Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
11 октября 2013

Алексей Островский:

«Я хочу получить доверие не только президента и депутатов, но и доверие смолян»

Фото: smolcity.ru

Губернатор Смоленской области Алексей Островский заявил о своем желании принять участие в выборах главы региона. Назначенный на эту должность Дмитрием Медведевым в 2012г. Островский объяснил, что для него важна не только поддержка президента и депутатов, но и «доверие смолян». Об этом, а также о работе в условиях жесткой экономии бюджета, постоянных поездках по области и о том, что для него существует только две партии - партия честных и «диаметрально противоположных» людей - Островский рассказал в интервью программе «Диалоги». Полный текст интервью размещен на официальном сайте Администрации Смоленской области.

Ведущий: Я Вас приветствую в программе «Диалоги». Планировал начать с другого вопроса, но коль уж случился на прошлой неделе Госсовет, где прозвучала критика в адрес Смоленской области, то, если Вы не возражаете, начнем с этого. Напомню телезрителям, речь на Госсовете шла о государственных закупках или заказах, когда администрации регионов, муниципалитетов заказывают на аукционах медицинское оборудование, автомобили и так далее, и много нарушений в этой системе. Смоленская область была приведена в качестве примера, что аж на 46 миллионов рублей. было закуплено школьное лабораторное оборудование, причем одним из мотивов такой суммы и такого оборудования было то, что оно хорошо работает в высокогорных условиях. Конечно, курьезный случай, хотя, я так понимаю, это дела минувших дней. Тем не менее, Ваш комментарий.

Алексей Островский: Мне как человеку, который уже на протяжении длительного времени неразрывно связан со Смоленщиной и крайне трепетно относящемуся к смоленской земле и смолянам, конечно, крайне неприятно любое негативное отрицательное упоминание Смоленской области. Тем более мне это вдвойне неприятно, когда я понимаю, что люди, услышав слова президента, ассоциируют произошедшее со мной и с моей администрацией. Но ровным счетом наоборот. Когда была сформирована новая администрация под моим руководством, мы промониторили некоторые вещи, которые были до нас, и подобные факты, к сожалению, ранее были не единичны. Этот факт курьезно звучит, наиболее провоцирующе, поэтому я думаю, что из истории Смоленской области, из истории того, что здесь было до меня как до губернатора, сотрудники аппарата президента и вставили этот фрагмент как наиболее курьезный. Вся эта история действительно имела место, и президент абсолютно прав, с одной оговоркой. Все это произошло в Смоленской области в начале 2011-го года. То есть, фактически, чуть более года до момента моего назначения в качестве исполняющего обязанности губернатора. И таких фактов, я повторяюсь, было ранее предостаточно. Что касается 46 миллионов, то лот был разыгран предыдущей администрацией в рамках единой позиции на 46 миллионов, а высокогорное оборудование – это всего лишь один проектор стоимостью 13 тысяч 500 рублей, который был включен в этот лот, и который, как я полагаю, был включен небезосновательно. Потому что по таким вещам всегда возникают вопросы – нет ли здесь желания отсечь других участников, желающих поучаствовать, простите за тавтологию, в тендере. Но это вопросы не ко мне, это вопросы к тем, кто работал здесь до меня.

Ведущий: Мы, правда, не одиноки в этом. Из уст президента прозвучала цифра, что 60 процентов закупок происходит с нарушениями. Я не втягиваю ни в коем случае Вас в дискуссию, потому что Вы все-таки назначенный губернатор. Я просто хочу сказать, что меня умиляет всегда Владимир Владимирович. Он на каждом совещании так искренне удивляется тому, чему уже никто не удивляется, то есть нет понимания, что система не работает. Но, как правильно Вы всегда говорите, «я отвечаю за Смоленскую область, не за страну», да? Давайте о Смоленской области. Все-таки Вы считаете, что Вам удается создать такую систему и контроля, и учета подобных, и других, так сказать, «проделок» чиновников, и, главное, систему ответственности за то, что происходит? Я так понял, что Вы уверены, что при Вас это просто невозможно?

