостоятельную кампанию, а часть электорального суперцикла, заканчивающегося президентскими выборами в 2018 году. Как и в 1990-е, ответственность за результат во многом ложится на губернаторов.

Готовящиеся выборы станут рубежом для ряда глав регионов. На кого-то будет возложена ответственность за низкий результат, а кто-то уйдет в отставку вскоре после выборов по иным причинам.

Необходимо понимать, что ключевым для федеральной элиты является результат на Выборах-2018, поэтому у новых губернаторов будет немного времени для «укоренения» в сложных регионах, новая замена не справившихся будет также крайне нежелательна. Соответственно, план отставок и кандидатуры на замену уже наверняка готовы, а сами кадровые решения пока не принимаются из нежелания дестабилизировать ситуацию перед думскими выборами.

Кроме того, важно отметить, что предполагаемых преемников, не являющихся публичными политиками, «протестируют» на думских выборах с целью последующего делегирования на губернаторские должности.

Таким образом, ключевыми причинами, которые могут повлиять на смену губернатора, являются следующие. Во-первых, резонансные электоральные и коррупционные скандалы. Во-вторых, конфликты внутри региона либо с федеральным Центром (как правило, с ОНФ либо силовиками). В-третьих, медицинские показатели (возраст плюс здоровье).

Ряд причин – условны, то есть рассматриваются Москвой по-разному в отношении разных губернаторов. Например, явные проблемы с легитимностью имеют губернаторы Архангельской области Игорь Орлов (крайне низкая явка на губернаторских выборах) и Республики Алтай Александр Бердников (с трудом избежал второго тура). Однако отсутствие явных заинтересованных лиц в первом случае и особый статус организатора VIP-туризма во втором позволяют главам относительно спокойно занимать должности.

Праймериз прошли по конфликтному или даже скандальному сценарию в ряде регионов (фонд «Петербургская политика» выделяет 17 таких субъектов). В некоторых случаях это закончилось партийными санкциями, а в некоторых (например, Воронежская, Челябинская области, Санкт-Петербург) никаких явных последствий не наступило. Свыше половины регионов с проблемными праймериз упоминаются в данном обзоре (например, Ульяновская, Самарская и Свердловская области).

Экономическая неэффективность также не всегда приводит к отставке (лишь в случае явных громких провалов в совокупности с социальными факторами).

Личные мотивы, обусловившие решение о переходе на другую работу, например, в Москву (подобные слухи ходят вокруг главы Хабаровского края Вячеслава Шпорта), весьма сложно верифицировать, поэтому целесообразно сконцентрироваться на более явных факторах.

Шансы оппозиции

Серьезным отличием современной российской политики от упомянутых 1990-х годов является то, что никто из глав регионов не поддерживает оппозицию (которая, в свою очередь, дезорганизована и дискредитирована и больше не является серьезной силой).

Вряд ли пострадают условно оппозиционные губернаторы: Сергей Левченко (Иркутская область, КПРФ), Вадим Потомский (Орловская область, КПРФ), Алексей Островский (Смоленская область, ЛДПР). Они достаточно прочно инкорпорированы во властную вертикаль, их оппозиционность крайне условна, а состоявшиеся задержания по коррупционным делам ударили как по «оппозиционеру» Никите Белых (Кировская область), так и по единороссам Александру Хорошавину и Вячеславу Гайзеру. Последний вообще являлся членом Высшего совета ЕР. Отставка же единственного губернатора-справоросса Константина Ильковского была продиктована объективно сложной ситуацией в Забайкальском крае.

Более того, «пропуск» в губернаторский корпус еще одного-троих губернаторов от условной оппозиции может служить дополнительным средством поддержки партийной системы (особенно ее парламентской части, которая постепенно утрачивает и ресурс, и идентичность).

Если регион сложен, губернатор недостаточно силен, а представитель условной оппозиции лоялен федеральной элите либо одной из ее групп, то смена единоросса на представителя СР, ЛДПР или КПРФ не является серьезным риском для Кремля. Напротив, это может даже использоваться в качестве аргумента в поддержку тезиса о наличии демократии в РФ. Разумеется, в богатые и развитые регионы представителей парламентской оппозиции не допустят, скорее попытавшись делегировать туда «варягов».

