Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
19 мая 2011 | Архив

Политологи: не зря президент посетил Дальний Восток

Дмитрий Медведев признал на пресс-конференции в Сколково, что пока не удалось прекратить отток населения с Дальнего Востока и для решения проблемы «нужна ответственная политика – и федеральная, и региональная». Эксперты отмечают, что в целом нужна «четкая госпрограмма – что Дальний Восток делает и куда он идет». При этом, говорят политологи, уже видно – «не зря президент посетил все регионы ДФО».

Во время большой пресс-конференции президента РФ в Сколково вопрос Дмитрию Медведеву задала журналист из Хабаровска Светлана Литвинова. Она подчеркнула, что с Дальнего Востока продолжает уезжать молодежь, и поинтересовалась, какие меры сегодня необходимо принять для комплексного развития ДФО.

Дмитрий Медведев ответил, что в некоторых регионах Дальнего Востока удалось приостановить отток населения, но не во всех: «Надо закреплять людей. Создавать новые рабочие места, создавать новые точки роста, бизнес развивать, платить нормальные деньги. Только в этом случае молодежь будет оставаться». Президент добавил, что «нужна ответственная политика – и федеральная, и региональная», поэтому продолжится финансирование федеральных программ по ДФО.

Леонид Бляхер: exit – дальневосточная реакция на проблемы

Председатель хабаровского филиала Всероссийского политологического общества Леонид Бляхер считает: «Проблема к «нулевым» годам была решена – отток с Дальнего Востока прекратился. Изменилось вот что – были спутаны два параметра: регион как ресурсная база и его освоения извне и развитие экономики региона. Практически на сегодня реализуется «моделька»: ресурсы на Дальнем Востоке есть, и их надо брать, но при этом к экономике Дальнего Востока эти вложения не имеют отношения, это качественно другие вложения. То есть – колониальная модель экономики. И при этом именно эти направления – добычи ископаемых и биоресурсов – пользуются господдержкой, и дальневосточный бизнес благополучно накрылся – регионы стали регионами-реципиентами. А люди убедились, что жить не становится веселее. Стабильно естественная, стабильно дальневосточная реакция на проблемы – exit. Инновация последних лет: если раньше уезжали на запад, теперь еще и на восток. Географически – в Китай, то есть не просто из региона, но еще из России. Мгновенно остановить потоки в силу инерционности любого социально-экономического процесса нельзя».

Илдус Ярулин: нужна четкая госпрограмма – что Дальний Восток делает и куда он идет

Доктор политических наук, профессор кафедры социологии и политологии Тихоокеанского госуниверситета Илдус Ярулин отметил в интервью «Клубу Регионов»: «Проблема есть, она никем не решена. Может быть, самая благоприятная ситуация в Хабаровском крае, куда идет отток с севера. Если не будет населения, никаких проблем здесь мы не решим. Кроме того, роль Дальнего Востока в экономике России не определена. Полпред Виктор Ишаев говорит, что только 4% промышленной продукции мы отправляем в Россию. Всего-то – 4%. Что сделать с этим? Мы будем что-то развивать здесь? Или останемся сырьевым придатком. Если мы решим принципиальный вопрос, и заработают «длинные» деньги, действительно запустим промышленность – тогда рабочие руки здесь нужны, но нет понимания, кого и сколько их здесь нужно. Промышленность здесь никто не развивает, я не вижу серьезных вложений, «длинные» деньги здесь зачастую не срабатывают. Нужна четкая госпрограмма – что Дальний Восток делает и куда он идет. Если предполагается своя промышленность, что мы будем производить? Сборочным цехом, как Китай, российский Дальний Восток быть не может – это влетит в копеечку. Неконкурентной будет продукция».

Петр Ханас: президент наконец-то начинает что-то понимать в Дальнем Востоке

Политолог, директор Дальневосточного консалтингового центра Петр Ханас так прокомментировал «Клубу Регионов» высказывание Дмитрия Медведева: «Я бы сказал, президент наконец-то начинает что-то понимать в Дальнем Востоке, не зря он посетил все регионы ДФО. Основная причина оттока – уровень заработной платы. Чем хороша Москва и Петербург по отношению к Хабаровску или Владивостоку? – там возможностей в 10 раз больше, и люди туда едут, зная, что эти возможности могут там реализовать. Офисный работник в Москве получает 60 тыс. рублей, у нас – 10-15. Чтобы развивать Дальний Восток, надо создавать не только равные с западом условия, а привилегированные условия. Здесь сложнее, труднее что-то сделать. Госпрограмма должна поддерживать развитие и брендирование территорий, создание особых имиджевых зон с особыми экономическими условиями, налогообложением. В ближайшие пару лет мы сохраним стабильность, отток не будет увеличиваться, но после проведения форума АТЭС в Приморском крае, если не будут представлены инвестиционно-привлекательные проекты, то Дальний Восток будет и дальше загибаться.

В целом сказать, что все критично, нельзя, пути выхода есть – у Центра появилось понимание существующей проблемы, он повернулся на Дальний Восток и стал по-иному рассматривать проблему Дальнего Востока. Но должны быть качественные изменения. Так вот, после понимания наступает момент качественных изменений».

Версия для печати
Главное
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».