Россель:  у нас уже было так. Был закон, где губернаторы и председатели облдум были членами СФ
10 февраля 2017

Спор всех со всеми

Фото: nationmagazine.ru

Еще не вышедший на экраны фильм «Матильда» о возлюбленной Николая Второго балерине Матильде Кшесинской оказался в эпицентре спора между защитниками православия и сторонниками свободы слова в искусстве. В последнее время подобные ситуации в России возникают регулярно, а яркие выступления видных политиков и общественных деятелей по этому поводу только углубляют водораздел, возникший после принятия закона о защите чувств верующих. Одновременно с этим власть, по наблюдению политологов, предпринимает попытки консолидации общества накануне президентских выборов 2018г.

«Культурно-правовой» спор депутата Госдумы Натальи Поклонской и режиссера Алексея Учителя из-за не вышедшего еще не экраны фильма «Матильда» добавил ожесточенности в противостояние между активными защитниками религии и сторонниками свободы в искусстве. Поклонская направила в прокуратуру обращения с просьбой проверить трейлер и сценарий фильма. По ее мнению, картина нарушает права на неприкосновенность частной жизни Николая Второго, оскорбляет чувства верующих (напомним, последнего российского императора Русская православная церковь канонизировала в 2000г.), а также искажает исторические факты. Депутат также потребовала проверить законность расходования средств Фонда кино, выделенных на «Матильду».

Позже организация «Христианское государство – Святая Русь» (как потом выяснилось, не зарегистрированная в Минюсте) начала рассылать создателям фильма и прокатчикам угрозы с требованием не выпускать картину на экраны. Учитель в ответ попросил генпрокурора Юрия Чайку проверить действия «Христианского государства» на экстремизм, а также оградить создателей картины от «публично распространяемых клеветнических измышлений Поклонской».

Зампред Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе заявил, что «Христианское государство» не имеет к церкви никакого отношения. Он также признал право создателей «Матильды» требовать защиты у правоохранителей. В защиту Учителя уже публично высказались Павел Лунгин, Александр Сокуров и некоторые другие известные деятели культуры.

Наше издание свой очередной «Онлайн-клуб экспертов» посвятил политической составляющей этого конфликта. Мы спрашивали собеседников: стоит ли власти вмешаться в дискуссию, чтобы ее погасить в угоду социальной стабильности накануне президентских выборов? Или, наоборот, власти выгодно появление в обществе горячих точек для того, чтобы консолидировать большинство в борьбе против «врага наших ценностей»?

В «Онлайн-клубе экспертов» принимают участие:

Игорь Бунин, политолог, президент Центра политических технологий

Николай Бурляев, народный артист России, президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь»

Андрей Колядин, политолог, политтехнолог

Валерий Коровин, политолог, директор Центра геополитических экспертиз

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики

Виталий Милонов, депутат Госдумы

Захар Прилепин, писатель

Николай Сванидзе, историк, телеведущий

Всеволод Чаплин, священник Русской православной церкви, протоиерей

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики: «Волна политической реакции, которую власть создала несколько лет назад и внутри которой появился целый ряд самых разных активных фигур, она уже работает в каком-то смысле по инерции. Более того, частью элит разного уровня это было воспринято как некая мода, что так правильно и так нужно, и, чтобы делать карьеру, нужно вести себя именно так и говорить именно эти вещи. Развернуть процесс назад довольно тяжело, потому что очевидно, что часть субъектов находится уже в своем собственном автономном полете. А когда процесс приобретает инерцию, он становится уже самодостаточным».

Захар Прилепин, писатель: «Я, безусловно, на стороне Алексея Учителя. Потому что, во-первых, никто не видел этого фильма, надо увидеть фильм, а потом уже на него реагировать. Превентивные меры по управлению художниками, литераторами и кинематографистами – это мракобесие, давайте не будем уподобляться Украине или Саудовской Аравии. У нас свободная страна, и я, как православный человек, призвал бы ретивых защитников православия чуть аккуратней себя вести. Потому что таким образом, защищая в том числе и историю, можно было бы и Пушкина наказать за неправильный портрет Бориса Годунова – может, он и не ответственный за гибель царевича Дмитрия, зачем Александр Сергеевич такие вещи себе позволил? И Моцарт погиб не от рук Сальери. В общем, много есть в культуре вещей, которые не обязаны соответствовать исторической справедливости».

