Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
2 апреля 2009 | Архив

Владимир Путин: губернаторы должны лично возглавить антикризисные штабы

Председатель Правительства РФ встретился с руководством партии «Единая Россия». Обсуждались антикризисные меры, предложенные в региональных и центральных организациях «ЕР».

Cтенограмма начала встречи

Владимир Путин: Добрый день, уважаемые коллеги. Мы не так давно встречались здесь, в этом зале, обсуждали наши действия, связанные с проблемами, которые возникли в связи с мировым финансовым кризисом. Сегодня поговорим по всем этим вопросам поподробнее.

Но начать нашу сегодняшнюю встречу хотел бы с совершенно другого. Сегодня, 1 апреля, как раз 200 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. Это выдающийся российский писатель, который своим творчеством неразрывно связывает два братских народа: русский и украинский. Это большое событие в культурной, общественной жизни нашей страны.

Я хочу поблагодарить всех присутствующих за то, что в той или иной степени вы обратили на это внимание. Я знаю, как много внимания этому уделяет и Парламент в целом, и «Единая Россия». Я хочу всех поздравить с этим большим событием в культурной жизни нашей страны.

Теперь, что касается темы, ради которой мы собрались. Действительно на прошлой встрече мы говорили об антикризисных мерах, которые мы предпринимаем для того, чтобы с минимальными потерями пройти эти явления и выйти на путь развития.

Мы говорили также и о том, что нужно не только проанализировать «что» и «как» мы делаем. Говорили о том, что нужно все это собрать в единый пакет и иметь ясное представление о том, какие инструменты антикризисного характера являются наиболее эффективными. И их, собственно говоря, и внедрять. Эта тема стала наиболее актуальной в связи с рассмотрением в Государственной Думе в ближайшее время обновленного бюджета на 2009 год.

Я хочу поблагодарить «Единую Россию» за то, что на всех уровнях – и на региональном, и на высшем партийном уровне, в партийных клубах – самым внимательным образом были рассмотрены меры антикризисного характера, предложенные Правительством. И не только рассмотрены, Я знаю, что есть соответствующие предложения, есть критические замечания. Мы сегодня об этом поподробнее поговорим. Но для того чтобы наша дискуссия была предельно предметной, я позволю себе сказать несколько слов.

Хочу обратить ваше внимание на то, что и бюджет, и все, что в нем предложено – фактически все это носит антикризисный характер. Тем не менее, мы можем сказать, – хотя в известной степени предварительно, но все-таки – что прямо на преодоление кризисных явлений у нас выделяется большая сумма, примерно 1,4 трлн рублей. И так же, как я говорил и в прошлый раз, – говорю об этом всегда на встречах с общественными организациями, в трудовых коллективах – главным приоритетом остается безусловное исполнение социальных обязательств перед гражданами России. Это – зарплаты, пенсии, пособия, их своевременная и в полном объеме предусмотренная действующим законодательством индексация в связи с кризисными явлениями и в связи с инфляцией. Вот это первое.

Второе, и не менее важное, это – поддержка реального сектора экономики. И здесь мы, конечно, делаем особый упор на инновационный характер развития. На то, что всегда составляло гордость нашей страны. Я имею в виду энергетику, в том числе атомную энергетику, космос, судостроение, авиастроение, некоторые другие направления деятельности, такие, как нанотехнологии и так далее.

При этом мы не забываем про то, что непосредственно связано с жизнью людей – имею в виду поддержку строительного сектора. У нас сохранены крупнейшие строительные проекты, безусловно, общенационального значения. Но в то же время мы поддерживаем и будем исполнять все намеченные планы, связанные с развитием системы жилищно-коммунального хозяйства. Мы сохранили фонд жилищно-коммунального хозяйства, мы сохранили другие инструменты поддержки этого сектора экономики. И в ходе сегодняшнего обсуждения, а также 6 апреля в Думе и при последующем обсуждении бюджета в комитетах Парламента все это будем подробно с вами изучать.

Не менее важной считаю и нашу с вами деятельность, направленную на разъяснение того, что делает Правительство и то, что будет делать Парламент вместе с Правительством в рамках Антикризисной программы. Потому что эти меры будут действительно эффективными только в том случае, если подавляющее большинство граждан страны согласится с нами в том, что предпринимаемые нами меры являются оптимальными, а деньги налогоплательщиков, государственные деньги тратятся самым наилучшим образом – для того, чтобы преодолеть кризисные явления и для того, чтобы эти деньги пошли на благо граждан страны. Для этого нужно использовать все имеющиеся у партии инструменты – и в регионах, и в центре, здесь, в Москве, в крупных городах и в небольших населенных пунктах, поселениях, поселках – везде, где у «Единой России» есть свои структурные подразделения.

