Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
16 сентября 2008 | Архив

«Все приоритеты развития нашей страны сохраняются, пусть не надеются на смену курса»

Президент России встретился с представителями предпринимательского сообщества.

Совещание началось с минуты молчания в память о жертвах авиакатастрофы в Перми.

Обсуждалось текущее состояние экономики, положение на финансовых рынках.

Дмитрий Медведев отметил, что для укрепления конкурентоспособности страны необходимо активнее развивать в России финансовые институты, стимулировать технологическую модернизацию экономики, продолжать работу по развитию малого и среднего бизнеса, создавать условия для притока инвестиций.

Глава государства призвал российских предпринимателей поддержать инициативу создания фонда для пострадавших в Южной Осетии. Признание Южной Осетии и Абхазии самостоятельными государствами открывает новые широкие возможности для работы российского бизнеса в регионе, отметил Президент. Предстоит восстанавливать и развивать инфраструктуру, строить новые объекты и продолжать оказание гуманитарной помощи.

Стенографический отчёт о встрече с представителями предпринимательского сообщества

Дмитрий Медведев: Здравствуйте, уважаемые коллеги!

У нас вчера случилась трагедия: разбился самолет – погибли люди. Прежде чем мы начнём работать предлагаю почтить их память…

Уважаемые коллеги! Хотел встретиться с вами, считаю это важным, для того чтобы обсудить ситуацию, которая сложилась и в мире, и в нашей стране в результате грузинской агрессии, которая произошла 8 августа.

Вы представляете самую активную и одну из наиболее влиятельных частей гражданского общества в России и, естественно, имеете и деловые, и просто человеческие, персональные контакты со своими коллегами и внутри страны, и за рубежом. И ваша позиция на сегодняшний день является для государства, для всего общества весьма значимой.

Не буду давать сейчас анализ того, что произошло. Это было сделано мною неоднократно. Отмечу лишь, что непреложным фактом является то, что тбилисский режим развязал против осетинского народа реальную войну, и только благодаря действиям России она была остановлена. Но, к сожалению, она успела принести горе и русским, и осетинам, и грузинам – всем, лишить жизни, оставить без крова тысячи людей.

Россия не просто могла, она должна была остановить это кровопролитие, защитить своих граждан и миротворцев. Иного приказа как Верховный Главнокомандующий я, конечно, отдать не мог. Убеждён, что в такой ситуации любой лидер государства, которое ценит себя, поступил бы точно так же.

Хотел бы специально подчеркнуть, что все наши действия и в тот, и в последующий периоды основывались на строгом соблюдении норм международного права, того миротворческого мандата, который был у наших сил. Сегодня основная задача – сделать так, чтобы не было рецидивов этой военной авантюры. Вы понимаете, что она могла зайти очень далеко. Кроме того, Южная Осетия и Абхазия объявили о своём суверенитете, и Россия признала их независимость. Мы вышли на установление дипломатических отношений. На этой неделе я подпишу соответствующие специальные соглашения о развитии дружеских связей с этими новыми субъектами международного права. Эти соглашения будут, естественно, включать в себя и военную компоненту.

Надеюсь, что признание двух новых государств откроет и возможности для работы российского бизнеса с ними. Предстоит восстановить разрушенные здания, сооружения, инфраструктуру, построить новые объекты и, естественно, оказать гуманитарную поддержку.

В этой связи хотел бы сказать, что мне кажется неплохой идея создания фонда для пострадавших в Южной Осетии. Рассчитываю, что присутствующие здесь предприниматели присоединятся к этому начинанию, и можно было бы обсудить вместе с другими организациями – с Общественной палатой, с некоммерческими организациями, неправительственными организациями – конкретные направления работы.

Уверен, что российское бизнес-сообщество внесёт и свой вклад в объяснение реального положения дел, реальных причин случившегося и, естественно, в укрепление позиций России, имиджа России за рубежом – особенно в условиях той кампании, которая сегодня ведётся.

Уважаемые коллеги, мы с вами прекрасно понимаем, что трагические события в Южной Осетии обострили и без того непростую ситуацию на финансовых и иных рынках. Мы уже не первый год понимаем свою прямую зависимость от проблем мировой экономики, которая в настоящий момент переживает далеко не лучшие времена. Тем не менее, несмотря ни на что, надо последовательно двигаться вперёд, продолжая решать приоритетные для нашей страны задачи. Не так давно об этом говорил, проводя совещание с членами Правительства, с основными игроками фондового рынка, и здесь ещё раз скажу: убеждён, что у России есть все условия для экономического подъёма.

Конечно, любой военный и политический кризис неизбежно создает экономические проблемы и трудности для ведения бизнеса. Знаю, что вас беспокоит вопрос, как дальше будут развиваться экономические связи, как будут строиться наши отношения с европейскими странами, с Соединенными Штатами Америки, с другими государствами. Я об этом тоже говорил: мы будем делать всё необходимое для продолжения взаимовыгодного сотрудничества, ничего другого нам не надо, будем предпринимать меры для защиты собственности нашего бизнеса за рубежом.