Электоральные скандалы

Подмосковье стало первым регионом, попавшим под проверку новой главы ЦИК Эллы Панфиловой. Многочисленные скандалы на муниципальных выборах и праймериз, последние выборы в Совет депутатов Барвихи, освещавшиеся Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального, привели к интересному результату: в отставку ушел председатель областного избиркома Ирек Вильданов, однако никаких результатов для губернатора не последовало – лишь символическое снижение на один балл в рейтинге ФоРГО. При этом из группы сильнейших Андрей Воробьёв подчеркнуто не удален, а изменение места в рейтинге носит характер временного колебания.

Отметим, что сама Панфилова назвала Московскую область одним из самых проблемных в электоральном плане регионов и прямым текстом обвинила руководство области в инициировании нарушений: «Ирек Раисович – очень грамотный председатель, и он пытался в какой-то степени не допустить те или иные нарушения. Мне совершенно не хотелось бы обвинять его в грехах, в которых он не виноват. Это коллективная ответственность всей комиссии и следствие беззастенчивого применения административного ресурса со стороны исполнительной власти Московской области. Но мы не имеем права предъявлять претензии к ним, если не предъявляли их к своим структурам».

Таким образом, отставка главе Подмосковья вряд ли грозит, хотя плохие отношения с главным идеологом внутренней политики Вячеславом Володиным теоретически могут негативно сказаться на его устойчивости.

Но если глава Московской области скорее является примером устойчивости, то губернаторы Самарской (Николай Меркушкин) и Ульяновской областей (Сергей Морозов), на протяжении последнего года регулярно попадавшие в скандалы, напротив, серьезно рискуют лишиться своих постов.

Самарская область

Регион, по словам Эллы Панфиловой, является «неблагополучным». Глава ЦИК пообещала «взяться за область всерьез». Одним из самых серьезных конфликтов можно назвать отмену губернатором итогов праймериз, затем, после вмешательства федерального руководства, выдвижение параллельного списка своих кандидатов. Кроме того, важно отметить информацию, озвученную одним из блогеров, что губернатор Николай Меркушкин «заказывал» публикацию материалов, компрометирующих федеральных должностных лиц. Козырями Меркушкина можно назвать умение давать высокий результат на выборах, сопоставимый с результатами в национальных республиках, а также полностью выстроенную под себя вертикаль власти. Соответственно, до выборов в Думу его вряд ли отправят в отставку, но его поствыборное будущее – под вопросом, и непрерывное снижение позиций в рейтинге ФоРГО может косвенно об этом свидетельствовать.

Ульяновская область

Глава Ульяновской области Сергей Морозов также попал в скандал, связанный с проведением праймериз, результаты которых были аннулированы. Кроме того, тюремный срок за резонансное преступление получил сын вице-губернатора, а главу региона неоднократно критиковали за авторитарные методы руководства и вмешательство в дела партий и МСУ. Был опубликован ряд материалов, где говорилось о вовлеченности Морозова в ряд бизнес-конфликтов его супруги. Стремительное снижение позиций Морозова в рейтинге ФоРГО подтверждает критику. Последние обыски в облправительстве и претензии силовиков к вице-губернатору серьезно пошатнули его позиции. В то же время в апреле Сергей Морозов был назначен врио губернатора, а это означает, что у него пока есть шансы удержаться.

Карачаево-Черкесия

Применительно к регионам СКФО сложнее говорить об электоральных конфликтах, т.к. политический процесс там сложно назвать открытым и конкурентным, более уместно говорить о сочетании интересов клановых, земляческих и этнических групп, которые старается учитывать и федеральный Центр при назначениях. И именно нарушение этнического и кланового баланса время от времени вменяется в вину местным губернаторам. Так, по некоторым данным, глава КЧР Рашид Темрезов, возглавивший думский список, после выборов перейдет в нижнюю палату. Темрезов получил обвинения в клановости и необоснованном этническом протекционизме сразу от нескольких общин республики. Новым главой, на которого сделает ставку Кремль, может быть подчеркнуто нейтральная фигура – например, известный выходец из академической среды.

Коррупционные скандалы

Задержания за коррупцию – самая непредсказуемая причина снятия губернаторов. Судя по редким инсайдам, соответствующее досье есть на каждого или почти каждого главу региона, следовательно, запуск расследования определяется иными причинами.

Ни Никита Белых, ни Вячеслав Гайзер, ни Александр Хорошавин не являлись явными фигурантами коррупционных скандалов (в отличие от экс-глав Брянской и Челябинской областей Николая Денина и Михаила Юревича), их задержание и отрешение оказались внезапными. Так что предсказать, будут ли новые аналогичные дела, вряд ли возможно.

