Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
5 сентября 2016

Олег Кожемяко:

Привлекательность Сахалина в настоящий момент очень высока

Фото: sakhalin.info

Об итогах второго Восточного экономического форума для Сахалинской области, планах дальнейшего развития рыбной промышленности, сельского хозяйства и реализации закона о «дальневосточном гектаре» рассказал глава Сахалина Олег Кожемяко в интервью агентству «Интерфакс – Дальний Восток».

– Олег Николаевич, наверное, уже можно говорить о каких-то предварительных итогах форума для Сахалинской области?

– Второй экономический форум, конечно, выше по уровню, чем первый. Это и понятно. Инвесторы смотрели – насколько государственная политика по развитию Дальнего Востока имеет под собой долгосрочные перспективы. Мы видим сейчас, что разворот произошел – масса инвесторов, масса предложений. Только наш регион на ВЭФ подписал 17 соглашений: 8 подписало правительство Сахалинской области, и 9 подписала Корпорация развития Сахалинской области. Это хороший потенциал! Это порядка 30 млрд рублей.

– Это деньги по всем подписанным соглашениям?

– Да. Будем реализовывать новые проекты в туризме, сельском хозяйстве, топливно-энергетическом комплексе, торговле, в сфере рыбной отрасли и транспорта.

За счет природных, географических и других уникальных особенностей региона инвестиционная привлекательность Сахалинской области в настоящий момент очень высока. Однако, приглашая к себе инвесторов, мы сталкиваемся с определенными проблемами. Островное положение области обусловливает сложности с транспортной доступностью, обособленность энергосистемы. Всё это отражается на стоимости продукции, услуг, и является сдерживающим фактором для потенциальных инвесторов.

Поэтому мы запускаем процесс коренных перемен в экономике региона. Смысл их заключается в максимально эффективном использовании ресурсного потенциала области для развития ключевых отраслей, для поддержки местного малого и среднего бизнеса. В создании беспрецедентных условий для инвесторов любого уровня. Цель этой политики – изменение структуры региональной экономики.

Мы, например, на форуме подписали соглашение с японской компанией Mitsubishi о намерениях по строительству завода по производству метанола. Объем инвестиций компании по этому проекту может составить около $ 1 млрд.

– Можно рассказать подробнее об этом заводе? Технологии, строки строительства?

– Соглашение – это лишь первый шаг в реализации проекта. Следующая задача – найти на острове необходимые для переработки гарантированные объемы углеводородов. Этот вопросы будем выносить на встрече с нашими партнерами – с Sakhalin Energy, с Exxon Neftegas Limited. Конечно, и с правительством РФ, потому газопереработка и газохимия должны быть на Сахалине.

Мощность завода составит не менее 1 млн тонн в год товарного метанола марки А и Б. Продукцию планируется поставлять в страны юго-восточной Азии, в основном в Китай.

Благодаря этому проекту мы получим целый ряд выгод. Это дополнительные налоговые поступления, доступ к проверенной японской технологии. С местными подрядчиками – строителями и сервисными компаниями – будут заключены контракты. На заводе создадут 300 новых рабочих мест. И, соответственно, Сахалинская область получит дополнительную известность в качестве региона, где успешно реализуются крупные сложные проекты с участием иностранного капитала. А это – еще один весомый плюс к инвестиционной привлекательности Сахалина и Курил.

– Не составит ли этот завод конкуренцию мини-заводу СПГ, который собирается строить на Сахалине производственно-строительная компания (ПСК) «Сахалин»?

– Действительно, есть планы запустить такой мини-завод в Южно-Сахалинске, и в августе-сентябре 2017 года получить первую продукцию. Завод модульного типа предполагается разместить на площадке в 8 гектаров, расположенной в 200 метрах от газораспределительной станции «Дальнее».

Частично проект будет финансировать «Корпорация развития Сахалинской области», она планирует вложить в стройку 750 млн рублей. Продукция завода будет использоваться для обеспечения потребностей бизнеса и коммунальных предприятий там, где нет возможности подключиться к трубопроводному газу.

Однако не стоит говорить, что завод полностью закроет потребности региона. Его мощность 15 млн кубометров природного газа в год. В то же время потребности региона превышают 100 млн кубометров. Так что этот завод для нас – только пилотный проект. Он должен дать нам опыт производства СПГ и его использования.

Всерьез говорить о конкуренции между СПГ и метанолом нельзя. Это разные виды продукции, предназначенные для использования в разных сферах.

Думаю, что мини-завод СПГ будет у нас не один.

– Сеть заводов?

– Ну конечно. Будем дальше развивать сеть по населенным пунктам и автозаправки газомоторного топлива.