Вообще защита интересов российского бизнеса не только внутри страны, но и за рубежом является одним из приоритетов государства. Об этом я говорил, когда формулировал известные пять принципов российской внешней политики. Если нам будут пытаться закрывать выходы на те или иные рынки, я думаю, что мы понимаем, какие это последствия повлечёт. Никакой катастрофы ни для государства, ни для здесь сидящих не произойдёт (в какой-то степени это лишь подтолкнёт развитие внутреннего рынка), хотя, конечно, нам бы этого не хотелось.

Падение фондового рынка и отток иностранного капитала высветили и ещё одну серьёзную проблему: наше присутствие на отечественном фондовом финансовом рынке всё ещё крайне мало. Я имею в виду и государственные финансовые институты, и частные страховые компании, и пенсионные компании. А ведь во всём мире именно эти игроки стабилизируют общую ситуацию на финансовом рынке. Нам сейчас нужно эту ситуацию грамотно использовать, применить накопленные ресурсы, активно заниматься созданием новых институтов.

Не снимается, а, наоборот, становится ещё более актуальной задача создания в Москве – стало быть, и в России – международного финансового центра.

Сегодня также стратегически важно продолжить работу по развитию малого и среднего бизнеса. Хотел бы специально подчеркнуть, что всё намеченное в этой сфере: и в сфере законодательства, и в сфере организации работы – будет исполняться. Внутренняя модернизация остается нашим приоритетом.

С учётом, в том числе и последних событий, будет доработана и Концепция долгосрочного развития России на период до 2020 года. В ней должны содержаться дополнительные меры поддержки малого бизнеса, вообще в целом поддержки отечественных компаний, которые работают в ключевых отраслях экономики.

На нынешнем этапе конкурентоспособность страны будет зависеть от темпов технологической модернизации – нам тоже это очевидно. В связи с этим необходимо значительно увеличить вложения в исследования и разработки. Государство готово к стимулированию таких расходов, но при понимании, конечно, того, что основная часть расходов, основная часть финансирования пойдёт за счёт бизнеса.

И ещё один вопрос – это дальнейшее расширение экономических свобод. Ни у кого не должно быть сомнений: мы и дальше будем снижать риски предпринимательской деятельности, стараться избавить наших людей, наших предпринимателей от административных барьеров. Более того, должны создаваться условия для новой инвестиционной волны. И здесь мы рассчитываем, конечно, прежде всего на российских инвесторов, хотя с удовольствием ждём и иностранных.

Думаю, мы могли бы поговорить и о налогах, эта тема всегда актуальна для бизнеса. Исхожу из того, что в целом по-крупному дополнительных налогов быть не должно, хотя мы должны разобраться с некоторыми вопросами, в том числе с эффективной ставкой ЕСН. Хотел бы услышать и ваши соображения по этому поводу.

Что касается снижения налогов, этот вопрос сейчас обсуждается, он, разумеется, непростой особенно при возникновении ситуаций, типа той, что случилась в августе. Но уже в ближайшее время мы, конечно, поставим точку в этой дискуссии.

Ещё одна тема – вступление в ВТО. Вы знаете, что сейчас, по сути, движение приостановлено; очевидно, что августовские события высветили не только момент истины в международных отношениях, но и во внешнеэкономической ситуации. Хотел бы здесь ещё раз сказать, что мы готовы и считаем правильным вступление России в ВТО, но, естественно, на приемлемых для нас условиях. ВТО – это не «морковка», это набор довольно сложных обязанностей, которые на нас возлагаются, и, уже если мы их на себя принимаем, пусть это сделают по-человечески, а не пугают нас тем, что мы сами на себя что-то примем дополнительное.

Хотел бы ещё сказать в завершение: конечно, мы остаёмся открытой и готовой к равноправному сотрудничеству страной. Никакая конфронтация и изоляция нам не нужны. Мы этим наелись в предыдущие десятилетия. Но, конечно, мы и дальше будем защищать свои интересы, которые, кстати сказать, никаким другим интересам по большому счёту не противоречат.

Несмотря на то что произошло в августе, несмотря на военное решение, ничего в принципах экономической политики изменяться не будет. Смены приоритетов быть не должно. Нам не нужна ни милитаризация, ни огосударствление экономики. Но, безусловно, нужен порядок. И этот порядок будет обеспечиваться государством при сохранении базовых ценностей, прав и свобод, которые вытекают из нашей Конституции, основных законов.

Считаю важнейшей задачей на сегодняшний момент – защиту права собственности, укрепление суда в нашей стране, вопросы коррупции. Мы все необходимые решения обязательно примем. В ближайшее время я проведу Совет по противодействию коррупции, и мы внесём все необходимые законы в Государственную Думу. Иными словами, все приоритеты развития нашей страны сохраняются, пусть не надеются на смену курса.