Это то, что я хотел бы сказать в начале. Не будем тратить время, давайте приступим к обсуждению тех вопросов, ради которых мы с вами сегодня собрались. Я знаю – уже об этом сказал – что вы подробным, самым внимательным образом изучали предложенный антикризисный план. Давайте его пообсуждаем. Пожалуйста, Борис Вячеславович (Грызлов).

Борис Грызлов: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

19 марта была опубликована Программа антикризисных мер Правительства на 2009 год. И уже в понедельник 23 марта в нашем исполкоме состоялось селекторное совещание, были даны прямые поручения во все 83 региональные организации о рассмотрении Программы антикризисных мер. Через региональные организации мы транслировали эту задачу 2600 местным отделениям нашей партии по всей стране.

Сейчас мы реально получаем предложения, сформулированные в виде дополнений, опасений, предложений, которые было бы целесообразно рассмотреть на предмет принятия решения. У нас есть уже около тысячи таких предложений. Некоторые из них дублируются, но общая инициатива такова – примерно тысяча предложений. Это подняло общественную значимость обсуждения этого процесса. Но проводниками этого процесса от партии, безусловно, являются депутаты Государственной Думы – это наши политические клубы, наши сторонники и Ваши общественные приемные. Туда тоже поступают предложения и оценки каких-то конкретных пунктов Программы. Сегодня мы можем говорить о том, что задача общественного обсуждения этой программы реально выполняется.

Сроки, конечно, понятны – это 6 апреля. День, когда Вы отчитываетесь перед Парламентом и уже фактически говорите об этой Программе. Мы готовим свой проект Постановления в Государственной Думе. Думаю, что мы будем полностью готовы к 6 апреля, чтобы дать сформулированные и уже обсужденные – может быть, сегодня – предложения к Программе антикризисных мер.

Владимир Путин: Я хочу сразу же отметить, что мы и на прошлой встрече фактически об этом говорили. Да и в предыдущих предварительных обсуждениях многие коллеги из «Единой России», а также из других фракций говорили о необходимости обобщения всех антикризисных мер и сведения их в один антикризисный план. По сути дела то, что мы сейчас сделали в Правительстве, было сделано в ответ на предложения депутатского корпуса о том, чтобы в стране был единый свод наших правил поведения и действий в кризисных условиях.

Борис Грызлов: 26 марта у нас состоялось совместное заседание Высшего и Генерального совета партии, где мы также подробно обсудили Программу антикризисных мер. Во-первых, хочу сказать, что мы единодушно поддерживаем этот очень важный документ, но у нас есть предложения.

Те семь приоритетов, которые являются основой Программы антикризисных мер, мы, безусловно, поддерживаем. В разрезе этих приоритетов я хотел бы сделать несколько конкретных предложений. Первый приоритет – это безусловное выполнение публичных социальных обязательств и решение вопросов занятости. Думаю, сегодня мы можем сказать, что мы не только провозглашаем эти приоритеты. С сегодняшнего дня повышена страховая часть пенсии на 17,5% – больше, чем было в плане (в плане было 15%). Это и есть выполнение тех антикризисных мер, которые есть в Программе.

Хотел бы коснуться занятости. В Программе планируется направить на эти цели 43 млрд рублей – это переобучение, возможное переселение граждан из одних субъектов Российской Федерации в другие. Но этот раздел не очень прописан. Не очень понятно, в каких специальностях мы нуждаемся, где этот банк вакансий, на какие специальности надо переучивать тех людей, которые увольняются из крупных предприятий.

Владимир Путин: Борис Вячеславович, если позволите – извините, что я Вас перебиваю, обещаю больше этого не делать, но это действительно очень важный момент, который Вы сейчас затронули. Если он там недостаточно подробно прописан, то это надо сделать, но в целом работа уже сегодня строится следующим образом. У нас там 43 млрд рублей, мы договорились с руководителями регионов – я думаю, что в Москве происходит то же самое – о том, что в каждом регионе создается антикризисный штаб, который значительную часть своей деятельности должен посвятить рынку труда. И я просил руководителей регионов лично возглавить эти штабы.

