«Левада-центр»:  коррупцию во власти считают неприемлемой 89% россиян
13 декабря 2016

Владимир Илюхин:

Камчатку вывезут три кита

Фото: kamchatka.er.ru

Глава Камчатки Владимир Илюхин одной из главных считает задачу уменьшить зависимость регионального бюджета от федеральных дотаций. Об экономике, социальной сфере, туризме и немного о политике – своим видением развития Камчатки Владимир Илюхин поделился в интервью «Клубу Регионов».

– Владимир Иванович, вы с 2011-го года управляете Камчаткой. На выборах в прошлом году вы выиграли с 75% голосов. Чем вы гордитесь?

– Скорее, тем, что Камчатка наконец стала показывать хорошие результаты. В первую очередь, тем, что жить в крае стало в какой-то степени комфортнее, лучше. Но я знаю, что люди-то большего ждут, поэтому можно ли этим гордиться? Я горжусь тем, что по прошествии этих пяти лет я могу людям честно смотреть в глаза. Конечно, перед кем-то могу извиниться за то, что что-то не сделали, а кому-то и правду-матку в глаза сказать, что он неправ, когда начинает сотрясать воздух. Камчатка за последние годы действительно сильно изменилась: здесь строится современная инфраструктура – дорожная, авиационная, морская, социальные объекты, жилье, особенно на Севере края, куда несколько десятилетий не вкладывали ни копейки. Это работа, которую мы вместе с моими коллегами в течение этих лет делали. Вот этим я горжусь.

– А есть то, чего вы стыдитесь?

– Я вообще очень совестливый человек. Но, скорее, скажу, что есть вещи, о которых я сожалею. Их не очень много, но они есть. В первую очередь, это разочарование в людях, с которыми приходилось работать. К сожалению, такие моменты были.

– Если перейти к экономическим вопросам. Сейчас у вас режим Свободного порта, вы всё-таки добились этого решения. Какие экономические задачи дадут дополнительную раскрутку экономике региона? Над чем вы сейчас работаете?

– Прежде чем направить наши предложения в Минвостокразвития по внедрению режима Свободного порта на Камчатке, мы тщательно проработали этот вопрос. В крае было большое количество проектов, которые планировалось реализовать, но, они, к сожалению, в границы площадок территории опережающего развития не попадали. Режим Свободного порта мог стать как раз тем механизмом, который позволил бы нам не только поддержать этот бизнес, но и в целом улучшить социально-экономическую ситуацию на Камчатке. Ещё до принятия изменений в закон, распространяющих режим Свободного порта на Петропавловск-Камчатский, о своем желании стать резидентами Свободного порта заявили сразу несколько предприятий.

– Вы планировали Свободный порт под каких-то конкретных инвесторов?

– Одно наложилось на другое. Помимо работы с инвесторами мы в это время достаточно активно занимались вопросами возможного участия Камчатки в развитии Северного морского пути. Для всех нас, особенно для Дальнего Востока, это стратегическое направление. Вы знаете, что мы активно занимаемся вопросом создания опорного пункта на трассе Севморпути в Петропавловске-Камчатском. Механизм Свободного порта дал бы нам дополнительные возможности для развития этого направления.

Поэтому мы довольно активно в этот процесс включились. У меня 25 июня день рождения, и как раз мне Госдума такой подарок сделала – 24 июня, накануне, были приняты поправки в закон, порт Петропавловск-Камчатский получил статус Свободного. После этого мы начали активную работу по внедрению этого механизма на территории столицы Камчатки. Была решена одна из важнейших задач, влияющих на успешную реализацию проекта: в крае внедрен механизм льготного налогообложения для резидентов Свободного порта, мы максимально снизили налог на прибыль, обнулили налог на имущество для резидентов. Кроме того, на сегодня положительное решение принято и в вопросе расширения зоны Свободного порта на Елизовский район.

– Как вы экономический эффект оцениваете?