Я коснулся лишь части вопросов. Вас, естественно, волнуют и другие. Уважаемые коллеги, я готов их выслушать и обсудить в ходе традиционной для нас дискуссии.

Слово для выступления – Президенту РСПП Александру Николаевичу Шохину. Пожалуйста, Александр Николаевич.

Александр Шохин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Разрешите прежде всего от имени моих коллег поздравить Вас с прошедшим днём рождения, пожелать Вам успехов в отстаивании российских интересов как внутри страны, так и в глобальном масштабе.

Я хотел бы отметить, что у бизнес-сообщества действительно сложился уже постоянный механизм диалога с Вами: и как с кандидатом в Президенты мы встречались, как с избранным Президентом – несколько раз представители бизнеса встречались с Вами уже после вступления в должность. И должен сказать, что всегда мы находили в Вашем лице человека, который не только понимает интересы бизнеса, но часто идёт и впереди наших намерений и пожеланий.

Для нынешней встречи как минимум три причины, которые именно сейчас эту встречу сделали актуальной. Во-первых, это действительно новые геополитические условия, связанные с событиями на Кавказе. Россия достаточно успешно в последнее время решает задачу по повышению своего удельного веса в мировой политике, экономике, и, безусловно, эти обстоятельства влияют и на бизнес.

Во-вторых, это мировой финансовый кризис и вовлеченность России в мировую экономику, которая, как Вы уже отметили, является очень значительной, и поэтому состояние мировых рынков, в том числе финансовых, оказывает решающее влияние на ситуацию в России.

И, наконец, это стратегия развития страны. Вы сейчас отметили в вводном выступлении, что стратегия не меняется, и это очень важный для нас факт, но в рамках обсуждения стратегических вопросов очень важно поставить точку по обсуждающимся в последнее время ключевым темам, таким как налоговая система, пенсионная система, тем более что в ближайшее время эти дискуссии закончатся, и Правительство будет принимать окончательное решение. До их принятия нам хотелось бы ещё раз их обсудить.

Августовские события на Кавказе в глазах российских предпринимателей стали свидетельством того, что Россия не дает в обиду своих соотечественников, защищает не только жизнь граждан, но и среду их обитания, их собственность, и, поступая таким образом, власть вправе рассчитывать на то, что бизнес, его экономическая, предпринимательская активность как внутри страны, так и за её пределами будет и впредь выступать фактором, обеспечивающим сбалансированность экономических и политических аспектов глобального позиционирования России.

Отдельная тема – это наша работа в Южной Осетии. После трагических августовских событий наши предприниматели уже предложили схему создания фонда. Я думаю, что в ближайшее время эта идея не только оформится юридически, но и начнёт работать этот фонд в практическом плане. Было бы правильно разработать и специальную программу по реализации проектов в Южной Осетии и в Абхазии, в том числе решить и вопросы, связанные с таможенным регулированием, с тем чтобы облегчить реализацию проектов российских компаний в этих новых независимых государствах.

Российская экономика в 2008 году, как уже неоднократно отмечалось в последнее время, оказалась в условиях серьёзных и новых вызовов: фондовый рынок падает; наблюдается отток капитала; накопилась острая нехватка ликвидности в банковской системе, что вызывает логичные опасения уже в отношении перспектив у клиентов банков; цены на углеводороды падают, и не только на углеводороды – на многие базовые товары российского экспорта; усиливается инфляционное давление.

Безусловно, Россия многому научилась – и в прошлом, преодолевая кризисы, и сейчас, сталкиваясь с новыми вызовами. Она обладает определённым как бы уже запасом и не только прочности, но и запасом инструментов для преодоления этих кризисных явлений рыночными способами, не отклоняясь от стратегического курса развития экономики.

Уже сейчас и Центральный банк, и Правительство предпринимают ряд шагов, направленных на нормализацию ситуации на фондовом рынке, ситуации с ликвидностью. Но этих шагов может оказаться недостаточно. Поэтому нужна активная антикризисная политика, проводимая с помощью рыночных институтов и механизмов. Хотя базовая позиция бизнеса, высказанная на апрельской встрече с Вами, не изменилась, мы считаем, что избыточное присутствие государства в экономике вредно, но в предкризисных условиях государство, на наш взгляд, обязано действовать энергично и своевременно, поскольку расхлёбывать кризис гораздо сложнее, чем упреждающими мерами действовать. Это касается не только финансового рынка и бюджетного сектора, но и широкого комплекса мер по формированию благоприятного инвестиционного климата, определённости в бюджетной и налоговой политике, в международных аспектах ведения бизнеса.