Алексей Островский: Я не идеалист. Поэтому, безусловно, я не уверен на сто процентов. Хотел бы подчеркнуть, что государственные закупки существуют на разных уровнях. И огромное количество государственных закупок совершается на муниципальном уровне администрациями муниципальных образований. В частности, администрацией города Смоленска. Опять же может получиться какая история. Допустим, администрация Смоленска или любого другого муниципального образования проведет что-то с нарушениями и закупит какие-то вещи для нужд муниципального образования. И вновь на том или ином совещании глава государства или иной очень высокий чиновник скажет, что «вот Смоленская область – там творится беззаконие и беспредел». И для жителей региона, с одной стороны, справедливо за это буду отвечать я, с другой стороны, я не имею к этому ни малейшего отношения, и, главное, я не имею полномочий, чтобы вмешиваться в этот процесс. Поэтому я не сомневаюсь, что факты нарушений есть. Я не сомневаюсь, что в администрации Смоленской области, где у меня исключительные полномочия как руководителя, этих фактов практически нет или их значительно меньше, чем было ранее. Но проконтролировать каждую закупку, а их сотни, тысячи, закупается от карандашей до каких-то серьезных позиций, от рубля до миллионов, я как глава субъекта проконтролировать не могу. Но при этом я выстроил такую систему, изменил структурные подразделения администрации, поменял людей, которые работают на ключевых позициях, что это дает основание мне быть уверенным в том, что это или практически отсутствует, или в разы меньше. Но иллюзий я не питаю.

Ведущий: Кстати, иногда возникает информация об автомобильном парке, в частности, областной администрации, парке губернатора. И говорят о том, что каждый новый губернатор стремится купить автомобиль и подороже, и покомфортнее. Если говорить об автомобильном парке, здесь можно внести ясность?

Алексей Островский: Сейчас, в условиях колоссального дефицита смоленского бюджета, в условиях кризиса экономики Смоленской области как вытекающего из экономики Российской Федерации и дальше мировой, мы, администрация области, производим значительное сокращение бюджетных расходов. В первую очередь на работу чиновничьего аппарата. Мы сокращаем ставки, сокращаем автотранспорт, сокращаем, в том числе, даже расходы на канцелярские принадлежности, которые закупаются для нужд администрации. И я очень рад, что у нас есть полное взаимопонимание с новым руководством Смоленской областной думы, с ее председателем Игорем Ляховым. И этот процесс будет перманентно параллелен. Мы будем сокращать расходы на чиновников и на депутатский корпус. В этом смысле закупок автомобилей на протяжении, наверное, последнего года не припомню, чтобы производилось. Ранее они были.

Ведущий: Я, кстати, гораздо более терпимо отношусь к этому факту, чем мои коллеги, потому что понимаю, сколько губернатор времени проводит в автомобиле. И в поездках по региону, и в бесконечных поездках в Москву и в другие регионы на совещания. Так что здесь надо найти золотую середину. Потому что губернатор должен все-таки иметь возможность нормально отдохнуть и нормально работать в машине, если ему это надо.

Алексей Островский: Я действительно очень много мотаюсь по области, постоянно мотаюсь в Москву, потому что кучу вопросов нужно решать, как Вы понимаете, в московских кабинетах, в правительстве, в администрации президента, в министерствах. И зачастую я действительно работаю в машине. Я просматриваю документы, расписываю почту, смотрю информационные материалы, но не могу сказать, что я каким-то образом выхожу за рамки здравой логики. Когда я был назначен, а затем избран губернатором, машина, которая была закреплена за мной, уже имела к моменту пользования мною пробег в 200 тысяч километров, и постоянно что-то выходило из строя, в первую очередь электроника. Мне пришлось приобрести чуть более года назад новый автомобиль, один, – это машина «Лексус».

Ведущий: Кстати, Владимир Иванович Анисимов, царствие ему Небесное, как-то мне рассказывал, так, во всяком случае, было раньше, что на какой машине приезжает областной начальник в Москву в некое министерство, тоже играло определенную роль.

Алексей Островский: К сожалению, играло и играет.

Ведущий: Мы говорили про то, что Вы назначены президентом, избраны думой. Алексей Владимирович, у Вас нет в мыслях такого желания повторить поступок Собянина, поступок президента Ингушетии Евкурова и, скажем так, попросить руководство страны разрешить Вам, такая уж у нас система, пойти на досрочные губернаторские выборы? Может быть, не в 2014-м году, возможно, совместить их с выборами в горсовет в 2015-м году?