Николай Бурляев, народный артист России, президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь»: «Сохранение культурного генетического кода крайне важно для сохранения нашей культуры и истории. Но существуют разные тенденции в освещении исторических лиц деятелями культуры. Есть деятели культуры, и их большинство, которые понимают, что с историческими фигурами, великими писателями России, которые определили духовное развитие России, с этими образами надо быть предельно осторожными и понимать всю ответственность перед потомками. А есть иные режиссеры, которые считают, что нужно показывать самое низменное. И вот они ищут это низменное в исторических личностях: наших писателях, поэтах и даже святых. Я лично не принимаю такой подход, когда говорят о том, что они тоже люди, и принимаются копаться в их грязном белье, рассказывают, какой психопат был Иван Бунин и что вокруг него вертелись лесбиянки. Как говорил великий русский ученый и мыслитель Иван Ильин, каждый художник в своем творчестве есть то, что он сам представляет. Низкое не сотворит великое, а ничтожество не узрит бога в творчестве. Так что всем режиссерам, которые отваживаются касаться личностей святых, писателей, ученых, я бы посоветовал быть предельно осторожными в их тенденциозном выборе».

Николай Сванидзе, историк, телеведущий: «Я не вижу здесь [в ситуации с Поклонской и Учителем] никакого культурного спора, потому что культурный спор может быть между двумя людьми одной весовой категории. А если это спор между учителем и учеником первого класса, он не может восприниматься как спор, это может восприниматься как проявление темперамента, упрямства, нежелания учиться, нежелания согласиться с собеседником, но никак не спор. Потому что судя по тому, что говорит госпожа Поклонская, знание истории не является ее сильной стороной, а ее представления об отечественной истории вызывают вопросы. Поэтому в данном случае это не спор, а агрессия в отношении другой точки зрения. И не важно здесь, кто, как и что думает и на чём основаны эти мысли – на знаниях или просто на какой-то упертости и на предрассудках. В данном случае речь идет просто об агрессивной попытке запретить думать по-другому, не так, как думаешь ты, даже если ты на эту тему ничего и не думаешь. Вот есть до сих пор люди, которые верят, что не Земля вертится вокруг Солнца, а Солнце вокруг Земли, и вот они так считают, и многие из них, я уверен, хотят, чтобы так же думали и другие. В данном случае примерно так же действуют, к сожалению, госпожа Поклонская и люди, которых, по ее словам, она представляет».

Всеволод Чаплин, священник Русской православной церкви, протоиерей: «Правда важнее единства, истина важнее стабильности. Думаю, что источником возникшей проблемы является не Поклонская, а господин Учитель. Поклонская сделала новый шаг – она предлагает изучить сценарий, и я не понимаю, почему его надо скрывать от общественности. Я думаю, что этот сценарий вполне можно предоставить самым разным общественным группам, которые могли бы понять, сколько там содержится исторической неправды и оскорбительных сцен. Я вообще, кстати, считаю, что показ обнаженных тел, постельных сцен неуместен в публичном пространстве. Нам нужно вернуться к строгости нравов, по крайней мере в том виде, в каком она существовала в 60–70-е гг. ХХ века. Распущенность, которая начала происходить в публичном пространстве с 90-х гг., – это не норма, а аномалия. Понятно, что некоторые деятели культуры не хотят лишиться этой распущенности и связанных с нею доходов и поэтому ведут кампанию по отстаиванию своих сомнительных завоеваний. Но мнение общества, в том числе его консервативной части, нужно выяснить и выслушать. Исследование и обсуждение сценария [«Матильды»] я считаю вещью вполне естественной».

Виталий Милонов, депутат Госдумы: «К сожалению, сейчас люди, которые очень терпеть не могут идею национального единения, а это пятая колонна и либеральный сектор, они, конечно, сейчас предпринимают всё, чтобы перефразировать саму идею патриотического национального единения и превратить это в фарс, некую маргинальщину. Для этого они используют свои давно наработанные методички, старые приемы. Для этого создается организация, созвучная ИГИЛу, только не исламское, а «Православное государство» [речь, по всей видимости, идет о «Христианском государстве – Святая Русь»]. К этой технологии подключены хорошие специалисты-информационщики, которые пытаются конвертировать идею национально-патриотического единения в некую средневековую мракобесную, живущую по закону шариата тусовку для того, чтобы люди интеллигентные почувствовали крайнюю степень депривации по отношению к этой идее. И у них это получается, потому что они короли информационной повестки. Они создали вот такую фейковую организацию, которая рассылает смешные бумажки, в которых написано: «Мы тебя будем резать, неправославный антихрист». Вот такое фуфло они подсовывают и вводят в заблуждение всех: пресс-секретаря президента, патриархию и так далее. И самое главное, что люди почему-то не понимают, что всё это – одного гнилого поля ягодки».