Сложная ситуация на мировых финансовых рынках, каждый день поступают неприятные новости, вот сегодня ожидается очередная из них – банкротство одного из ведущих американских банков. Одновременно мы можем столкнуться с угрозой введения определённых ограничений, в том числе неформального свойства, против российских компаний. И, безусловно, это всё резко снижает возможности заимствования, привлечения финансовых ресурсов на зарубежных рынках. И российский финансовый рынок может претерпеть серьёзные пертурбации, и, чтобы этого не было, безусловно, очень важно улучшение и финансовой инфраструктуры, и принятие таких краткосрочных мер, которые обеспечат поступление на финансовый рынок дополнительной ликвидности. Причём мы абсолютно согласны, что здесь от стратегии отклоняться не надо, речь не идёт о бесплатной проинфляционной поддержке экономики или слабеющих компаний и банков – речь идет, прежде всего, о том, чтобы поддержать банковскую систему ликвидности и поддерживать – в том числе через институты развития – не слабые, падающие компании, а действительно те компании, которые и сами могут выкарабкаться, как говорится, из сложной ситуации и помочь остальной экономике.

Безусловно, важно, чтобы и задача создания полноценного финансового центра в России рассматривалась не только как создание конкретной площадки, но, как Вы правильно отмечали, и как создание целого комплекса мер и инфраструктуры развития и фондового рынка, и рыночной экономики в целом.

Если говорить о трудностях и ограничениях, с которыми может столкнуться российский бизнес при выходе на внешние рынки, то надо иметь в виду, что здесь есть и системные ограничения. Ну, например, ограничения, которые уже начали ещё до августа накладывать на деятельность суверенных фондов те или иные страны, введение новых регламентов, таких как, например, регламент «РИЧ» в Европейском союзе. Но одновременно могут быть и, как говорится, специальные дискриминационные меры, направленные против России. При этом мы понимаем, что целый ряд секторов экономики в этом случае может оказаться в зоне повышенного риска. И, безусловно, здесь важно создание своего рода системы страхования политических рисков, недопущения избирательности в отношении российских компаний. Кстати сказать, недопущение этой избирательности – это не только задача на внешних рынках, стоящая перед российской властью, но мы считаем, что не надо избирательно действовать и в отношении российских компаний внутри России. И в этой связи Ваш базовый тезис, который мы горячо поддерживаем, – это защита прав собственности и развитие институтов защиты прав собственности, прежде всего судебной системы.

Мы поддерживаем тезис руководства страны о том, что основой российской политики по-прежнему остаётся открытость экономики. В этой связи мы рассматриваем торможение переговорного процесса по ВТО не как следствие событий на Кавказе. Мы наблюдаем в последнее время много причин, которые ведут к торможению. Кстати сказать, смена администрации в США уже давно называлась нашими американскими партнёрами как одна из возможных причин задержек по завершению переговоров. И в этом плане мы должны ещё раз чётко определить баланс плюсов и минусов для российской экономики и реализовывать принципы взаимности. Здесь важно использовать появившуюся не по нашей вине переговорную паузу по ВТО и принять наиболее выгодные для российской экономики решения, в том числе, наверное, и активизировать использование таких механизмов, которые прямо не противоречат принципам ВТО, но, безусловно, которые в последнее время сворачиваются из-за уже показавшейся финишной прямой. Я имею в виду такие режимы, как режим промышленной сборки, например. Его можно распространять и на комплектующие, и на другие отрасли, кроме автомобилестроения.

Очень важно также изменить порядок принятия решения по защитным мерам. В отличие от всех развитых стран у нас эти решения принимаются месяцами, и в разы мы здесь отстаём по скорости принятия решений по защите внутреннего рынка от наших, например, европейских коллег.

Если говорить об открытости экономики, то нельзя не сказать и об иностранных инвестициях в России. Закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» мы рассматриваем не как запрет на иностранные инвестиции в стратегически чувствительные отрасли, а как прозрачный регламент принятия решения в данной сфере. Надо сказать, что наши западные коллеги с удивлением воспринимают эту нашу позицию, считая, что для них закрыт доступ в эти 42 отрасли. Было бы правильно, чтобы в ближайшее время были продемонстрированы успешные примеры применения данного закона именно как закона, регламентирующего процедуру, но не запрещающего вход стратегических иностранных инвесторов в эти отрасли. Безусловно, здесь важно, чтобы не только закон был, но и нормативные акты, которые делают законные процедуры понятными, предсказуемыми и прозрачными. Многие компании – не только с иностранными инвестициями – активно привлекают, как известно, иностранную рабочую силу, в том числе и топ-менеджеров. Можно было бы здесь упростить квотирование данной категории работников. Порядок, который сейчас существует, часто наносит больше вреда, чем пользы и экономике, и имиджу страны.

Мы хотели бы также сегодня, если будет возможность, обсудить и постоянные темы наших дискуссий, а именно налоговые темы: судьбу НДС, судьбу единого социального налога, в том числе в контексте пенсионной реформы, судьбу трансфертных цен, понятие консолидированного налога плательщика и так далее. Темы давно обсуждаемые – по ним решения, к сожалению, еще не приняты. И хотелось, чтобы по всем этим вопросам, включая и амортизационную политику, политику специальных налоговых стимулов для поддержки тех или иных отраслей и видов деятельности, чтобы они были решены сейчас, когда принимаются стратегические документы развития страны.

