Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
24 декабря 2015

Юрий Москвич: Элиты Таймырского и Эвенкийского округов до сих пор не могут смириться с потерей самостоятельности

1 января исполняется девять лет образования Красноярского края, в который в 2007г. вошли Таймырский и Эвенкийский округа. Политолог Юрий Москвич поделился с «Клубом Регионов» своим мнением о том, зачем нужно было создавать второй по площади регион России, какие проблемы при этом возникли, а какие удалось решить.

«С моей точки зрения, изначально выделение таких малочисленных округов, как Эвенкийский или Таймырский, было политической случайностью. Понятно, что в начале 90-х гг. сохранение независимого статуса округов лоббировали нефтяники и газовики Тюменской области, «упаковывая» свои интересы в интересы коренного населения этих округов, которое сейчас составляет от 1 до 2%.

С самого начала было очевидно, что расходы государства на содержание государственного статуса этих субъектов были очень обременительны. Однако с выделением этих регионов естественным образом согласились в 1993г., но когда прошло время, началось обратное движение, и в крае был проведен референдум по возвращению Таймырского и Эвенкийского округов в лоно Красноярского края как единого субъекта РФ.

Понятно, что это был политический заказ. Понятно, что экономически Красноярский край и Российская Федерация получили некие выгоды от этого процесса. И сегодня остается только один вопрос: жизнь коренных народов этих двух округов стала лучше или хуже?

Я бы разделил ответ на две части. Поскольку в Таймырском и Эвенкийском округах подавляющее большинство жителей – русские и представители других «больших» народов России, те, кто не был удовлетворен положением, уехали оттуда, а те, кто живет там сейчас, они достаточно хорошо себя чувствуют. Что касается представителей малочисленного населения, я думаю, что они не стали жить хуже. Более того, все цифры показывают, что коренное население в этих районах Красноярского края увеличивается, их рождаемость превышает общий уровень рождаемости русского населения. В этом смысле происходит адаптация большинства жителей коренных народов к новым социально-экономическим условиям.

Есть только одна серьезная группа населения этих бывших автономных округов – это элита, представители которой занимали довольно высокий статус в то время, когда они были независимыми субъектами РФ. Они напрямую контактировали с правительством РФ, получали достаточно большое количество бюджетных средств и ощущали себя на высоком уровне. Часть этой элиты сейчас отчасти инкорпорирована в элиту Красноярского края (заксобрание, агентство по делам северных и коренных народов). Но это не все представители элиты. Поэтому они, естественно, требуют бо́льшего внимания правительства и губернатора края, некоторые из них ставят вопрос об особом статусе Эвенкийского и Таймырского районов, естественно, предполагая, что этот особый статус будет сопровождаться особым характером расходования бюджета края.

В целом я могу сказать, что инкорпорация этих округов в единое пространство Красноярского края прошла безболезненно, многие вопросы были решены и развитие продолжается. Но вопросы о статусе определенных представителей элит присутствуют и будут продолжаться до тех пор, пока эта элита не будет инкорпорирована в другие краевые органы власти и статусные группы или до тех пор, пока не появятся новые активные элитные группы, состоящие из представителей коренных народов Севера. Но для этого потребуется достаточно много времени, хотя уже сейчас заметно влияние и других представителей элиты коренных народов, которые активно пытаются занять место в новой экономике, предпринимательской деятельности и поддерживают свой статус не как чиновники».

Версия для печати