В списке губернаторов есть как уже закрепившиеся лидеры, так и стандартные аутсайдеры, например, главы Астраханской (Сергей Жилкин) и Ярославской (Сергей Ястребов) областей. Причем последний занимает нижние строчки в рейтинге губернаторов практически постоянно (что любопытно – никаких пояснений ФоРГО не дает). Ястребов фигурировал в нескольких крупных коррупционных скандалах, в том числе в последнем расследовании Бориса Немцова.

В целом именно коррупционные скандалы и действия силовиков сейчас являются главной угрозой для губернаторов. Силовым структурам дана полная свобода действий, и ни один из региональных руководителей не застрахован не то что от отставки, но даже от проводов из кабинета прямо в СИЗО.

Свердловская область

Губернатор Евгений Куйвашев продолжительное время находится в неугасающем противостоянии с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом, усилившимся в период укрупнения муниципалитетов. В мае же Куйвашев оказался в ситуации глубокого правительственного кризиса, который назвали «параличом власти». С конца 2015 года силовики провели серию антикоррупционных мероприятий в отношении областных структур и должностных лиц, которые закончились громкими задержаниями и отставками, что, в свою очередь, фактически парализовало работу правительства. Проблемы наметились и с предвыборным списком «Единой России»: согласованный на днях на партсъезде список региональной группы расходится с результатами праймериз и назван местными политиками «худшим в истории выборов в Госдуму». Политические проблемы, коррупционные скандалы плюс давление Вячеслава Володина (Куйвашев считается членом команды Сергея Собянина, с которым Володин конфликтует) могут обусловить замену губернатора, тем более что Свердловская область – экономически мощный и привлекательный регион. Потенциальным преемником может быть аналог Бориса Дубровского в Челябинской области – местный крупный предприниматель/управленец из промышленности, возможно, имеющий опыт политической деятельности. Такой политик должен уравновесить екатеринбургскую и нижнетагильскую элиты.

ХМАО

Губернатор Наталья Комарова косвенно пострадала от атаки силовиков на Евгения Куйвашева. Во-первых, прежним местом работы задержанного свердловского чиновника Валентина Грипаса был именно ХМАО. Во-вторых, Грипас, по некоторым данным, связан с вице-губернатором ХМАО Дмитрием Шаповалом, который после озвучивания информации о возможном привлечении к следствию пропал на полторы недели. Кроме того, регион стабильно находится среди наиболее напряженных с точки зрения межэтнических и межконфессиональных отношений, всё острее становится проблема религиозного экстремизма. Слабые политические позиции губернатора позволяют рассчитывать как минимум на думский мандат сильному кандидату от «Родины» Александру Петерману. Успех оппозиции вызовет претензии к губернатору.

Козырем Натальи Комаровой является то, что она – ставленник Сергея Собянина, что дает определенные гарантии. Однако незыблемыми их назвать нельзя.

Омская область

За прошедший год правительство региона максимальное количество раз попало в коррупционные скандалы, а губернатор Виктор Назаров резко скатился в рейтинге ФоРГО и занимает одно из последних мест. Информационный фон вокруг региона – резко негативный, ряд скандалов вышли на федеральный уровень (например, с ремонтом дорог). Губернатор устранился от влияния на выборы в заксобрание, в результате чего оно может стать малоуправляемым после прохождения туда представителей ряда бизнес-групп. Ключевое событие лета – 300-летие Омска. Однако уже сейчас можно констатировать, что праздник будет провален. Похоже, именно поэтому федеральный Центр фактически отказался от финансирования юбилея. Всё вышеперечисленное уже порождало слухи о грядущем переходе губернатора в Совет Федерации, и нельзя сказать, что отставка невозможна. Стоит отметить, что местные элиты более благожелательно, нежели ранее, воспринимают идею прихода «варяга».

Внутрирегиональные конфликты

Данный фактор неоднозначен и действует не всегда. Важны информационный фон и внимание федерального Центра. Например, глава Бурятии Вячеслав Наговицын находится в довольно долгом конфликте с республиканским хуралом. Жертвой конфликта стал член команды Наговицына – спикер хурала Матвей Гершевич, ушедший в отставку под давлением депутатов. Кроме того, область довольно сильно страдает от лесных пожаров. Однако в результате плохой борьбы с пожарами не ушел даже глава очень пострадавшей Хакасии Виктор Зимин (зато пост покинул республиканский прокурор), а конфликт с законодательным органом не является значительной неудачей в глазах Центра. Поэтому в отношении Наговицына негативные факторы необязательно приобретут критическую форму. В отличие от других регионов.