При этом мы готовы обсуждать самые разные альтернативы налогового стимулирования инновационной экономики, но именно стимулирования инновационной экономики и диверсификации, а не обсуждать это только в терминах выпадающих доходов или фискальной политики. В этой связи очень важно, чтобы налоговая и бюджетная политика была увязана со стратегическими задачами развития страны, которые прописаны, в частности, и в Концепции долгосрочного развития.

В целом мне представляется, что бизнес и государство воспринимают друг друга как партнёров, работающих над реализацией единого проекта под названием «Развитие России». Это накладывает на стороны взаимные обязательства. Государство может в полной мере рассчитывать на поддержку бизнеса в решении широкого круга задач развития страны. Но и бизнес рассчитывает на партнёрские отношения с государством и не только в кризисных ситуациях.

Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Медведев: Спасибо, Александр Николаевич.

Слово – другому нашему коллеге, который возглавляет «Деловую Россию», Борису Юрьевичу Титову.

Борис Титов: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

В «Деловой России» между представителями среднего бизнеса мы также очень детально обсуждали проблему, которая сложилась в Южной Осетии, и вывод один: в сложившейся ситуации меры, предпринятые руководством страны, были абсолютно правильными. Конечно, возникли проблемы и политического, и экономического свойства. Мы как члены «Деловой России» не дожидались создания фонда: мы уже начали помогать в ликвидации последствий – прежде всего, конечно, экономически, мы собирали и деньги, и медикаменты. Но сегодня важно создать комплексную систему для максимальной нейтрализации последствий и, прежде всего, конечно, к восстановлению наших связей, существовавших и существующих с Евросоюзом. Но главное – сделать выводы на будущее. Нам не на словах, а на деле нужно диверсифицировать нашу экономику, но для этого нужна новая экономическая политика, о которой Вы уже заявляли на Красноярском форуме, нужна экономика стимулов, нужна политика тонкой настройки нашей экономики. Идёт глобальная конкуренция за инвестиции, и найти в ней своё место мы можем, только создав среду более благоприятную, чем у наших конкурентов. В России должно быть выгодно производить. Пока нам это, к сожалению, не очень удается. Причина – возрастающие издержки российского бизнеса, которые, к сожалению, пока выше, чем у наших конкурентов.

Растёт большинство издержек, но, наверное, позитивный тренд только в тех издержках, которые мы называем административной рентой. Действительно, та жёсткая борьба, которую ведет наше государство с коррупцией, даёт свои результаты. И вот в «ОПОРЕ» – Сергей Ренатович [Борисов], наверное, об этом скажет – есть чёткая статистика, что здесь затраты нашего бизнеса падают.

Но по другим издержкам у нас ситуация немного другая. Не буду долго останавливаться на ценах на сырье и энергоносители (здесь цены растут, наверное, во всём мире, у всех, и у наших конкурентов в частности), но только отмечу, что в Китае цены на бензин и электроэнергию ниже, чем у нас. Цены на металл у нас постоянно то выше, то чуть-чуть ниже мирового рынка. Очень быстро растут зарплаты. В целом это позитивный тренд в стране, это и решение социальных проблем, это и создает дополнительный спрос, который стимулирует развитие экономики. Но те темпы, с которыми растут сегодня зарплаты, ставят вопрос о том, что перерабатывающий сектор экономики, к сожалению, уже с этим трендом не справляется. Конечно, тон задают сырьевые в основном компании: у них зарплата в четыре-шесть раз выше, чем в таких отраслях, как машиностроение и сельское хозяйство. Конечно, у них выше рентабельность, поэтому они могут позволить себе такие высокие зарплаты. Но надо, конечно, здесь принимать тоже меры и по усилению роли профессионального образования, миграции трудовых ресурсов по территории России, то есть либерализовать рынок труда.

Налоги – это особый вопрос для нас. Вроде бы в последние годы они не росли, но мы по-прежнему жалуемся, что налоговая нагрузка у нас возрастает. Наверное, ещё два-три года тому назад действительно налоги не так волновали российский бизнес, потому что ещё в те годы не все эти налоги платили. Но в результате политики государства – я могу абсолютно ответственно заявить, что сегодня абсолютное большинство средних и крупных компаний, подавляющее большинство, больше я думаю, что какие-то только отдельные компании могут ещё жить старыми принципами, сегодня налоги платят. Так вот, у нас есть обращение в «Деловой России» большого количество предпринимателей, больше 200 компаний его подписали, которые откровенно говорят о том, что переход уплаты налогов, прежде всего по заработной плате и ЕСН, в «белую», уход от «конверточных» зарплат привёл к тому, что у них возросла и себестоимость на 6-10 процентов. Это такая откровенность со стороны наших компаний. При том что средняя рентабельность в этих компаниях была чуть выше 10 процентов, это создаёт для них очень тяжелую нагрузку на их экономику. Если эта нагрузка не будет компенсирована, их экономическое развитие под вопросом.

