Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
5 февраля 2009 | Архив

Состоялись сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ и заседание Межгосударственного совета ЕврАзЭС

Фото: На фото: Александр Лукашенко, Дмитрий Медведев и Серж Саргсян

Итогом внеочередной сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности стало, в частности, принятие решения о формировании Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ.

Силы создаются для отражения военной агрессии, проведения спецопераций в рамках борьбы с терроризмом, организованной преступностью и наркотрафиком, а также ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, заявил Дмитрий Медведев на пресс-конференции по итогам саммитов.

На внеочередном заседании Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества президенты стран – участниц сообщества подписали соглашение о создании антикризисного фонда ЕврАзЭС объёмом 10 миллиардов долларов, Россия внесёт в фонд 7,5 миллиарда долларов.

Антикризисный фонд создан для содействия в преодолении мирового экономического кризиса и призван стать эффективным инструментом противодействия негативным явлениям в экономике и финансах государств – членов сообщества.

Принято также решение о создании международного центра высоких технологий. По мнению Дмитрия Медведева, деятельность центра должна усилить конкурентные преимущества стран ЕврАзЭС.

Пресс-конференция по итогам саммитов ОДКБ и ЕврАзЭС

Дмитрий Медведев: Уважаемые коллеги! У нас сегодня насыщенный день. Сегодня состоялось два мероприятия, внеочередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ и внеочередное заседание Межгоссовета ЕврАзЭС. Оба этих мероприятия закончились теми результатами, на которые мы и рассчитывали: приняты те решения, ради которых мы собрались в экстренном порядке, то есть вне очереди.

Главной темой сессии ОДКБ стало формирование коллективных сил оперативного реагирования. Актуальность этого вопроса очевидна. Я думаю, что чуть позже, может быть, мои коллеги это тоже прокомментируют. Очевидно, что большой, довольно значительный конфликтный потенциал, который накапливается непосредственно в зоне ответственности ОДКБ, как раз и является причиной, почему мы приняли такое решение. Коллективные силы оперативного реагирования должны стать эффективным универсальным инструментом, который обеспечивает безусловное исполнение задачи поддержания безопасности на всём пространстве ОДКБ. Причём здесь речь идёт и об отражении военной агрессии, и о проведении спецопераций по ликвидации террористов, экстремистов, это и борьба с организованной преступностью и наркотрафиком, а также ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций. Всё это будет входить в компетенцию коллективных сил оперативного реагирования, причём мы договорились, что это будут серьёзные формирования, достаточные по своему объёму, хорошо экипированные, укомплектованные самой современной военной техникой, эффективные – в общем, они должны быть по своему боевому потенциалу не хуже, чем соответствующие формирования Североатлантического блока.

Кроме того, было принято решение о продлении полномочий Генерального секретаря ОДКБ, утверждён бюджет Организации на 2009 год. Расходы по сравнению с предыдущим годом растут на четверть, что даёт дополнительные возможности для укрепления военно-технической составляющей Организации. Иными словами, рассматриваем эти решения как важный шаг в укреплении союзнического взаимодействия и максимально тесной координации в рамках ОДКБ.

Ещё одна тема – внеочередное заседание Межгоссовета Евразийского экономического сообщества. Здесь причины нашей экстренной встречи также объяснимы. Мы договаривались о том, что создадим специальные инструменты, которые позволят помогать государствам в преодолении последствий мирового финансового кризиса, в обеспечении экономической стабильности. В этом контексте важнейшим является, конечно, решение об учреждении совместного антикризисного фонда, общий объём которого составит около 10 миллиардов долларов. Для государств, которые будут обращаться к услугам этого фонда, эти деньги будут непосредственным и достаточно доступным инструментом для того, чтобы решить какие-то свои краткосрочные проблемы, заполнить вакуум, который образуется, скажем, вследствие неполучения тех или иных доходов, получить стабилизационный кредит или прибегнуть к так называемому суверенному заимствованию.