Алексей Островский: Я хочу получить доверие не только президента и депутатов Смоленской областной думы, но доверие смолян. Но это вопрос двухстороннего движения. Мое желание не может быть только моим желанием, это должна быть позиция президента и позиция его чиновников, сотрудников администрации президента, с которыми я уже длительное время провожу консультации, в том числе и на эту тему. Притом что я хочу заручиться поддержкой со стороны смолян, мне еще для смолян нужно поработать и многое сделать. По крайней мере, в моих планах и ежедневной работе это есть. Другой вопрос – сокращение бюджетных расходов. Другой вопрос – кризис, я об этом говорил. То есть совпадение этих факторов, конечно, для меня огорчительно. Хочется делать больше, строить новые социальные объекты, а денег в бюджете нет. Причем их нет не только в региональном бюджете, но, к сожалению, их нет и в федеральном бюджете. И об этом уже говорит и президент, и председатель правительства – о сокращении расходов на пять, на десять процентов. Поэтому мысли есть, консультации есть, и, возможно, когда-либо эта взаимная позиция совпадет – Островского и тех чиновников, которые у президента отвечают за внутреннюю политику.

Ведущий: В сентябре прошли два очень важных события. Выборы в областную думу и День города, юбилей Смоленска. Много сказано, написано, и Вами, и журналистами. Хочу задать вопросы, которые, может быть, еще не задавали. По думе. Результат известен. И я должен сказать, что наши с Вами прогнозы сбылись насчет председателя областной думы. Я в свое время задавал Вам вопрос про Игоря Васильевича Ляхова. Кстати, об Игоре Васильевиче. Вы знаете, что интересно. Ведь до Вашего прихода в область Игорь Васильевич относился к той категории людей, про которых говорят «широко известен в очень узких кругах». То есть аграрий, руководитель крепкого хозяйства «Рыбковское». Как депутат областной думы не сказать, что он был в числе самых активных, и вдруг такое волшебное преображение. Это чья-то рекомендация или это Ваша интуиция, что Вы так резко приблизили к себе, возвысили, можно даже так сказать, Игоря Васильевича Ляхова?

Алексей Островский: Это исключительно мое решение. Для меня люди, имея в виду их партийную принадлежность, делятся на две категории. Одни входят в партию порядочных, честных, искренних людей, другие в диаметрально иную партию. С учетом того, что я не коренной смолянин, с учетом того, что я не ходил здесь в детский сад и школу, круг моего общения достаточно ограничен. И в этом смысле мне тяжелее, чем коренным смолянам, искать таких людей, входящих в ту партию, которую я поддерживаю – партию честных и порядочных. У меня здесь есть близкий друг, Лев Платонов. Несмотря на определенную разницу в возрасте, я могу сказать, что мы друзья. И когда я был назначен сюда, я советовался с ним. Он мне порекомендовал рассмотреть кандидатуру Ляхова в качестве заместителя по сельскому хозяйству. Я назначил Игоря Васильевича своим заместителем, и за то короткое время совместной работы, которое нас сблизило, могу сказать, я понял, что это глубоко порядочный, совестливый, искренний и честный человек. И сейчас это мой близкий, очень близкий товарищ. Я очень рад, что федеральное руководство партии «Единая Россия», местный депутатский корпус поддержали кандидатуру Ляхова сначала в качестве руководителя регионального отделения партии, затем председателя Смоленской областной думы. Мне с ним комфортно, и я не боюсь к нему повернуться спиной. А для Смоленской области, при всем уважении и любви к смолянам, имея в виду тех смолян, которые в политике и в так называемой элите, это очень многое значит, когда можешь быть уверен, что к человеку можно повернуться спиной.

Ведущий: Вы помните, конечно, было такое знаменитое письмо Ленина к съезду. Уже на закате жизни он писал про Сталина, что тот сосредоточил в своих руках слишком большую власть и это может быть опасным. Власть, Вы сами знаете по себе и лучше меня, страшная штука. У Игоря Васильевича не закружится голова от того, что он, мало того что председатель областной думы, но еще и председатель регионального отделения «Единой России», которая имеет большинство в областной думе? Не закружится голова, как это случилось, на мой взгляд, во всяком случае, с его предшественником Анатолием Ивановичем Мишнёвым, который в какой-то момент решил, что, в общем-то, не губернатор, а именно он определяет политику в области. Нет таких опасений?