Очень важным вопросом по-прежнему является стоимость денег. Мы говорили о том, что сегодня мы, прежде всего, находимся под влиянием изменений мирового финансового рыка. Это действительно так. Но, к сожалению, и в нашей экономике пока ещё есть проблемы, И, к сожалению, сегодня политика Центрального банка, который поднимает ставку рефинансирования, эти проблемы не решает, а усложняет: мы говорим о том, что у нас существует перегрев экономики, и это стимулирует инфляцию, поэтому с целью сдерживания экономического роста необходимо повышение ставки рефинансирования и увеличение стоимости кредитных ресурсов.

Надо понимать, что не все меры, эффективные на Западе, столь же эффективно действуют и у нас: у нас всё-таки другая экономика и по уровню развития, и по состоянию конкуренции, и по уровню инвестированности. Да и инфляция у нас другая, прежде всего порождаемая многочисленными дефицитами в различных сегментах рынка – монополиями. Мы больше похожи на Америку, если возможно такое сравнение, на Америку 40-50-х годов. А тогда у них была совершенно другая экономическая политика – активная политика по стимулированию экономического роста. В некоторых источниках её называли даже «политикой управляемой инфляции». Именно она позволила США стать самой развитой экономикой мира. Каждому периоду развития экономики должны соответствовать свои механизмы государственного регулирования.

По нашему мнению, наш потенциал роста ещё далеко не исчерпан. У нас соотношение ВВП к национальным активам – одно из самых низких в мире. Мы глубоко убеждены, что сегодня у нас есть реальный шанс – такой же шанс, как в свое время был и у Америки. Только нам надо не сжимать денежные предложения сегодня, дестимулируя спрос, а, как они в свое время, активно развивать предложения товаров и услуг. Тогда мы сможем и понизить инфляцию, и снизить риски внешнеэкономической зависимости, которые мы со всей очевидностью увидели в результате конфликта у Южной Осетии.

Если говорить о налогах, которые сегодня, как я уже сказал, являются очень важной составляющей нашей себестоимости, конечно, мы за то, чтобы эти налоги были снижены, потому что деловая среда во многом зависит от этой налоговой нагрузки. Почему мы говорим – НДС, а не налог на прибыль? Потому что до распределения прибыли между государством и бизнесом ещё нашим перерабатывающим компаниям необходимо дожить, потому что у нас с нашей рентабельностью все доходы ещё до этого, по дороге, могут изыматься именно оборотными налогами. 58 процентов предпринимателей сказали, что именно НДС им больше всего из всех налогов мешает. Если говорить о ЕСН, это тоже очень важный налог, но мы поддерживаем предложение Правительства о том, что надо переходить на страховые формы пополнения Пенсионного фонда, Фонда социального страхования. Но я со всей серьёзностью говорю, что если мы снимем регрессивную шкалу и оставим этот налог на уровне 26 процентов в сегодняшнем уровне, я боюсь, что экономика наших предприятий этого не выдержит.

Ещё один вопрос, который я хотел бы затронуть, – это сегодня очень важный для нас тренд, это развитие инновационной экономики, инвестиции в инновации, и здесь, к сожалению, пока (мы много это обсуждали) недостаточно активно мы принимаем меры. Здесь очень важно и налоговое стимулирование. Мы в своих докладах предлагали разрешить так называемый налоговый зачёт: 50 процентов затрат, направляемых на покупку нового оборудования и технологий, разрешить засчитывать на налоги. По нашему мнению, необходимо в ближайшее время создать институты софинансирования инновационных проектов. К сожалению, по венчурной компании сегодня идёт в Министерстве экономического развития большая работа в этом смысле, но пока она еще не завершена. Эта компания не может финансировать начинающиеся проекты, надо это делать как можно быстрее. И, по нашему мнению, сегодня очень необходим новый институт (мы это тоже обсуждали), институт развития, который бы гарантировал те инвестиции, которые российский бизнес делает, высокотехнологические проекты за рубежом. Мы тоже это обсудили, но, к сожалению, пока до сих пор вопрос не решён. А это всё путь к тому, чтобы наша экономика становилась более диверсифицированной, и те риски, которые мы пока несём, были бы минимальны.

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо, Борис Юрьевич.

Теперь слово руководителю, президенту организации «ОПОРА России» Сергею Ренатовичу Борисову.

Сергей Борисов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Прежде всего хочу сказать, что малый бизнес искренне присоединяется к поздравлениям в Ваш адрес, которые Вы получаете, желает Вам здоровья, терпения и веры в российского предпринимателя.