Второе решение, которое было принято, – решение о создании международного центра высоких технологий. Цель его – стимулировать соответствующую высокотехнологичную отрасль. Деятельность центра должна усилить конкурентные преимущества наших стран, наших экономик для запуска эффективных моделей нашего сотрудничества. Кроме того, естественно, такие проекты помогают диверсифицировать наш экономический потенциал, потому что мы не должны заниматься только сырьевыми вопросами. На пространстве ЕврАзЭС в наших государствах интеллектуальная составляющая всегда была одним из ключевых факторов развития, и мы должны её по полной программе использовать.

Соучредителями центра становится ряд организаций. Наблюдательный совет включит в себя руководителей профильных министерств и ведомств государств ЕврАзЭС.

Хотел бы в завершение своего краткого вступительного слова сказать, что я как Президент страны – организатора этих двух саммитов очень признателен нашим коллегам за оперативную проработку всех вопросов, за конструктивный подход в ходе обсуждения, дискуссий. Без дискуссий не обошлось, это нормально, потому что мы рассматривали сложные вопросы. Но самое главное, что мы вышли на абсолютно согласованные решения – именно те решения, ради которых мы, собственно, сегодня и собрались.

Спасибо за работу.

Вопрос: У меня вопрос к президентам Армении и Российской Федерации: как принятое сегодня решение о создании коллективных сил оперативного реагирования на практике повлияет на укрепление безопасности в регионе Южного Кавказа, где расположена Армения? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Я уже что-то говорил. Давайте Вы начните, а я потом продолжу.

Александр Лукашенко: Вы знаете, я извиняюсь, всё-таки мы, наверное, отошли от повестки. Я попрошу, Вы проинформируйте поподробнее средства массовой информации о заседании ОДКБ как Председатель, как там разговор шёл и дискуссия велась, более конкретно. Тем более мы так договаривались.

Серж Саргсян: Александр Григорьевич, я не считаю, что нужно о наших дискуссиях, тем более в узком составе, здесь говорить. Конечно, это очень интересно, но интересно для нас, для руководителей государств, потому что мы сделаем соответствующие выводы и примем решение.

Если позволите, я перейду к ответу на вопрос и скажу, что создание коллективных сил оперативного реагирования укрепит мир и безопасность не только на Южном Кавказе – создание этих сил является очередным этапом развития и укрепления ОДКБ, а в этом заинтересованы все мы, государства – члены Организации. Если нам удастся в течение нескольких месяцев создать эти силы, то от этого безопасность наших государств только выиграет.

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Я буквально несколько слов добавлю ещё. У нас и сейчас есть определённые подразделения в рамках ОДКБ: они называются коллективные силы быстрого развёртывания. Они, конечно, быстро разворачиваются, но их пока никто нигде не разворачивал. И ценность этих сил пока только на бумаге. Мы же договорились и в ходе нашего общения в конце прошлого года, и, самое главное, на сегодняшней встрече о том, что мы создадим полновесные, серьёзные, хорошо обученные коллективные силы, которые реально будут встречаться, будут находиться в необходимых случаях под единым командованием, будут готовы к максимально быстрой переброске. В обычной ситуации они будут работать в рамках совместных учений, чего никогда не было в ОДКБ. То есть это будут хорошо подготовленные, с высокой военной выучкой формирования, которые основаны, конечно, на национальном принципе. Россия в эти силы готова передать одну из своих дивизий и одну из бригад, то есть масштаб вы понимаете: это уже серьёзные силы. Оснащённые, как я сказал, что специально Серж Азатович подчёркивает, по последнему слову военной техники, то есть они должны смотреться не хуже, чем аналогичные силы, и в этом будет, конечно, их основной козырь.

Ещё раз повторяю, мы должны перейти от «бумажных» сил быстрого развёртывания к реальным военным силам, к реальным коллективным силам оперативного реагирования. В этом цель, в этом смысл тех решений, которые были приняты. Мы этими решениями все весьма удовлетворены.