Карелия

За Александром Худилайненом тянется шлейф непрерывных внутрирегиональных конфликтов: с оппозицией, мэрией Петрозаводска, бизнесом, – существенно снизивших его рейтинг. К тому же «выдавливание» мэра региональной столицы Галины Ширшиной («Яблоко») можно назвать «пирровой победой»: теперь она может баллотироваться в Госдуму. Последним резонансным событием стала катастрофа на Сямозере, в результате которой погибли 14 детей. Всё вышеперечисленное никак не укрепляет позиции губернатора и может привести к его замене.

Пермский край

Положение экс-министра регионального развития, последнего губернатора «медведевского» периода Виктора Басаргина не идентично положению его коллеги – экс-министра сельского хозяйства РФ, а ныне главы Воронежской области Алексея Гордеева. Гордеев плотно контролирует регион, достиг ряда успехов и даже порой позволяет себе фрондировать. Пермский край – гораздо более сложный регион, а влияние Басаргина в нем не бесспорно. Праймериз, по утверждению АПЭК, продемонстрировали усиление оппонентов губернатора. Фонд «Петербургская политика» прямо заявил о слабом политическом контроле в регионе. Ярким свидетельством тому стало поражение в предварительном голосовании по выдвижению в Госдуму согласованной кандидатуры председателя комитета по международным делам Алексея Пушкова, который сегодня вынужден баллотироваться в пермское Заксобрание, чтобы получить компенсацию в виде сенаторского кресла. Однако и этот план под угрозой. Губернатор рискует не получить лояльного большинства в новом составе регионального парламента.

Неожиданные коррупционные скандалы, противостояние с местными элитами, активность оппонентов, а также конфликт с ОНФ, получивший федеральный резонанс, позволяют оценить перспективы Басаргина как негативные. По ряду данных, после выборов планируется его замена на политика из Москвы или Санкт-Петербурга. Отметим, что региональную группу «Справедливой России» на думских выборах возглавил представитель «питерской команды» Артур Пахомов – предприниматель, имеющий тесные связи с федеральным руководством. Как отмечено выше, такое партийное решение может быть «тестом» перед делегированием на губернаторскую должность, тем более что в губернаторском корпусе сейчас не осталось ни одного представителя «Справедливой России».

Преклонный возраст

Кемеровская область

Аман Тулеев стабильно входит в число самых влиятельных губернаторов, являясь почти последним (наряду с Евгением Савченко в Белгородской области) представителем группы «губернаторов-тяжеловесов». Его авторитет и властный ресурс не оспариваются никем, а в регионе он является полновластным хозяином. Единственная причина грядущей отставки – возраст (72 года, самый почтенный возраст среди губернаторов) и состояние здоровья. Отставка Тулеева уже обсуждалась в Москве, однако он уходить пока не желает. Вся властная вертикаль в регионе встроена под него, поэтому на адаптацию нового главы (несомненно, им должен быть статусный политик) потребуется время. А это значит, что почетная отставка, вероятно, состоится после думских выборов. С преемником – сложнее, т.к. регион достаточно проблемный и многое сейчас держится на личности Тулеева. СМИ уже называли имя потенциального преемника Тулеева – им может стать выходец из Кузбасса, зампред Госдумы Сергей Неверов.

Таким образом, можно говорить о высокой вероятности замены части губернаторов в ближайшие три-четыре месяца, причем приоритетным критерием будет политический (легитимность главы и отсутствие заметных конфликтов и скандалов вкупе с высоким контролем над регионом). Кадровый резерв невелик, а желание ехать в провинцию у большинства «федералов» отсутствует, соответственно, список готовящихся замен не очень велик, часть преемников будут являться региональными чиновниками, а часть – силовиками-«варягами» (последних не нужно уговаривать). В рамках манипулирования партийной системой вероятно увеличение числа губернаторов от парламентской оппозиции (в частности, от СР, лишившейся «своего» губернатора). Последнее означает, что в одном-двух пилотных регионах теоретически могут даже провести эксперимент – свободные выборы и конкуренцию между несколькими кандидатами.

Версия для печати