Валерий Коровин, политолог, директор Центра геополитических экспертиз: «В нашем обществе сейчас нет никакой принятой базовой мировоззренческой и идеологической парадигмы, потому что общество смотрит на власть, а власть безмолвствует. Поэтому нет никаких ценностных критериев, нет, за счет чего осуществлять оценки и определять правильность выбора вектора гуманитарного, социального, экономического, политического и даже идеологического развития.

А так как отсутствует ценностная модель, то торжествует постмодернистский подход: сколько людей, столько и мнений, у каждого своя система, свой набор критериев, и кто больше кричит, ценностный набор тех становится более значимым, влиятельным и обращает на себя внимание. Нынешнее отсутствие каких-либо смысловых систем порождает спор всех со всеми, крики, вопли и эмоциональное отстаивание своих ценностных представлений. Нынешняя ситуация [с Поклонской и Учителем] является вполне естественным продолжением бессмысленного, бесцельного существования нашего общества и нашего государства. Орите громче, и вас услышат».

Политика невмешательства

Напомним, в конце 2016г. яркую дискуссию вызвала отмена в Омске рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Заслугу в этом приписали православным активистам, которые также заявляли, что постановка оскорбляет чувства верующих. Тогда все точки над «i» вроде бы расставил Владимир Путин, заявивший на пресс-конференции: «Не надо фобиями питаться, не надо питаться ложной информацией. В Омске, по-моему, не состоялся этот спектакль? Год до этого – состоялся в Омске, было много народу. А сейчас, когда начали продавать билеты, два месяца продавали, продали 46 билетов, поэтому устроители этого спектакля отказались сами добровольно от того, чтобы его проводить. Вот и всё, никто ничего не запрещал».

По поводу спора вокруг «Матильды» Путин пока молчит. Только его пресс-секретарь Дмитрий Песков назвал действия «Христианского государства» «недопустимыми». Действия Поклонской он не прокомментировал.

Заочный спор Поклонской и Учителя по резонансности затмил выступления мусульман, которые требуют разрешить их детям носить хиджабы в общеобразовательных школах. Между тем в 2018г. в России состоятся выборы президента, в рамках подготовки к которым федеральный центр ведет линию по консолидации общества.

Всеволод Чаплин: «Выступления в защиту чувств верующих должны быть публичными, это нужно делать активно. Нет ничего плохого в общественном обсуждении любой темы, не нужно замалчивать безнравственные тенденции в искусстве, тему русофобии. Что плохого в общественной дискуссии? Чем больше обсуждений, тем лучше. Вот сейчас господин Райкин сказал, что наше государство «некрофильское», а у нашего народа нет нравственной прививки. Я с этим не согласен. Такое обвинение всего нашего народа – это хуже, чем спорное выступление Толстого относительно людей, «вышедших из-за черты оседлости». Там, конечно, был намек на часть известного народа, но в данном случае Райкин обвиняет в безнравственности весь народ, оскорбление явно нанесено всем людям, жившим и живущим в России. Эту тему явно пытаются приглушить, сделать вид, что ничего не произошло, что слова восприняты не в том контексте. Но я считаю, что ни в каком контексте нельзя произносить такие слова в адрес нашего государства и нашего народа, и люди этому возмущаются совершенно справедливо. Конечно, не нужно угроз и призывов к насилию (это всё наказуемые деяния), но призывать людей не ходить в театры и кинотеатры, устраивать законные и мирные акции протеста – это возможно и даже нужно. Власть, прежде всего, не должна мешать дискуссии и слушать различные точки зрения, а не только тех, кто имеет лоббистские возможности и ходит по разным кабинетам. В конце концов, я считаю, что по итогам дискуссии нужно ставить вопрос об устрожении закона в отношении безнравственных, русофобских, антироссийских выступлений в культурном пространстве».