Вопрос: Александр Григорьевич [Лукашенко], у меня вопрос к Вам. Сегодня достаточно много говорили о влиянии мирового кризиса, о необходимости консолидации. Белоруссия и Россия приняли в двустороннем формате такой антикризисный план. Будет ли создан комплекс эффективных антикризисных мер и в рамках Евразийского экономического сообщества?

Спасибо.

Александр Лукашенко: Спасибо.

Я всё-таки по поручению глав государств должен два слова сказать по своей теме. Я – Председатель ЕврАзЭС на данном этапе, поэтому позвольте мне не повторять, то, что уже здесь было сказано. В рамках ЕврАзЭС мы сегодня рассмотрели два вопроса. Первый вопрос – об образовании антикризисного фонда ЕврАзЭС. Понятно, для чего создаётся фонд, это элемент антикризисных мер, это главное звено, если хотите, сегодня в кризисной ситуации. Потому что в наших государствах больше всего не хватает сегодня денег, во многих, во всех практически государствах. Нельзя сказать, что и России, и Казахстану, которые обладают большими определёнными, соответствующими фондами, их хватит. Поскольку мы не знаем – мы это все констатировали, в мире об этом все говорят – мы не знаем глубины кризиса, мы не знаем длительности его, последствий этого кризиса. Поэтому очень много приходится делать тактически, не выстраивая стратегию.

Мы в рамках Белоруссии и России в первый день интеграционной работы в Москве попробовали сделать такой план, и он получился добротным и неплохим. И мы вчера с Дмитрием Анатольевичем этот план представили Высшему Госсовету Союзного государства, где он был поддержан. То есть такой план, как Вы сказали, в рамках Белоруссии и России, нашего Союзного государства, принят.

Здесь мы принимаем только своеобразный элемент, но очень важный, и создаём фонд в 10 миллиардов на случай (или, как Нурсултан Абишевич сказал, это подушка безопасности для государств), если вдруг ситуация станет очень критической в каком-то из государств или в группе государств. Поэтому первый вопрос был посвящен вот этой теме.

И второй вопрос – о создании центра высоких технологий. Мы очень много говорим, что из этого кризиса выйдет сильнейший. И всё-таки кризис всех нас заставит заниматься тем, чем надо. Выживут только те, кто своими мозгами и умом умеет работать, а это, конечно, высокие технологии прежде всего. В рамках ЕврАзЭС мы уже – что касается биотехнологии – этими вопросами занимаемся. Поэтому сегодня было принято решение, и не только поэтому, потому что и в России, и в Казахстане есть определённые направления, в Беларуси создаётся парк высоких технологий, он уже строится. Есть опыт, мы решили его объединить и создать единый центр высоких технологий. Где он будет размещаться? Мы предложили Беларусь. Отторжения нет, и Дмитрий Анатольевич сказал, что он не возражает, хотя готов к тому, чтобы он был и в России, и в Казахстане, и так далее. Это вопрос будущего. Мы обсудим, где создать этот центр, как он будет функционировать. Но то, что это также связано с нынешним моментом, очень тяжелым моментом, – это факт. К будущему надо готовиться и в трудные времена, а будущее без высоких технологий мы вообще видеть не можем и не должны. Поэтому мы обсуждали и более широкие, дальние перспективы, что касается антикризисных мер, но поскольку это было внеочередное заседание, мы ограничились небольшим кругом вопросов. Очередное – в октябре-ноябре в Минске состоится по ЕврАзЭС, я думаю, мы выйдем на более принципиальные решения.