– Малым СПГ будете обеспечивать только Сахалинскую область или в другие регионы тоже планируете поставлять топливо?

– Пока мы ставим задачу по нашему региону. Поставки СПГ с Сахалина в другие регионы, конечно, планируются, но это отдаленная перспектива.

На форуме подписано соглашение с японской компанией по строительству бальнеологического комплекса в Южно-Сахалинске. Можете подробнее о нем рассказать?

– Компания Marusin Ivaderо управляет в Японии целой сетью комплексов онсен. Туда входят бани, гостиницы, рестораны. Мы в соглашении предусмотрели выделение под этот проект земли в Южно-Сахалинске. Этот участок находится в районе тектонического разлома, где есть горячие источники. Во времена Карафуто (когда юг Сахалина до 1945 года принадлежал Японии – ИФ) ранее там располагались японские бани. Этот факт удалось установить по японским картам и геологической информации из университета Хоккайдо. Владелец Marusin Ivaderо поднял эти карты, изучил их и выразил желание вложить свои средства в этот проект – порядка 500 млн рублей. Это будет первая японская баня онсен на Дальнем Востоке, построенная именно японцами, при строгом соблюдении технологии. Уверен, у сахалинцев, да и гостей области из других регионов России, а также у японских туристов будет пользоваться большой популярностью.

Онсен будет находиться у подножия горы Большевик, на которой располагается спортивно-туристический комплекс «Горный воздух». Сейчас там пустырь. Бальнеологический комплекс займет площадь в 5,6 тыс. кв. м. Работать он будет круглогодично. Японская компания рассчитывает применить здесь лучшие стандарты обслуживания. На одной территории разместят несколько открытых и закрытых бассейнов, мужскую и женскую бани, комнаты отдыха, массажные и процедурные кабинеты, в том числе с горячими каменными лежаками, разогретыми до температуры от 45 до 60 градусов. Посетителям предложат различные косметологические и профилактические процедуры, услуги SPA.

Ожидается, что начнет комплекс работать в 2018 году и будет способен ежедневно принять до 1 тыс. человек.

Конечно, мы поддержали этот проект, и поможем в его реализации в части создания необходимой инженерной инфраструктуры.

– Какие еще крупные соглашения вы планируете реализовать в дальнейшем?

– Мы подписали соглашение по строительству сети гостиниц. Это важно для нас и нужно, так как развитие туризма мы рассматриваем как один из наших приоритетов. У нас стоит задача – завершить строительство объектов в АПК, выйти на самообеспечение продукцией сельского хозяйства.

Мы подписали соглашение по реконструкции порта Корсаков с дноуглублением, со строительством морвокзала, причального комплекса, рыбного терминала, холодильника. Эти все проекты будем реализовывать в 2017 году, часть из них в 2018 году завершится.

– Как движется проект по заводу рения? Кто будет его реализовывать? Расскажите о самом заводе – когда он начнет работать, его мощность, технологии, логистика?

– Вопрос далеко не такой простой, как может показаться на первый взгляд. Рений – тугоплавкий редкий металл. Он имеет стратегическое значение, потому что применяется для легирования сплавов при производстве элементов конструкции ракетных и реактивных двигателей. Кроме того, рений используется при изготовлении катализаторов в химической промышленности. В настоящее время промышленность России потребляет около 5,5 тонн в год.

На курильском острове Итуруп существует месторождение в виде выброса фумарольных высокотемпературных газов, содержащих небольшое количество солей рения. Главная проблема состоит в том, что промышленной, экономически эффективной технологии улавливания рения из таких газов не существует. По согласованию с Минпромторгом России в федеральную целевую программу «Социально-экономическое развитие Курильских островов (Сахалинская область) на 2016–2025 годы» было включено мероприятие по разработке такой технологии и созданию промышленной установки для извлечения рения. В зависимости от результатов этой работы будет приниматься решение о возможности и целесообразности реализации инвестиционного проекта по добыче рения.

Если результат этой работы будет положительным, Сахалинская область поддержит инвестиционный проект. Это будет софинансирование из средств регионального бюджета, вложения в энергетическую и транспортную инфраструктуру нового производства.

– Когда планируется создать полноценный рыбный рынок, чтобы жители региона могли покупать продукцию?

– Думаю, что в 2018 году он заработает.

– Это будет постоянно действующая площадка?

– И площадка, и рыбный рынок в городской черте Южно-Сахалинска.

– А прямые поставки рыбы в Москву, Екатеринбург и в другие города России, без посредников?