Виталий Милонов: «Сейчас эта в прямом смысле слова «чёртова» повестка дня побеждает, потому что нельзя давать возможность этим сперматозоидом Навального оплодотворять возбужденные мозги неокрепших россиян. Ответ всему этому, противоядие и иммунная система – это русское искусство, которое является симбиозом таланта и веры. Люди творили во имя бога и создали шедевры нашего духовного наследия – Рахманинов, Чайковский, да все. Так что в этом кроется ответ нашего подлинного единения. А всех этих крысенышей, я считаю, нужно за шею вытащить на белый свет, показать, что это настоящие попы Гапоны, провокаторы, которые пытаются спровоцировать внутренние конфликты в нашем обществе».

Андрей Колядин, политолог, политтехнолог: «Надо бы инициировать мероприятия, объединяющие людей всех религий вокруг общечеловеческих ценностей. Например, молитвенный завтрак, который пройдет в «Президент-отеле» 14 марта. Его надо делать под патронажем государства. Объединять конфессии. И говорить о любви, мире, интернационализме, национальной самобытности внутри общности российских народов. Всё это объединяет людей. Глупые истерики, кто правильно верует и каким богам, что правильно и что неправильно, – это совершенно неконструктивно».

Николай Бурляев: «Наше общество всегда было расколото надвое, ибо бог и дьявол борются, и поле битвы – сердце человеческое, как говорил Достоевский. Всегда существовали два разнонаправленных духовных потока, и во времена Пушкина, которого гнобили русофобы, и во время его друга Языкова, который написал поэму «К не нашим», буквально обращаясь к людям, которые плюют на наши традиции. Так что эти силы всегда боролись, и сейчас борются. Государству здесь нужно действовать правильно. Почему Владимир Путин ввел общественные советы во все министерства и ведомства? Потому что чиновники не могут политически решать эти вопросы, а вот общественность может, что и было продемонстрировано общественным советом министерства культуры РФ, который и стал тем самым органом, который способен контролировать то, что выходит к людям. Это должно быть обязательно, и каждый гражданин, и Поклонская, и любые другие люди, которые чувствуют угрозу для нашей культуры, они не только имеют право, они обязаны об этом говорить, общество с этим будет разбираться обязательно, потому что это наш долг».

Игорь Бунин, политолог, президент Центра политических технологий: «У власти сейчас есть возможность консолидировать общество на фоне борьбы с условным Учителем. Но надо понимать, что общество устроено совершенно иначе. Оно хотело бы мира, спокойствия, тишины, чтобы ничто не раздражало, чтобы ни кто ни с кем [не воевал]. «Осажденная крепость» уже закончилась – появился Трамп. Теперь главное – чтобы внутри страны не было сильного раздражения. Если начнутся попытки найти врага, козла отпущения, то общество это будет раздражать. Если власть этого не поймет, то она пустится во все тяжкие и будет воевать с «Учителем». Но, насколько я знаю, за политические процессы отвечает Сергей Кириенко, и я очень сомневаюсь, что он на это пойдет».

Николай Сванидзе: «С помощью образа врага можно консолидировать только часть общества, а остальная часть останется этим самым врагом, не правда ли? Вот если всё время на кого-то показывать пальцем, то можно найти кучу врагов, можно найти людей, которые не такие прически носят, не той длины юбки или не ту музыку слушают, не те книги читают и не то кино смотрят. Мы это всё уже проходили, тут врагов будет очень много, на самом деле. Конечно, это раскол общества, несомненно. Мало того, это натравливание наименее образованной части общества на более образованную его часть. Ведь, как правило, чем человек менее образован, тем он более агрессивен, это, в общем, общеизвестно. Однако я не думаю, что [власти накануне президентских выборов для успокоения масс] целесообразно вообще на кого-то цыкать. Тем более я вообще не думаю, что всё это имеет отношение к 18-му году – это всё параллельным образом развивается».