И в заключение я хотел бы сказать своё личное впечатление. Жизнь нас заставила, или мы просто интуитивно нащупали очень хорошую форму работы в последние годы, когда в один день проводили ОДКБ, а фактически участники одни и те же, это наиболее тесная интеграция. Скажем откровенно, мы вслух не говорим, но я в данном случае хочу от имени Беларуси сказать: это всё-таки военно-политическая составляющая нашего союза. ЕврАзЭС вторым этапом, как сегодня, – это экономическая база для государств ОДКБ. И такое комплексное обсуждение, хотя оно и очень тяжёлое, нелёгкое, позволяет всё-таки и концептуально, и практически выйти на принятие комплексных решений и по вопросам политики, по вопросам военным, военного строительства, создания, как сейчас было сказано, соответствующих специальных сил ОДКБ и потом подвести под это экономическую основу. Скажу честно, что после обсуждения военно-политического блока уже легче нам было говорить и о финансовых проблемах, и об экономических проблемах.

И, совсем последнее, тоже из личного, поскольку вчера мы работали в рамках Союза Беларуси и России, хочу сказать, вчера, я очень сожалею, что российские СМИ не нашли места для освещения этого важного события, ВГС: такого Высшего Госсовета никогда не было. Я не беру на себя эту заслугу – скорее всего, это связано с новым Президентом Российской Федерации (это тоже не для лести ему сказано), но Высший Госсовет очень результативный.

И мы приняли решение, к которому шли 10 лет, – самое принципиальное решение. Мы шли к нему 10 лет, порой барахтаясь, отступая влево-вправо, но мы его приняли. Мы приняли также ещё ряд решений. Почему я сегодня об этом говорю? Потому что это тот путь, который придётся государствам пройти в рамках и ЕврАзЭС, а возможно, и в рамках СНГ. От этого никуда не денемся. И мы этот опыт, я думаю, Дмитрий Анатольевич меня поддержит, готовы передавать и в ЕврАзЭС, и в СНГ. Мы – часть этих организаций и объединений.

Словом, белорусская делегация и я как Президент Белоруссии, уезжая сегодня из Москвы, будем в очень хорошем настроении по итогам первого дня своей работы, вчерашнего, и сегодняшнего.

Спасибо, Вам, Дмитрий Анатольевич, за то, что были созданы все условия, и за ту обязательность, с которой Россия сегодня подходит к решению общих проблем наших организаций.

Дмитрий Медведев: Спасибо большое, Александр Григорьевич. Я только хотел бы в одном не согласиться с Вами: всё-таки наши средства массовой информации заметили нашу с Вами вчера работу, и я сегодня посмотрел…

Александр Лукашенко: После «мыльной оперы» Аршавина. Но я же не для того, чтобы упрекнуть. Я не Вас упрекаю и знаю, как Вы отреагировали.

Дмитрий Медведев: Я как раз хотел сказать, что всё-таки репортаж был сделан, ну и газеты, естественно, эту тему отметили.

Вопрос: Ксения Каминская, которая наряду со всеми российскими СМИ активно освещала вчера Высший Госсовет.

Вопрос российскому Президенту. Дмитрий Анатольевич, вопрос по фонду. С учётом нынешней экономической ситуации, например, достаточно сложно получить деньги и кредиты, и, в частности, это касается и Евросоюза. ЕврАзЭС создаёт достаточно серьёзный антикризисный фонд – 10 миллиардов долларов. Не могли бы Вы рассказать, на какие цели будут расходоваться деньги, кто будет иметь доступ к ним и на каких условиях; сложно ли будет получить их? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо. Я уже частично начал отвечать на этот вопрос. Во-первых, самое главное, мы этот фонд создаём для того, чтобы выдавать кредиты на условиях срочности, платности и возвратности, то есть на тех условиях, по которым кредиты, собственно, и выдаются нашим ближайшим партнёрам. Это не просто какой-то денежный мешок, куда может залезть любой и получить деньги под любые цели, – это антикризисный фонд. И идея его создания, которая появилась в конце прошлого года, была связана именно с той ситуацией, которая сложилась во многих государствах, в близких нам государствах, которые находятся в сложном финансовом положении.