– На сегодня около 10 инвесторов с общим объемом инвестиций порядка 6 млрд рублей заявились в качестве резидентов. Это всего за несколько месяцев, поскольку активно работать в этом направлении мы начали с сентября. Два проекта (оба предполагают развитие инфраструктуры туризма в самом центре краевой столицы) уже прошли все согласования и в ближайшее время официально станут резидентами: это проект по строительству 9-этажной гостиницы и проект создания этнографической деревни. Всего же к 2025 году в рамках Свободного порта мы планируем привлечь в основной капитал края почти 10 млрд рублей. 

– Это привлеченные деньги в бюджет или общий оборот этих экономических процессов?

– Это деньги, которые бизнес намерен вложить в развитие инфраструктуры, используя преференции, созданные механизмом Свободного порта.

– Это российские компании?

– В основном российские. Есть проект, который будет реализован совместно с южнокорейской компанией. Кстати, расширение режима Свободного порта на Елизовский район позволит еще как минимум одной иностранной компании участвовать в реализации важного для нас проекта – строительства краевой больницы. В рамках ВЭФа мы подписали соглашение с Институтом развития индустрии здравоохранения Республики Корея.

– Как режим Свободного порта скажется на региональном бюджете?

– Это же по большому счету мультипликатор: новые рабочие места, рост производства, отчисления в бюджет и прочее. А вообще в целом это создание очень благоприятного экономического климата на территории. Надо не забывать о том, что Камчатка, как и многие северные территории, – это территория транзитная, куда раньше приезжали, для того чтобы поработать и уехать. Это не в чистом виде вахта, приезжали обычно на несколько лет и как-то пытались зарабатывать. Миграция была достаточно высокая всегда. А мы хотим, чтобы людям было здесь комфортно, чтобы они жили здесь постоянно. Все новые механизмы развития Дальнего Востока итогом должны иметь создание комфортной среды, в которой было бы хорошо жить, нормально работать, получать нормальную заработную плату и никуда не уезжать, кроме как в отпуск. И с этой точки зрения сегодня целый инструментарий предложен правительством РФ для развития Дальнего Востока. Свободный порт – это одна из составляющих, поэтому я очень надеюсь, что мы нарастим показатели. Судя по Владивостоку – это эффективный способ. Примерно год существует Свободный порт, и у них действительно очень большой приток инвестиций по различным направлениям, перспективы неплохие. Я понимаю, что мы в этой части соревноваться с Владивостоком не можем, да и не будем, у нас свой путь развития. Но даже за два-три месяца у нас пришло порядка десяти инвесторов. Сегодня бизнес может выбирать наиболее удобный для него режим – либо это Свободный порт, либо это территория опережающего развития. Инвестор смотрит, что ему удобнее, сравнивает, определяется. Но отбор резидентов – тоже довольно жесткий.

– То есть бизнесмены начали считать и понимать, какие сценарии возможны.

– Да, и мы с Минвостокразвития очень много сил на это потратили. Но главное, чего мы добились – сейчас это должно быть вот-вот решено, – чтобы в Свободный порт включили Елизовский муниципальный район. Там находится наш главный аэропорт. Расширение режима позволит применять упрощенный визовый режим в аэропорту, что, безусловно, даст дополнительный импульс для развития туризма в крае.

– И вы активно его сейчас реконструируете, насколько известно.

– Конечно. Аэродромную инфраструктуру мы создали, она сегодня самая современная. Летом 2016г. она в полном объеме заработала. В начале следующего года подведем итоги конкурса на определение инвестора по строительству нового здания аэровокзала. Так что через несколько лет создадим все условия для современного авиасообщения, расширим сотрудничество с иностранными государствами по чартерным программам, сделаем пребывание пассажиров в аэропорту более комфортным.

– Какие отрасли экономики вы развиваете, на что делаете акцент?

– Рыбная отрасль для нас – основа экономики. Мы очень активно занимаемся ее поддержкой. Очень много нюансов связано с нормативной базой, поэтому мы активно работаем с Росрыболовством, пограничниками, с тем, чтобы создать более комфортные условия для наших рыбаков. Очень многое удается сделать, но тема всегда очень сложная, живая. На днях я встречался с Ильёй Васильевичем Шестаковым [главой Росрыболовства], мы дали очередной пакет предложений в нормативную базу. В этом году мы, вне всякого сомнения, добудем миллион тонн. В третий раз за последние 25 лет.