Алексей Островский: Первое. Я бы хотел прокомментировать Вашу реплику о том, что власть – «страшная штука, и Вы это знаете не хуже меня». Я этого не знаю. Я надеюсь, очень надеюсь, что со мною тех печальных тенденций, о которых Вы говорите, пока не произошло, не происходит и не произойдет. Хотя оценивать, конечно, не мне. Произойдет ли это с Игорем Ляховым? Это вопрос не ко мне, это вопрос к Игорю Васильевичу. Я верующий человек и считаю, что все мы, как говорится, ходим под Богом. И за всеми за нами смотрит Господь. Поэтому произойдет то или иное в жизни человека или не произойдет – это его ответственность перед своей совестью, перед собой и перед Богом. Каждый волен выбирать свой путь. На сегодняшний день у меня есть уверенность, что Игорю Ляхову это не грозит, хотя Вы абсолютно справедливо сказали, что его предшественник против этого искушения не смог устоять. Еще раз говорю: мы товарищи,и, надеюсь, со временем станем и близкими друзьями.

Ведущий: Должен сказать, что усилия журналистов, без ложной скромности скажу, и моих, и вообще неравнодушных смолян все-таки возымели действие. И возымели действие благодаря Вашему пониманию и отклику. Я говорю о сокращении расходов на содержание думы. Это идет параллельно с администрацией, о чем Вы сказали, касается и количества освобожденных депутатов. Хотя 16, я считаю, это тоже большая цифра, но, наверное, это поэтапный процесс. И то, что касается депутатского фонда. И, наверное, это решение, которое еще не принято, станет первой проверкой на прочность нового депутатского корпуса. Потому что, я боюсь, наши дедушки-депутаты, привыкшие к раздаче бюджетных денег, и таким образом, как Вы правильно сказали на пресс-конференции, это был подкуп, собственно, неприкрытый, а может, и прикрытый подкуп избирателей, они могут занять какую-то другую позицию. И внушить молодым депутатам, что, «ребята, ну как же так, понаобещали своим избирателям, они на это пошли, а как без фонда выполнить наказы». Здесь еще есть вопрос, Алексей Владимирович?

Алексей Островский: Во-первых, про сокращение депутатов, работающих на постоянной основе. Если Вы обратите внимание, то при моем руководстве областью количество депутатов с пятидесяти процентов, работающих на постоянной основе, уже сократилось до тридцати процентов. Если в прошлом созыве думы депутатов было 24 из 48, которые работали на постоянной основе, то в этом созыве их – 16. Это ровно треть. При этом могу сказать, что я благодарен депутатскому корпусу, депутатам Смоленской областной думы, вновь избранным депутатам, что они поддержали мою позицию. Может быть, даже не столько поддержали, сколько были солидарны со мной изначально. Ведь это они голосовали за то, чтобы сократить количество депутатов, работающих на постоянной основе. Поэтому это наша совместная позиция. Что касается, много это или мало, я не могу сказать, что «это много», и не могу сказать, что «это мало». Это ровно столько, сколько требуют законы и реалии. Кто у нас работает в думе на постоянной основе? У нас есть семь комитетов и четыре комиссии. В каждом комитете и в каждой комиссии, я думаю, Вы со мной согласитесь, должен быть, как минимум, один человек, работающий на постоянной основе и несущий основную нагрузку. У нас так и получилось. Одиннадцать позиций – по одной в каждом комитете и в каждой комиссии. Далее, у нас есть руководство думы, это председатель и заместители председателя. Они тоже несут большую нагрузку как руководство думой и тоже должны быть на постоянной основе. При этом, кстати, один из заместителей председателя отказался от постоянной основы. Есть федеральное законодательство, и те партии, которые получили незначительное представительство, а у нас таких две, тоже на основании не смоленского закона, а федерального могут и обязаны иметь одного представителя, работающего на постоянной основе. Вот Вам и 16. Ровно столько, сколько нужно – не больше и не меньше.

Теперь что касается депутатских фондов. Слово «подкуп» я, наверное, считаю не совсем корректным, хотя оно действительно было произнесено. У нас нет возможности сейчас нести такие расходы в рамках регионального бюджета. С бюджетом все очень плохо. И это не вина Ляхова, не вина депутатов, не вина Островского и его администрации. Хотя, в том числе, и часть нашей вины тоже есть. Мы не смогли за полтора года создать новые предприятия, которые бы платили новые налоги. Но, по определению, это невозможно. Даже чтобы дом построить – нужно время, не говоря уже про промышленные предприятия. Поэтому эта работа есть, и она будет продолжаться.

Второе. Это подмена представительной властью функций исполнительной власти. Любой депутат от лица избирателей может обратиться в администрацию области и потребовать решения того или иного вопроса, и эти деньги так или иначе все равно будут выделены.