Захар Прилепин: «У нас демократическая страна, я говорю это совершенно без иронии. Поэтому у нас особо никто особенно не стремится никого консолидировать, у нас все разные силы, исповедующие те или иные взгляды, этнические, религиозные или политические, они все имеют полное право на высказывание. Включите любое ток-шоу, и вы увидите набор разных идеологем. Так что я не думаю, что посыл о том, власть пытается консолидировать всех граждан, он изначально верен. Власть пытается консолидировать тех, кто с ней согласен, а тем, кто с ней не согласен, она оставляет право голоса. Вопрос тут в том, чтобы представители власти не выдавали свои частные мнения, решения и убеждения за голос власти. В этом смысле Наталья Поклонская несет ответственность как человек, представляющий власть, а не как частный гражданин. Если бы она как частный гражданин выступила, никаких проблем бы не было. Аккуратней быть надо».

Александр Кынев: «Всё, что является спорным, всё, что проводит линию размежевания, не может привести ни к какой консолидации по определению. Это примерно так же, как думать, что война – это мир, свобода – это рабство. Это Оруэлл, это какая-то неправильная логика. Курс на консолидацию, который пытаются частично где-то проводить, будет зависеть от того, до какой степени власть сама контролирует собственное порождение. Я думаю, власти, если она всерьез настроена на консолидацию общества, потребуется взять фигурантов, порожденных ею же самой Франкенштейнов, и приложить определенные усилия, чтобы их разворачивать. Пока не очень похоже, чтобы их разворачивали, потому что часть из них ведет себя так, будто ничего не поменялось, и пытаются вполне себе реализовывать прежний тренд. Конечно, накануне 2018г. это с их стороны не самый лучший ход, потому что у каждой политической стратегии есть свое время и срок годности, и то, что приносило пользу три-четыре года назад, сегодня может принести абсолютно противоположный результат. Когда количество проблем и так слишком велико, рост подобных точек раздражения может привести к тому, что в какой-то момент они могут совпасть. Совершенно очевидно, что ощущение внутреннего хаоса и бардака, которое создают несанкционированные заявления и инициативы некоторых одиозных персонажей, оно дискредитирует власть вообще. Возникает вопрос, а что, у вас [власти] левая и правая рука не знают, что они делают? Рассогласованность стратегии дискредитирует власть в принципе. Так что таким персонажам стоило бы сделать замечание, и даже не обязательно публично».

Валерий Коровин: «У нас есть один источник смыслов, вообще один, один источник высказываний, один источник оценок. Все смотрят на него. Если он молчит по этому поводу, то ты можешь хоть сколько и что угодно отстаивать, это просто не имеет никакого значения, никакого влияния, это всем безразлично. Поэтому по большому счету нет значимых и консолидирующих кого-то общественных деятелей, потому что ничья позиция не стоит ничего, потому что всё стоит позиции одного. И вот когда этот один скажет: «Учитель» или «Поклонская», тогда всё выстроится на свои места, все скажут: «Ну, теперь всё понятно, можно больше не орать, Учитель так Учитель, Поклонская так Поклонская». И пойдут заниматься своими делами.

А пока он не высказался, ты можешь орать сколько угодно. А этот один захочет – выскажется, захочет – нет. Но когда он поймет, что ситуация зашла слишком далеко, он, наверное, выскажется, выберет какую-то точку зрения, при этом все ему будут что-то нашептывать, он будет прислушиваться к крикам за окном, кто там что орет, взвешивать это относительно с ценностными ориентирами, со своим опытом. Вот всё это он попытается сопоставить и вынести какой-то вердикт. И вот этот вердикт будет окончательным, и он всё остановит. Но если этот спор зайдет слишком далеко».

Версия для печати
Эксперты: эффект от появления губернаторов во главе реготделений ЕР будет зависеть от специфики регионов
По данным СМИ, губернаторы в ряде регионов возглавят региональные отделения «Единой России». По словам экспертов, решение вернуться к такой практике продиктовано подготовкой к выборам в Госдуму в 2021г. и необходимостью выстраивания рабочей партийной системы. Политологи считают, что в таком сотрудничестве больше заинтересована ЕР, которая сможет «привязаться к рейтингу губернаторов, тем самым стабилизировав в ряде регионов позиции партии». В то же время для губернаторов прямое ассоциирование с партией в зависимости от специфики региона может нести как плюсы, так и минусы. Среди тех, кому сделаны предложения возглавить реготделения ЕР, называют губернатора Приморского края Олега Кожемяко, главу Башкирии Радия Хабирова, губернатора Мурманской области Андрея Чибиса, губернатора Забайкальского края Александра Осипова, главу Калмыкии Бату Хасикова и губернатора Кировской области Игоря Васильева.