Наши рыбаки, когда им понятны правила игры, начинают бизнес развивать. За последние 5–7 лет вложили в береговые предприятия больше 17 млрд рублей, 16 современнейших перерабатывающих заводов построено. И речь не о Петропавловске, а о побережье, труднодоступной местности с тяжелыми природными и климатическими условиями. Такого больше нигде нет.

– А кроме рыбной отрасли какие еще направления развития дадут активный рост местной экономики?

– Мы определили для себя трех «китов». Безусловно, рыбная промышленность – это основа всего. Помимо инвестиций, развития производства, увеличения поставок нашей продукции на внутренний рынок это десятки тысяч рабочих мест для наших земляков. 

Второе – это горнорудная промышленность. Она фактически только зарождается, у нас никогда не добывали рудного золота, платины. За эти годы на Камчатке три новых ГОКа построили, один из них на самом Севере. Только сейчас мы начинаем осваивать месторождения, лицензии на которые получали еще 10–20 лет назад. Наверное, какое-то время должно было пройти, чтобы эти вещи стали реализовываться. Если мы такими темпами пойдем, то где-то к 2020г. примерно на 8–10 тонн металла в год выйдем.

– Вы имеете в виду и золото, и платину?

– У нас в основном золото. Золото, серебро никель, медь. Но в первую очередь – золото и серебро. Конечно, с Магаданом и Чукоткой мы пока еще не можем соревноваться, но я надеюсь, что со временем это станет очень хорошо развитой работающей отраслью, которая сможет решать проблемы, связанные и с наполнением нашего бюджета, с созданием рабочих мест. Камчатка всегда считалась с экологической точки зрения территорией зеленой, и очень много людей говорили, что золото здесь добывать нельзя, что мы нарушим баланс, но мы добываем золото и добываем рыбу, и одно другому совершенно не мешает. Мы на Камчатке очень щепетильно относимся к природе, чтобы можно было после себя всё это природное богатство оставить. А эти вопросы напрямую связаны с третьей сферой, на которую мы делаем ставку, – туризм.

За последние два года мы значительно подросли. Сегодня точной методики подсчета здесь нет, но, по нашим оценкам, с 50 тысяч до практически 200 тысяч туристов в год мы выросли. Для нас это цифры значимые и значительные. Нам удалось увеличить туристический сезон.

– А что вы для этого делаете, у вас есть какие-то специальные программы?

– У нас есть программы развития туристической отрасли, мы стимулируем бизнес к развитию инфраструктуры, строим визит-центры и гостиницы, развиваем событийный туризм, презентуем наш красивейший регион на всех выставках. Очень много людей едут к нам не просто полюбоваться природой, а поохотиться или порыбачить. Сами туристические компании заинтересованы в том, чтобы сохранить ресурс для этого, и работа государственной охраны направлена на это.

– То есть туристический кластер у вас развивается специально.

– Камчатка всегда была туристическим регионом, но с инфраструктурой были огромные сложности. Сегодня ситуация в туризме кардинально меняется. У нас есть и условия для «дикого отдыха», и хорошие базы – на все вкусы и кошелек, что называется. Эта отрасль на подъеме, и в рамках ТОРа у нас есть очень много проектов, связанных с развитием туризма и, главное, с инфраструктурой туристической. И в рамках Свободного порта сейчас строится новый отель в Петропавловске. С гостиницами здесь всегда были проблемы. Если в курортной Паратунской зоне еще что-то строилось, то в самом городе всегда была большая проблема. Но сейчас всё выправляем.

Создать туристическую инфраструктуру – это очень дорогое удовольствие. Мы должны, с одной стороны, сохранить в надлежащем виде окружающую среду, щепетильно к ней относясь, а с другой стороны, создать условия для того, чтобы люди могли приехать и здесь комфортно разместиться. В этой связи начинают активно работать наши международные связи – с Японией, Китаем, Кореей. Очень много людей хотели бы оттуда приехать, и турпоток оттуда растет. Через два-три года мы построим новый международный аэропорт. Это, в том числе, даст нам возможность расширить чартерную программу, удовлетворив запросы наших соседей.  