А третье, что не нужно забывать, и, может быть, это ключевое – позиция прокуратуры. Прокуратура неоднократно высказывала свою оценку этому как недопустимому, противоречащему нашему законодательству. У нас все процедуры должны проходить через 94-й закон, а вот эти фонды расходуются, минуя этот закон и другие. И механизм контроля практически отсутствует. Все это, вместе взятое, и привело к тому, что мы, администрация области, формируя сейчас бюджет на 2014-й год, не закладываем туда эти деньги. Они идут на иные нужды. На выполнение в первую очередь указов президента по повышению заработной платы работникам бюджетной сферы и на решение других социальных вопросов. Мы должны строить детские сады, ремонтировать дороги, медицинские учреждения. И вот на это и пойдут эти деньги. Они также придут к людям.

Ведущий: То есть здесь противодействия со стороны депутатского корпуса не ожидается?

Алексей Островский: Депутаты – самостоятельные люди. Они не зависят от администрации, не зависят от губернатора. Более того, все они имеют ту или иную политическую принадлежность. Поэтому это решение будет исключительно решением депутатского корпуса. Посмотрим, как проголосуют депутаты. Это их суверенное право. Но та логика, с которой я выступаю и о которой я, в том числе, сейчас Вам говорил, надеюсь, будет услышана большинством депутатов.

Ведущий: Теперь о Дне города. Тоже было много сказано, и здесь, опять же, нет никаких сомнений в Вашем личном вкладе. Это касается прежде всего фасадов на Большой Советской, набережной и других объектов. Здесь любой объективно мыслящий человек Ваш вклад отрицать не будет. Но я опять же хочу задать вопрос, который Вам, наверное, еще не задавали. Вас не очень обидело, что все-таки ни Путин, ни Медведев, ни Нарышкин, ни Матвиенко, ни даже Жириновский не приехали на юбилей?

Алексей Островский: Это не мой юбилей, чтобы мне обижаться. Это первое. Второе, я считаю, что у руководителей государства в этот сложный для страны период есть много других важных задач, которые они решают ежедневно. Третье. Приезд высоких руководителей – это определенные сложности для жителей города, которые хотят отмечать праздник. И, не буду скрывать, это была, в том числе, моя осознанная позиция, которую я обсуждал с сотрудниками администрации президента, с сотрудниками аппарата правительства, о том, чтобы воздержаться от приглашения высших руководителей государства приехать на смоленскую землю. Мы все знаем, какие меры безопасности предусмотрены при охране президента страны и председателя правительства. Мы все знаем, какие могут быть перекрытия улиц и какой дискомфорт это принесет жителям города. В том числе, или в первую очередь, учитывая это, я формировал свою позицию и позицию администрации области. Мы старались сделать так, чтобы праздник был для тех, кому посвящен в первую очередь – жителям нашего замечательного города и нашей замечательной области.

Ведущий: Потому что некоторые Ваши друзья, в кавычках, сразу сказали – «это какой-то сигнал, это не просто так».

Алексей Островский: Я это понимаю, знаю, но думаю о смолянах. Повторю, это была моя осознанная позиция – посоветовавшись с высокими чиновниками в московских кабинетах, сделать так, чтобы в план и в график президента и председателя правительства эти поездки не были бы включены, при согласии их подчиненных. Второе. То, что президент привел на госсовете в качестве примера отрицательных расходов Смоленскую область, я знаю, опять порождают определенные мысли в головах моих недругов. Этого нет, и не дождутся. Я знаю, почему это попало в текст президента, знаю, как это все готовилось. Хочу их расстроить, близко нет ничего, и у меня очень хорошее настроение.

Ведущий: Раз уж мы заговорили о друзьях, которые в кавычках, тогда несколько слов все-таки об этой ситуации с родителями депутата Госдумы Алексея Казакова. Они уволены чуть ли ни в один день. Один с поста директора училища, другая – с поста директора детского сада. И, конечно же, понятно, что Алексей Валерьевич использует эту ситуацию на полную катушку, но, тем не менее, возникают, действительно, вопросы. У нас много училищ, много детских садов, но так вот звезды, понимаете, сошлись именно на Казаковых…

Алексей Островский: С удовольствием отвечу. Первое. Контрольный департамент администрации Смоленской области, как и контрольное управление администрации города Смоленска постоянно находятся в стадии проверок различных бюджетных учреждений и организаций. И эти два учреждения – не исключение. В результате этих проверок выявлены многочисленные факты финансовых нарушений. И в колледже, который возглавлял господин Казаков, и в детском саду, который возглавляла госпожа Журавкова. Большие это нарушения, маленькие нарушения – все трактуют по-разному, но исчисляются они суммами с нулями. Поэтому для сына своих родителей это, видимо, не нарушение. Для меня, как для контролера расходования народных средств, это значительные нарушения. Это первое.