Малые предприниматели России положительно оценивают те шаги, которые были сделаны в последнее время для совершенствования законодательства и практики правоприменения. Пока не всё у нас гладко идет с приватизацией на муниципальном уровне, но наши совместные усилия с Правительственной комиссией по малому и среднему предпринимательству, с Минэкономразвития, с Генпрокуратурой должны дать положительные результаты. Планы намечены абсолютно правильные – бизнес их принимает, в конце этого месяца мы соберёмся на наш съезд и представим Вам, Дмитрий Анатольевич, наше видение дальнейшего продвижения проекта в области малого предпринимательства.

И предприниматели просят Вас, конечно, не сбавлять обороты, ведь после расчистки административных завалов нам предстоит сделать ещё очень много для развития инфраструктуры предпринимательства, финансовых механизмов, инновационной политики. Такие действия обязательно повысят конкурентоспособность наших компаний и помогут выйти на международные рынки. Это особенно важно сейчас, когда в мире процесс интернационализации малого бизнеса нарастает высокими темпами и системно поддерживается Организацией экономического сотрудничества и развития, в работе которой Россия с мая этого года участвует в качестве наблюдателя.

Первые европейские малые компании уже устремились в Россию вслед за автогигантами, да и российские предприятия всё активнее осваивают зарубежные рынки. Есть серьёзное встречное движение, стремление взаимодействовать. Нами, в частности, подписаны соглашения – они действуют – с аналогичными нашей организации структурами в США, Франции, Словакии, Китае, Финляндии, Италии. И, конечно, события на Кавказе заставили нас задуматься о дальнейшей судьбе международного сотрудничества в области малого и среднего предпринимательства. Нами было направлено обращение ко всем партнёрским организациям США и Европы с призывом показать пример того, как нужно сотрудничать, невзирая на заявления западных политиков о необходимости введения санкций против России. Лейтмотив обращения очень простой. Санкции означают конец свободе предпринимательства, а значит, и конец демократии в её истинном значении. Мы получили много позитивных откликов, практически все отклики позитивные, и я в конце нашей встречи с удовольствием готов Вам передать отклики наших партнёров.

Нашу позицию поддержал и очень известный, авторитетный Американо-российский инвестиционный фонд, работающий в России с начала 90-х годов. На прошлой неделе совет директоров этого фонда собирался в Москве, я принимал участие в его работе, и руководители фонда, известные, с большим послужным списком венчурные капиталисты, искренне говорили: «Мы рады, что мы здесь». Фонд намерен активно работать с российскими предпринимателями, не собирается сворачивать свои программы – напротив, выступает за ещё более тесные контакты с бизнес-сообществом, с бизнес-союзами и готовится оказывать серьёзную помощь в обмене технологиями и знаниями. Фактически это признание того факта, что предприниматели и инвесторы из США и Европы намерены использовать свои лоббистские возможности для предотвращения введения каких-либо экономических санкций против нашей страны. Можно не сомневаться, что все эти организации будут услышаны руководителями своих стран, поскольку являются авторитетными и уважаемыми структурами. А мы, к сожалению, пока ещё не в должной степени владеем механизмами, искусством, я бы сказал, тихой дипломатии. Ведь и здесь сидящие, и множество предпринимателей России могут быть носителями правды о происходящем. Идеи и предложения бизнес-сообщества должны более активно использоваться нашим Министерством иностранных дел, другими министерствами и ведомствами при продвижении международных экономических задач и проектов – и особенно в сложных ситуациях. Позиция наших партнёров должна настраивать нас на ещё более активную деятельность в области международного сотрудничества, но на её эффективность оказывает серьёзное влияние отсутствие должной координации между участниками процесса, в том числе и бизнес-объединениями, и государственными структурами. Единственной формой государственной поддержки для малых экспортоориентированных компаний является участие в программе Министерства экономического развития. Но, во-первых, это поддержка, как правило, софинансирования выставок за рубежом; во-вторых, программа Министерства направлена всё-таки в первую очередь на решение проблем и задач внутри России. Нашим компаниям не хватает лоббистского потенциала государства при освоении международных рынков. Нам нужны своего рода лоцманы, ведь малому бизнесу труднее, чем крупному, осваиваться за рубежом, это доказано. Мы недостаточно используем, на наш взгляд, потенциалы межправительственных комиссий. Голос бизнеса в них звучит фрагментарно. А нас, как правило, приглашают только лишь в преддверии подготовки того или иного заседания.

Слабо используется потенциал наших торговых представительств, которые, к слову, могли бы более активно работать с бизнес-объединениями. И мы предлагаем ввести в штат торгпредств, если это возможно, сотрудников с мандатами ведущих бизнес-объединений России.

А пока малому и среднему бизнесу приходится пробиваться самостоятельно или с помощью общественных структур. Да, мы открываем свои представительства. Но лоббистские возможности государства по сравнению с нашими возможностями, конечно же, разные. Но в мировой практике такой опыт существует. В Японии действует мощнейшая структура для продвижения интересов бизнеса, в Сингапуре, Словакии, Швейцарии и так далее. Эти структуры работает действительно искусно. Они продвигают и собственные компании на зарубежные рынки, как ракеты-носители, так и приносят на территории своих стран новые технологии. И я думаю, что пора создать подобные структуры и в России, искать гибкие и интересные формы и, конечно же, делать это в партнёрстве государства и бизнеса.