Александр Григорьевич сейчас абсолютно точно сказал, лёгкого финансового положения сегодня нет ни у кого, денег не хватает всем. Но всё-таки наши государства имеют разные возможности. И поэтому для того чтобы поддержать наших коллег, наших товарищей в наиболее сложной ситуации, когда могут образоваться, по сути, кассовые разрывы, когда могут возникнуть ситуации, когда нужно будет срочно платить какие-то социальные выплаты, ещё что-то делать, мы и предложили создать этот фонд. Условия – это участие в самом фонде, «контрольный пакет» взноса принадлежит Российской Федерации, с учётом размера её экономики, другие наши товарищи тоже поучаствуют в формировании этого фонда, государства внесут свою лепту. При этом обращаю внимание, что средства будут заимствоваться не на коммерческие нужды, не для того, чтобы поддержать собственный бизнес, для этого существуют другие средства, а именно на выполнение весьма важных государственных функций. Поэтому основной инструмент получения денег – это или суверенный кредит, то есть кредит, который берёт государство под государственные гарантии, по сути. Или второй вариант – это стабилизационный кредит.

Условия – мы сегодня этот вопрос достаточно долго обсуждали – это должны быть условия, приемлемые для стран, которые попали в сложную финансовую ситуацию. Это, естественно, должны быть не просто коммерческие условия, а именно приемлемые условия, то есть условия, соответствующие тем, по которым кредиты в аналогичной ситуации выдаются международными финансовыми организациями.

Вопрос: Ранее говорилось о том, что на саммитах «двадцатки», которые посвящены, как известно, мировому кризису, Россия будет выступать не только исходя из своего понимания ситуации, но и отстаивать интересы своих ближайших партнёров – соседей и союзников. Скажите, пожалуйста, на прошедших переговорах прояснились как-то позиции, которые Россия будет отстаивать на саммите «двадцатки» в Лондоне, какие именно позиции и были ли, может быть, достигнуты какие-то конкретные договорённости с Вашими коллегами на этот счет?

Дмитрий Медведев: Я так понимаю, всё-таки мне вопрос, да? Или моим товарищам?

Александр Лукашенко: Вы же поедете.

Дмитрий Медведев: Можем вместе поехать. Там периодически возят наши товарищи с собой коллег, и они де-факто участвуют, хотя к «двадцатке» не относятся, можем и мы вместе приехать всем табором.

Вы знаете, это действительно важный вопрос, – это вопрос наших партнёрских отношений, наших консультаций. Мы начали обсуждение этого вопроса только что на саммите ЕврАзЭС в узком составе, но мы не закончили обсуждение этого вопроса. Мы сейчас перейдем на неформальную часть нашего общения – сейчас будет обед, и там продолжим обсуждение этого вопроса. Я и во время встречи СНГ говорил об этом, и в других форматах, во время той встречи, которая была у нас в конце года в Казахстане, что Россия будет согласовывать свою позицию, которую она предъявит на саммите «двадцатки» 2 апреля в Лондоне, с нашими ближайшими партнёрами, иного и быть не может.

Проблема, на мой взгляд, сегодня заключается в том, что пока такого рода позиция не сформирована в большинстве государств, которые будут принимать там участие. Во всяком случае, пока я не получил никакой информации от наших партнёров по «двадцатке», что готовится, как готовится. Мы свои предложения делаем. У нас есть свои подходы, но желательно, чтобы как можно раньше мы начали обсуждение контуров той самой новой архитектуры финансовой безопасности, рассчитанной на десятилетия вперед. Пока такое обсуждение ведётся крайне вяло, и это меня очень настораживает. Мы не получили никаких предложений, а просто так прокатиться для того, чтобы ещё раз, посмотрев друг другу в глаза, порассуждать о трудностях жизни в условиях финансового кризиса, – в этом смысла нет. Если ехать – надо подписывать документы. Надо хотя бы какие-то заделы делать в новый фундамент финансовой стабильности, финансовую основу, на базе которой мы будем работать в ближайшие годы.