Второе. Помимо финансовых нарушений было много других нарушений, и все это отражено в актах проверок, которые, кстати, по нашему законодательству немедленно вручаются тем, кого проверяют. Поэтому и депутат Казаков, и его родители еще задолго до увольнения знали о том, какие к ним есть претензии. Но в период выборов, видимо, предпочитали об этом молчать, не создавая отрицательный имидж для себя, как для людей-лидеров списка одной из политических партий.

Далее. Действительно, господин Казаков-старший и госпожа Журавкова были уволены примерно в одно время. Уволены на основании их серьезнейших недочетов, серьезнейших нарушений. Уволены после выборов, и в этом действительно есть определенный политический подтекст. Почему? Объясняю. В период выборов и задолго до них депутат Казаков, ничего не сделавший для Смоленской области, палец о палец не ударивший, чтобы принести сюда дополнительные бюджетные деньги, получить включение области в какие-то федеральные программы, с пеной у рта доказывал людям, что Островский настолько его боится, вместе со всей своей огромной администрацией, что хочет снять его вместе с партией с выборов. Я даже думать не думал об этом, а он об этом кричал. Поэтому я прекрасно понимал, что если произвести увольнение в период выборов, то потом, когда будет крайне негативный, незначительный, минимальный результат поддержки со стороны смолян этой партии, все это будет списано на то, что Островский специально в период выборов уволил членов списка и членов партии. Вот только этим объясняется, что это произошло после выборов. Поэтому совместное решение мое и главы администрации города – отложить эти увольнения, обоснованные, справедливые увольнения – на поствыборный период.

Ведущий: Алексей Владимирович, что касается того, кто может что-то сделать, кто не может что-то сделать. Вы говорили о том, что в Ваших планах все-таки есть заменить Анатолия Ивановича Мишнёва в Совете Федерации как посланца, так сказать, администрации области… По-разному можно к этому относиться, кто-то будет это приветствовать, кто-то нет, это уже другой вопрос. Во-первых, сохраняются эти планы или нет? Во-вторых, а что вообще эти люди могут сделать? Потому что сколько бы их ни было при разных губернаторах, я все время задаюсь вопросом: «А что они вообще-то могут сделать?»

Алексей Островский: Первое. Я никогда не говорил, что хочу поменять члена Совета Федерации от администрации Смоленской области. И никогда не говорил о том, что я планирую убрать Мишнёва Анатолия Ивановича из Совета Федерации. Я говорил, что его действия, а точнее, его бездействие, отсутствие работы и отсутствие координации его деятельности с администрацией Смоленской области начинает все больше и больше наводить меня на эти мысли. При этом я знаю законодательство. Если член Совета Федерации от любого субъекта, представляющий администрацию этого субъекта, не напишет заявление по собственному желанию, ни один губернатор поменять такого сенатора не может. Это действующее федеральное законодательство, которое в свое время изменила «Единая Россия» в рамках своей борьбы с бывшим председателем Совета Федерации, представляющим другую партию, Мироновым. Меня действительно крайне не устраивает то, что с момента своего назначения я практически не видел сенатора. Он практически не координирует свою деятельность с департаментами, с моими заместителями и даже не пытается узнать, что вообще нужно от него, как от члена Совета Федерации. Вот и все. Я ему ставил задачи при его командировании в Совет Федерации, он ни разу не пришел и не отчитался. Это его право. Каждый строит свое будущее сам. Теперь что касается представителей региона в Совете Федерации. Я знаю огромное количество людей по еще прошлой работе в качестве члена Федерального Собрания, депутата Госдумы, которые постоянно приносят пользу для своих субъектов. Это ежедневная кропотливая работа с министерствами, с ведомствами, и не на уровне министров, а сначала на уровне руководителей департаментов, чиновников средней руки, потом замминистров, потом, когда министр подписывает то или иное решение, вот – результат состоялся. Это и включение субъекта в какие-то программы, это и получение дополнительного финансирования, и многое-многое другое. Я знаю эти примеры. И я очень рад, что Смоленская областная дума делегировала в Совет Федерации после первого своего заседания члена ЛДПР, лидера списка ЛДПР на выборах в Смоленскую областную думу, профессора, доктора медицинских наук, заслуженного врача Российской Федерации Людмилу Вячеславовну Козлову. И я уверен, что Людмила Козлова принесет в субъект новые деньги, новое оборудование, новые объекты. Более того, уже в первые дни Людмила Вячеславовна в рамках работы с Минздравом России получила дополнительное медицинское оборудование для Смоленской городской больницы. Вот уже результат – еще месяц она не работает.