– Мы сейчас это и делаем. В 2018 году начинаем строить в порту Корсакова оптово-логистический центр, где будет логистический склад, холодильник, площадки для хранения, как охлажденной рыбы, так и свежей живой рыбы. Будет тара и упаковка, которая необходима, чтобы можно было загрузить самолетами в Москву и отправить. И это удобно – 14 км от порта Корсаков до аэропорта Южно-Сахалинск. В аэропорту мы тоже предусмотрели помещения для хранения такой продукции в случае задержки авиарейса, неблагоприятных погодных условий.

У нас есть свободные мощности на самолетах, которые идут на запад – по 10 тонн на каждом рейсе. Даже если два рейса в день будет выполняться, то 20 тонн достаточно, чтобы торговая сеть на западе гарантированно имела хорошую продукцию. И тарифная составляющая сейчас довольно льготная у «Аэрофлота».

Мы переговорили с японскими компаниями о том, чтобы из Вакканая в Корсаков они поставляли нам свою продукцию.

– То есть японские морепродукты тоже пойдут сюда? Гребешок тот же...

– Да. Но гребешок у нас и свой есть. Та продукция, которой нет у нас. Поэтому клиент должен выбрать нашу продукцию, посмотреть японскую, чтобы не лететь туда и не заниматься многими вопросами, так как японская продукция у нас уже будет сертифицирована и растаможена. То есть можно будет ее спокойно загрузить в хорошую упаковку в хороших условиях хранения и доставить к себе в свою торговую сеть. Думаю, что это будет иметь успех.

– Это будут поставки в торговую сеть или в сеть собственных фирменных магазинов?

– Крупные рестораторы Москвы желают получать такие поставки. Если к этому подключатся крупные торговые сети – мы с удовольствием включим их в этот проект.

– По проектам АПК. У вас есть проекты, которые вы реализуете с Белоруссией, японцы хотели выращивать на Сахалине пшеницу, Южная Корея – плантации клубники, яблоки. Планируете с этой продукцией выходить на внешние рынки или только внутренний будете обеспечивать?

– Задача по сельхозпродукции – в 2018 году обеспечить жителей Сахалинской области собственными продуктами. В овощах закрытого грунта – помидоры, огурцы, зелень. Это – охлажденное мясо птицы, свинина, цельномолочные продукты. Дальше мы рассматриваем возможности за счет привлечения инвесторов и увеличения объемов производства поставки за пределы Сахалинской области.

Но пока у нас задача – накормить свой регион. И наши все производства рассчитаны на это. По этим продуктам у нас в 2018 году будет полное самообеспечение. С белорусами мы реализуем проект садов, рассматриваем вопрос по теплицам под ягоды. Это уже задача второго этапа.

Вопросы о выращивании яблок при участии партнеров из Южной Кореи и пшеницы вместе с японцами всего лишь обсуждаются, о конкретных решениях говорить рано.

Сейчас для нас более актуально сотрудничество с компаниями соседнего японского острова Хоккайдо. Его природно-климатические условия схожи с сахалинскими, а местные фермеры накопили большой опыт выращивания сельхозпродукции в закрытом грунте. Их знаниями, технологиями мы также хотим воспользоваться, развивая собственное производство.

– Как идет реализация так называемых «дальневосточных гектаров»? Кто активно заявляется на эти земли – сахалинцы или граждане из других регионов? Под что берут землю? Нет опасений, что земля будет простаивать?

– Пока в Сахалинской области так называемый «дальневосточный гектар» предоставляется на территории Тымовского городского округа. Получить его на данном этапе в соответствии с законом могут только сахалинцы и курильчане. По данным на 1 сентября через федеральную информационную систему «На Дальний Восток» или лично в уполномоченный орган подано 130 заявлений. Уже заключено 25 договоров, земельные участки общей площадью 47 гектаров предоставлены 52 гражданам. Еще по 5 заявкам от 17 граждан ведется работа по постановке на государственный кадастровый учет земельных участков и заключению договоров.

В основном люди предполагают использовать участки для выращивания овощей, сенокосов. Но есть и проекты по развитию туризма, созданию цеха по выращиванию грибов, строительству складов для хранения продуктов. Конечно, не все эти проекты люди смогут реализовать, это нормально. Но чтобы земля не простаивала, законодатель предусмотрел механизм ее возврата. Через три года граждане, получившие земельные участки, должны направить в уполномоченный орган декларацию об освоении земельных участков. Если участок не используется вовсе, или используется не по назначению, землю придется вернуть. И уже другой человек, возможно, сможет использовать «дальневосточный гектар» для дела.

interfax-russia.ru

Версия для печати
Главное