Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
17 марта 2014

Реабилитация Родины

Фото: ИТАР-ТАСС

Незаконно репрессированная Ельциным, Россия, наконец, вышла из лагеря искусственных границ и восстановлена в своих правах: быть равной среди великих держав, возвращать потерянные земли, защищать соотечественников. И за это надо благодарить Крым, который вернулся домой и помог России вновь обрести себя.

Рогозин, конечно, прав: 16 марта - «великий день победы национального духа». По-хорошему возвращение Крыма надо приветствовать «24 залпами из 324 орудий», как в годы войны салютовали в честь освобождения оккупированных немцами городов. Эта дата должна стать красным днем календаря, потому что если выигранное бескровное сражение за Севастополь не праздник, то что тогда праздник?

На улицах крымских городов не просто праздник – эйфория. Поэтому как-то сразу и охотно верится в 96 процентов проголосовавших за воссоединение с Россией. «На правах субъекта РФ», - подчеркивалось в бюллетенях. И хотя в качестве альтернативы предлагалась широкая автономия в составе Украины, теоретически дававшая Крыму больше прав, чем у любого российского региона, сторонников «целостности» набралось только три процента.

Дело в том, что на полуострове с конца февраля не верят ни одному слову официального Киева, который действует по принципу «сейчас даем любые обещания, а вешать будем потом». Впрочем, даже внятных обещаний Симферополь так и не дождался. Что сказал Яценюк в Совбезе ООН: «Мы готовы вести общенациональный диалог, чтобы укрепить полномочия Автономной республики Крым в украинском парламенте»; «Мы будем защищать каждое меньшинство в нашей стране». Какие полномочия, как защищать русское «меньшинство», которого в Крыму 60 процентов, украинский «премьер» пока не придумал, но в праве на референдум крымчанам отказал. А почему вообще надо слушать человека, утвержденного в должности революционной толпой? Правительство республики и не слушает.

С другой стороны, после победы «великой национальной революции» в Киеве весь Юго-Восток, а особенно жители Крыма почувствовали себя совсем чужими в этой стране. Украинцами они и раньше себя не считали, но с политикой прежних режимов еще как-то мирились, теперь же восстали. Не просто испугались «поездов дружбы» и форсированной «дерусификации», но и вспомнили старые обиды, и высказали родине-мачехе всю правду в глаза. Простые люди иногда удивительно точно формулируют: «Все эти годы мы были для Украины как… приемыши».

Кем являются крымчане для России, станет ясно очень скоро. После окончательного подведения итогов референдума решение о включении республики в состав РФ должна принять Москва. Теоретически может и не принять, но в Крыму в такой исход не верят ни на улицах, ни в Верховном совете. «Мы в Москву едем для того, чтобы нас уже взяли, наконец, и не уедем, пока не возьмут», — решительно настроен спикер парламента Владимир Константинов.

Америка не признала крымский референдум, ЕС не признал, Украина, разумеется, тоже, хотя мнение Киева волнует Москву в последнюю очередь. Но что значит угроза возможных санкций, которые обещают нам США, по сравнению с эпохальным событием, которым, несомненно, является воссоединение Крыма с Россией. Вчерашний триумфальный референдум действительно чем-то напоминает День Победы. Или полет Гагарина. И ликование в Севастополе, в Симферополе, на всем полуострове такое, будто разгромили могущественного врага или человека в космос отправили.

Москва же четко поделилась на два лагеря. Русские празднуют русскую победу, не имеющие национальности и совести либералы пребывают в состоянии фрустрации, которое пришло на смену экстазу предательства на т.н. «Марше мира». Украинские фашисты и жовто-блакитные патриоты открыто ненавидят «российских оккупантов», но потере Крыма, если разобраться, особого значения не придают – их сейчас больше волнуют Харьков с Донбассом. А вот московский фан-клуб майдана как будто чувствует приближение катастрофы, которая уничтожит уютный либеральный мирок.

Но ведь Крым - это всего лишь полуостров размером меньше Бельгии, который станет еще одним регионом России, плюс Севастополь как отдельный субъект – не такое уж великое приобретение по сравнению с гигантскими территориями, утраченными Россией в 91-м. Чем так напуганы все эти борцы за мир во всем мире? Ну не войной же, существующей только в их больном воображении?

На самом деле «пацифисты» в Вашингтоне, в Киеве и в Москве понимают, что Крым сделал Россию другой. Незаконно репрессированная Ельциным, страна и при Путине долгое время оставалась фактически неполноправной. Нам позволялось в лучшем случае отвечать на прямую агрессию, как в 1999-м или в 2008-м, но защищать соотечественников за рубежом, тем более пытаться вернуть отторгнутые у России территории мы и думать не могли. И вот происходит невероятное – русские приходят на помощь русским, стирают нарисованную политическими авантюристами разделяющую народ границу.

Воссоединение Крыма со своей настоящей Родиной знаменует отказ России от дальнейшего отбывания наказания в лагерной ограде ельцинской «эрэфии» и начало движения к своим естественным пределам. Суть не в размерах присоединяемых территорий – один Севастополь стоит для нас больше, чем вся Средняя Азия (хотя и она была покорена дорогой ценой), потому что город русских моряков, безусловно, наш. И вот это ощущение узнавания родного человека, с которым не виделся 23 года, но который (и ты это понял только сейчас) по-прежнему дорог тебе, породило волну крымской эйфории, мгновенно объединившей своих со своими – по обе стороны границы.

 

Россия вернула Крым, но и Крым вернул 140 миллионам русских уважение к себе и к своей стране. Отныне мы не просто население большой и пестрой Российской Федерации, мы снова великая нация. Теперь Россию можно любить не как пресловутую «мать-алкоголичку», а совершенно искренне, гордясь ее успехами. Невозможно не любить и не уважать страну, гражданами которой мечтают стать миллионы русских в Донецке, Харькове, Луганске, в Крыму. Крымчанам повезло, и они не скрывают своей радости.

Незабвенный Егор Летов в проклятые 90-е написал песню со словами «Вижу - поднимается с колен моя Родина!». Тогда это было вызовом оскотиневшему обществу, абсурдной мечтой, потому что Родина твердо стояла на коленях. Летов не дожил, к сожалению, а ведь она правда поднялась.

МИД России по этому случаю разместил на своей официальной странице в «Фейсбуке» хрестоматийное «Жди меня», но в контексте украинских событий симоновские строчки звучат совсем не банально, утонченно и свежо звучат, наполняясь новым смыслом.

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди…

Не будем гадать, прозрачный ли это намек или попытка поэтическими средствами объяснить англоязычной аудитории (есть перевод) те чувства, которые сегодня переживают русские. В любом случае на постсоветском пространстве есть еще много мест, где Россию по-прежнему считают своей Родиной, помнят ее и надеются на нее. И, да, русские своих не бросают, но иногда своим приходится очень долго ждать. Не у всех получается. Собственно, об этом приятно удивляющий российский МИД напоминает бессмертными стихами Симонова.

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Глеб Александров

Версия для печати