Ведущий: Алексей Владимирович, я сказал, что мы вернемся к бюджету. При этом я хочу сказать, что если Вы не будете возражать, и мы продолжим эту традицию встреч в «Диалогах» в последнюю среду года, то, наверное, все-таки более логично будет там говорить о бюджете, об инвестициях, о которых я сейчас сознательно не спрашиваю. Но о бюджете я хочу только одно сказать. Что сейчас мы ожидаем недостачу трех миллиардов рублей в областном бюджете, так как налог на прибыль намного меньше собирается, и не только у нас. Есть регионы, где еще хуже дела идут. Я уже не говорю о том, что… я не хочу забивать голову телезрителям, но есть такое понятие, и Вы знаете его прекрасно – «консолидированная группа налогоплательщиков» - это одно из решений, принятых на федеральном уровне, которое на полтора миллиарда рублей уменьшило эту сумму. И Михаил Юрьевич Питкевич говорил, что Вы намерены просить пять миллиардов в федеральном центре на покрытие вот этого кассового разрыва. Есть уже какие-то результаты или это еще в стадии решения?

Алексей Островский: Я считаю преждевременным говорить об этом. У нас ежедневный и очень хороший диалог с правительством в целом, с министерством финансов в частности. Неоценимую помощь здесь оказывает лидер партии, членом которой я являюсь, Владимир Жириновский. Его министры побаиваются, стараются не попадать под огонь его критики, и здесь у нашей области есть хороший инструмент. Есть Сергей Иванович Неверов, руководитель «Единой России», второе лицо в партии «Единая Россия», который тоже уже тесно связал себя со Смоленщиной, и он тоже оказывает активное содействие. Поэтому есть уже и решения определенные, есть ожидания некоторых решений. Но проблема не в том – получить федеральную помощь или не получить. Хотя и в этом проблема тоже, я неправильно сказал, – это позволяет минимизировать какие-то текущие риски. Надо привлекать деньги, привлекать инвестиции. Мы этим занимаемся, это очень тяжелая работа, не все хотят идти в Россию, имею в виду западных инвесторов. Российские потенциальные инвесторы, а я с ними постоянно сейчас встречаюсь, вообще не хотят ничего никуда вкладывать в условиях кризиса, предпочитают сидеть, такое есть выражение, «на кэше». Поэтому надо развивать область. Одними кредитами, одной поддержкой не проживешь. Это только хуже для субъекта. Более того, я наметил уже, как только стал губернатором, курс на сокращение государственного долга области, но, к сожалению, это совпало с кризисными процессами. Поэтому и эта работа пока, к сожалению, тормозится.

Ведущий: Я хотел затронуть вот какую тему. Вот Игорь Васильевич Ляхов, когда он был еще просто депутатом, принимал участие в этой программе, он даже меня поблагодарил, что я поднял эту проблему – проблему сотрудничества с Белоруссией. То есть белорусские производители, грубо говоря, «забили» наших смоленских производителей. И производство мясных, молочных, хлебобулочных изделий просто гибнет на Смоленщине, в том числе и по этой причине. В большой степени по этой причине. Мы тогда разговаривали с Игорем Васильевичем, он был в этом плане очень откровенен и взволнован, потому что как раз накануне состоялся съезд производителей молока в России, и первым пунктом в резолюции было «ограничить импорт белорусских товаров». Другое дело, что пришли к выводу, что это невозможно, тем более на уровне региона. И в то же время, понимаете, вот все эти ярмарки бесконечные, и Игорь Васильевич откровенно сказал, что люди платят за бренд, ничего там хорошего нет в качестве. Более того, он сказал, что отвечает за то, что там много ненужного среди этих продуктов и цены не дешевле. Но на этот бренд люди как на иглу сели и покупают белорусские товары. Я понимаю, Алексей Владимирович, что на уровне региона нет запретительных мер, с другой стороны, попробуйте в Белоруссии продать хоть килограмм картошки российской, там же под любыми предлогами… Нам мешает еще этот мыльный пузырь, называемый Союзное государство, которое никогда в жизни не будет создано. Поэтому, возможно, я уже сейчас обращаюсь к Вам как к заместителю председателя ЛДПР, может быть через Жириновского, но надо как-то проталкивать эту идею каких-то ограничительных мер, особенно для приграничных областей.