До конца года закончим строительство нового морвокзала и будем готовы увеличить число заходов круизных лайнеров. Будут проведены ремонтные и дноуглубительные работы на причалах. То, о чём мы раньше только могли мечтать, сейчас реализуется.

Три этих направления – рыбная и горнорудная промышленность, туризм – потянут за собой всё остальное. Если мы сегодня говорим о развитии Свободного порта, порта-хаба, это, безусловно, потянет за собой судоремонт, снабжение и обслуживание судов. Аграрный сектор начинает подтягиваться.

В будущее мы смотрим с оптимизмом, несмотря на все трудности. Они, безусловно, будут, но мы для того и работаем, чтобы их преодолеть и двигаться вперед. У нас лозунг один: «Камчатка, вперед!».

– Это был лозунг вашей предвыборной кампании?

– В том числе. Когда я в 2011г. пришел, мы начали думать, за что хвататься, как двигаться, нужны были какие-то горизонты. И мы тогда для себя придумали три «Д»: дети, дома, дороги. И действительно вышла жилищная программа усиленная, а ведь на севере, в районах по 20–30 лет вообще ничего не строили. Благоустройством занялись активно, внедряем комплексную программу во всех районах края, детские сады и школы возводим.

– Так у вас связаны все элементы экономической концепции. Вы понимаете, где вы будете зарабатывать, и четко понимаете, на что вы это всё будете тратить.

– Конечно, но вместе с тем мы пока остаемся высокодотационным регионом. Федеральный бюджет достаточно большие средства выделяет, чтобы решить проблему сбалансированности бюджетов северных территорий. Очень большое количество людей, проживающих сегодня на Камчатке, пользуется различными льготами, преференциями – порядка 100 тыс. человек из 300. Это довольно большая нагрузка на бюджет. Кроме того, мы стареем – у нас сегодня 93 тыс. пенсионеров. И часть из них хотела бы выехать куда-то на материк, в более приемлемые климатические условия. Это федеральные программы, не региональные, мы пока не можем себе этого позволить. Конечно, за последнее время мы нарастили доходную базу на 10 млрд, с 11 до 21 млрд, снизили зависимость от поступлений из федерального бюджета.

– Это благородная задача – стремиться к свободе. В экономическом смысле такого рода независимость только приветствуется.

– Да, и вместе с тем я, конечно, очень признателен Правительству страны за то, что мы получаем все необходимые преференции и помощь. Несмотря на трудности, деньги к нам приходят, и мы можем с уверенностью говорить о выполнении майских указов, о развитии. Кстати, несмотря на высокодотационность, мы не закредитованы. Очень многие субъекты сейчас находятся в сложном положении по этой причине.

– То есть сейчас на первом месте на повестке экономические задачи?

– Скорее, социально-экономические. Они всегда были для нас в приоритете. В 2011г., когда меня назначили губернатором, я в своем первом интервью сказал, что, пока я буду территорию возглавлять, наш бюджет в своей основе будет носить социальную направленность.

Так получилось, что Камчатка в течение долгих лет, десятилетий была и остается добывающей территорией, мы действительно рыбный стол страны. Но, к сожалению, социальная сфера всегда проседала. А людям ведь нужны не только рабочие места, но и детсады, школы, клубы, спортивные объекты. У нас всегда этого не хватало, был большой дефицит, который мы восполняем сегодня. Даже по сравнению с нашими соседями по Дальнему Востоку у нас с этим было не очень хорошо. Поэтому очень много сил мы тратим на то, чтобы поднять социальную инфраструктуру.

– Владимир Иванович, спасибо за интервью, «Клуб Регионов» желает вам успешной реализации всех проектов!

С Владимиром Илюхиным беседовал гендиректор «Клуба Регионов» Сергей Старовойтов.

Версия для печати