И последнее, в заключение хотел бы сказать следующее: мы считаем, что – наряду с финансовой – помощь Южной Осетии и Абхазии должна быть направлена на создание разнообразной сети малых и средних компаний. Разумно было бы включить наши идеи и планы в рамках комиссии по малому предпринимательству Правительства и проекты в области поддержки Южной Осетии и Абхазии. Мы готовы вместе с госструктурами включиться в этот процесс, передать лучший опыт, наладить контакт, особенно в жизненно важных и в жизнеобеспечивающих сферах деятельности этих независимых государств.

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Сергей Ренатович, спасибо.

Прежде чем отпустить представителей средств массовой информации, я сделаю несколько замечаний по итогам того, что прозвучало.

Во-первых, несмотря на достаточно активную политическую жизнь, которая никогда не прекращается на планете, всё-таки зависимость экономики от политической жизни, слава Богу, не такая высокая. Поэтому я считаю, что и в нынешней ситуации независимо от ряда политических событий, смены администраций в каких-то странах, других политических сезонных изменений наша экономическая политика должна оставаться неизменной. У нас очень серьёзный внутренний экономический потенциал и не менее серьёзный запас внутренней прочности. И, несмотря на те глобальные экономические проблемы, которые есть сегодня, тем не менее ситуация в нашей экономике в целом абсолютно стабильна, у нас уж точно нет ни кризиса, ни предкризисной ситуации – развитие идёт. И, несмотря на то, что мы, конечно, не закрыты от международных проблем, я считаю, что в наших силах все эти проблемы на внутрироссийском рынке решить.

Я хотел бы поддержать ряд идей, которые здесь прозвучали. Мы должны посылать и действительно абсолютно разумные, правильные сигналы по поводу, скажем, того, как принимаются решения в рамках стратегических отраслей, то, что Александр Николаевич говорил в своём выступлении. Действительно должны быть примеры применения соответствующего закона – и позитивные, и, может быть, негативные, если они будут, – в любом случае этот закон должен действовать. Это не закон о запрете появления иностранных инвесторов в тех или иных отраслях, а об особом порядке их появления там. Если порядок соблюдён – значит, тогда эти инвестиции могут появляться, и мы им рады.

По налоговым вопросам. Мы сейчас, естественно, обсудим все те идеи, которые были высказаны, в менее публичном ключе, потому что решения окончательного нет, но мне крайне важно послушать и ваше мнение, уже часть позиций была высказана. В то же время не могу не откликнуться на то, что было сказано в отношении ситуации вокруг финансовых проблем, – стоимость денег, в целом вопрос ситуации на финансовом рынке. Я хотел бы ещё раз сказать, что задачей Правительства в настоящий момент является обеспечение дополнительной ликвидности на внутреннем рынке. Такие возможности есть, и такие поручения даны. Эту проблему нужно снять – настолько, насколько возможно в условиях достаточно сложной финансовой мировой ситуации, – на внутрироссийском рынке.

И последняя вещь, по поводу санкций. Мы понимаем, что такое санкции. Санкции – это обоюдоострое оружие. Давить на Российскую Федерацию при помощи санкций бессмысленно. У нас не такая система принятия решений в стране, не такая система управления, чтобы это могло привести к изменению внешней политики. В какой-нибудь банановой республике, наверное, можно закрыть пару каналов, и после этого ситуация будет драматической. У нас она такой не будет. И, как я представляю себе, по-моему, это начинают осознавать наиболее горячие головы, которые призывали к санкциям.

Нам не нужна, ещё раз об этом скажу, ни изоляция, ни, упаси Бог, гонка вооружений. Это путь в тупик, в никуда. Мы себя истощить, как когда-то Советский Союз, не дадим. Но, конечно, будем принимать все необходимые меры по укреплению нашей обороноспособности.

Все остальные проблемы, которые возникают, для нас не критичны. Мы с вами понимаем, что мы с ними справимся. Если всё-таки кто-то будет пытаться предпринимать санкции, мы понимаем, что потери будут носить симметричный характер – вряд ли это кому-то нужно. Нам, во всяком случае, не нужно точно.

Защита интересов общества – это наша с вами совместная задача. И мы с вами уже достаточно давно договорились о том, что даже при наличии разных мнений (скажем, по каким-то экономическим проблемам внутри страны у бизнес-сообщества могут быть свои представления – государство в какой-то момент к ним прислушивается, какие-то решения тем не менее, может быть, не принимаются) позиция бизнеса и власти во внешних отношениях будет единой, я в этом не сомневаюсь.

Власть, государство будет защищать бизнес, бизнес будет занимать конструктивную позицию – естественно, развивая те решения, которые были приняты.

Пресс-служба Президента РФ

Версия для печати
Главное