Алексей Островский: Жириновский проталкивал, проталкивает и будет проталкивать эту идею. Более того, я абсолютно разделяю Вашу позицию. В свое время как председатель комитета Государственной Думы по делам СНГ, отвечая, в том числе, за взаимодействие с Республикой Беларусь, и я поднимал эти вопросы, в силу чего, думаю, не очень позитивно воспринимаюсь в некоторых минских высоких кабинетах. Я считаю, что мы практически заложники вот этого пресловутого братства славянских народов. И этим активно пользуются белорусские власти, минские власти, белорусское руководство. У нас Таможенный союз, это плюс, и для нас, и для Беларуси. У нас Союзное государство, это плюс, и для нас, и для Беларуси. Но то, что Беларусь ставит заградительные барьеры на пути российской продукции, а мы нет, я считаю, это несправедливо по отношению к российским, в широком смысле, и к смоленским, в частности, товаропроизводителям. Я не буду говорить о том, лучше продукты, хуже продукты, о чем говорил Игорь Васильевич, тут и у нас есть продукты, которыми мы можем гордиться, и у белорусов их немало. Мясопереработка, если брать Смоленщину и Беларусь, конечно, у белорусов в разы лучше. Государственная поддержка лучше и больше. И то, что дает белорусское государство на литр белорусского молока, и то, что даем мы, это несравнимые вещи. Поэтому обо всем этом я говорю на различных совещаниях в правительстве, в Минсельхозе… Недавно приезжал министр сельского хозяйства Николай Федоров, я говорил ему об этом и просил поднимать эти вопросы на уровне правительства и председателя правительства. Но есть проблема, на которой играют. Это вот постоянный шантаж, что мы братья, вы нас предаете, вы нас закрываете. Есть еще много других вопросов стратегического значения. Мысли у меня те же, что и у Вас, Сергей Витальевич, и позиция ровно такая же. Но у высших руководителей государства есть своя логика. И мы в хорошем смысле несем этот крест и являемся заложниками.

Ведущий: Неужели они думают, что Белоруссия нас от войск НАТО защитит… Алексей Владимирович, и, наверное, такой завершающий вопрос. Бытовой. Потому что тоже время от времени слышу, что Вы занимаете какой-то многоэтажный особняк, площадь вокруг особняка чуть ли не две тысячи квадратных метров, там охрана… Что Вы там не платите ни за коммунальные услуги, ни за транспорт и так далее. Если так, не вторгаясь в Вашу личную жизнь, можно как-то ответить тем, кто опять же спекулирует на этом? Вы знаете прекрасно, кто...

Алексей Островский: За мною, как за губернатором закреплена квартира на улице Карла Маркса, и я ее занимаю, вместе с членами моей семьи. За мной, как за губернатором, закреплен объект под Смоленском – дача, на которой я, в том числе, проживаю вместе с членами своей семьи. То там, то тут, как удобно – по-разному. У меня младшая дочь пошла в первый класс, в одну из смоленских школ, и это создает необходимость чаще бывать в городе. Но и в выходные дни хочется, чтобы дети могли жить за городом и дышать воздухом. Объект мобилизационный. Именно поэтому он охраняется полицией, а не потому, что там проживает Островский и члены его семьи. Я плачу за все, за что положено. Я плачу за питание, когда там проживаю, и покупаю продукты. Более того, покупает продукты лично моя жена, на рынке, в магазине. Некоторым очень и очень завидно, и это плохая черта. И некоторым не суждено понять, что вот на этих дешевых разводках умных, опытных смолян уже не проведешь. Смолянам нужно предлагать конкретное – что ты сделал для них. А не морочить голову подобной чушью.

Спасибо, что Вы задаете действительно острые вопросы, которые волнуют дорогих смолян, и я могу всегда на них откровенно, честно ответить. Мне скрывать перед людьми нечего. И в этом я тоже чувствую свое определенное превосходство над политическими оппонентами.

Ведущий: Спасибо за откровенные ответы! И всего хорошего!

Администрация Смоленской области

Версия для печати