Поэтому я рассчитываю на то, что большая часть работы ещё впереди и что в максимально короткие сроки мы получим предложения от наших партнёров по «двадцатке». Именно этого ждут наши народы, этого, по сути, ждут все государства, в настоящий момент страдающие от последствий финансового кризиса. Нужно быстрее работать и выходить на новые конвенции, на новые соглашения, на новые принципы работы финансовой системы в мире. Будем надеяться, что эта работа будет успешной.

Вопрос: Вопрос к Президенту России. Дмитрий Анатольевич, на Ваш взгляд, нет ли опасности, что решение Киргизии о закрытии американской базы приведёт к дестабилизации обстановки в Афганистане, да и в регионе в целом? Иными словами, не возникнет ли вакуума безопасности в регионе после ухода американцев?

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо. Я думаю, что этот вопрос прежде всего, конечно, должен быть адресован к тем, кто решение принимает. Но я, конечно, готов на эту тему порассуждать.

Решение о закрытии базы носит суверенный характер, это решение, которое принимало киргизское государство. Мотивы этого решения в своём выступлении вчера объяснил Президент Киргизии Курманбек Салиевич Бакиев. К любому решению, принятому официальным порядком, нужно относиться уважительно.

Что же касается последствий для региональной безопасности и нашей совместной работы на антитеррористическом направлении, я считаю, что все мы можем вложить в эту деятельность свои дополнительные усилия. Вопрос ведь, в конечном счёте, не в количестве баз, которые «натыканы» по всему периметру. Если бы от этого уменьшалось количество террористов, наверное, это было бы очень хорошо. Но борьба с терроризмом не сводится к нагнетанию военной группировки, хотя это тоже очень важно. Я считаю, что она должна быть комплексной. И Российская Федерация, и наши партнёры по ОДКБ готовы к такого рода работе, особенно об этом серьёзно думают страны Центральной Азии, потому что они находятся в непосредственном соприкосновении с Афганистаном.

Но этим нужно заниматься комплексно. Как комплексно? Во-первых, эта работа должна вестись на регулярной основе с привлечением всех региональных стран. Во-вторых, она должна включать в себя не только вооружённую компоненту, не только военный фактор противостояния терроризму, хотя это и очень важно, но и развитие политической системы, с тем чтобы устранить условия для того, чтобы терроризм постоянно возрождался в том или ином государстве, в данном случае в Афганистане. Необходимо формировать развитую современную политическую систему, но при этом не забывать о культурно-исторических традициях этой страны. Демократия не может быть навязана, она должна вызреть.

В-третьих, при совместных действиях на этом направлении нельзя забывать о других факторах региона. Нельзя заниматься борьбой с террористическими проявлениями, с наркотрафиком и другими преступными системными проблемами в Афганистане, не занимаясь теми же проблемами в Пакистане, потому что это будет тогда бесконечный поток из одного государства в другое. Я рассчитываю, кстати, на то, что наши американские партнёры сегодня это осознают, недаром новый Президент Соединённых Штатов Америки объявил этот вопрос одним из своих внешнеполитических приоритетов, и первые шаги на этом направлении нас обнадёживают.

Наконец, необходимо проводить и комплексные мероприятия, проводить специальные форумы. Мы договаривались провести специальную конференцию по Афганистану в формате ШОС. Я надеюсь, что эта конференция пройдёт, и она будет иметь вполне очевидные практические последствия. То есть, иными словами, и Российская Федерация, и другие государства, входящие в ОДКБ, государства Центральной Азии готовы к полноценной, всеобъемлющей кооперации с Соединенными Штатами Америки, с другими государствами коалиции в деле противодействия терроризму в регионе. Эта борьба должна быть комплексной, современной, опирающейся на военные и политические компоненты, – только в этом случае она имеет шансы на успех.

Спасибо.

Пресс-служба Президента РФ

Версия для печати
Главное