На одном из совещаний я с большим удивлением услышал, что даже руководители регионов иногда не владеют информацией о том, что реально не только происходит, а что реально предлагает закон и Правительство в организации этих антикризисных мер. Это о чем говорит? О том, что пока не везде руководители регионов лично возглавляют этот штаб. Если бы лично возглавлял – знал бы на самом деле, что прийти за пособием по безработице в размере 4900 рублей может только тот, кто только что утратил работу, а не тот, кто уже не работает несколько лет. Такие детали известны только тем людям, которые реально сами занимаются, своими руками щупают эти проблемы.

Так вот. В регионах должны готовить эти планы. В регионах губернатор, который занимается проблемой, знает, что востребовано на рынке труда региона. Он работает в созданной им комиссии, куда входят представители бизнеса. И представители бизнеса говорят, что в ближайшее время будет востребовано и в кризисных условиях, и после выхода их кризиса. Потому что на одном предприятии, например, закрывают лакокраску, но открывают другое производство. Либо наоборот. И бизнес предлагает руководителям региона свой набор профессий, который, по их мнению, будет востребован. Верстается региональный план. И с этим проектом руководитель региона или его представитель приезжает в Правительство, и там проект рассматривается на соответствующих комиссиях в Правительстве.

В целом этот механизм налажен и функционирует, но если к нему есть замечания, давайте мы их рассмотрим.

Борис Грызлов: Скорее, есть предложение. У нас есть очень чувствительная зона для всех нас, для граждан России – мы все являемся жильцами, жильцами многоквартирных домов. Сегодня система связи заказчика, которыми мы являемся, с подрядчиками, которыми является жилищно-коммунальная система, не имеет посредника, то есть не имеет представителя заказчика. Раньше эта специальность называлась управдом. Сейчас есть люди, которые, может быть, поставлены товариществом – собственником жилья выполнять эту работу, но они не являются профессионалами. У нас в России 3,3 млн многоквартирных домов. Это более 50 квартир в каждом доме. Считаю, что мы могли бы создать до млн рабочих мест – и это не за счет федерального бюджета.

Дело в том, что опытный управленец, опытный управдом может минимизировать затраты жильцов дома, за который он отвечает, до 20-25 процентов. Сегодня этот опыт уже внедрен. У нас есть партийный проект, его руководителем является Петров Сергей Владимирович – депутат Государственной Думы. Этот проект обсужден в Министерстве регионального развития. И за счет оптимизации расходов жильцов, за счет внедрения систем учета – учета электроэнергии, учета воды холодной и теплой – достигается такая экономия. Но здесь есть и другой революционный шаг. Монополия когда видит, что меньше получает, начинает, наконец, думать о том, что можно оптимизировать и расходы на предоставляемые услуги. Свои расходы. В тех населенных пунктах, где эта система внедрена, мы имеем экономию до двух раз, то есть стоимость той услуги, которую реализует жилищно-коммунальная система.

Поэтому мы могли бы создать такую категорию работников в России. Возможно, запустить процесс обучения, и дальше – процесс внедрения этих людей в систему управления домами по поручению жильцов. Это и рабочие места создаст, и наконец-то начнет реально выполняться реформа системы ЖКХ.

Хотел бы в этом разделе также упомянуть вопросы, связанные с потребительскими ценами и завышенными интересами сетевых организаций. Сегодня мы видим, что наценки на ту продукцию, которую поставляют производители, в системе реализации достигают 80%. Мы говорим о неправомерной структуре цены на изделие. Конечно, производитель продукта должен получать больше, чем тот, кто его реализует. Это тоже задача, которую нам нужно системно решать в программе антикризисных мер. Это касается вопросов социальных обязательств, то есть удержания уровня потребительских цен.

Теперь, что касается поддержки промышленного потенциала. Это тоже приоритет программы. У нас много инвестиционных проектов, которые осуществляются за счет федерального бюджета, совместно с регионами, на уровне государственно-частного партнерства. Считаю, что идеологически было бы важным назвать перечень тех инвестиционных проектов, которые поддерживаются государством. Это может быть 10-15 крупнейших проектов. Сегодня люди, которые не только интересуются вопросом «А какие же стройки у нас являются важными?», но и широкие массы наших граждан не знают, что мы строим. Но многие здесь из поколения, которое осваивало целину, которое строило Байкало-Амурскую магистраль и другие большие стройки считают, что такие стройки должны быть сейчас названы. И если они будут названы, то многие наши граждане могли бы принимать участие в финансовой поддержке этих строек. Я имею в виду не только всевозможные инвестиционные облигации и даже облигации, которые будут выпускаться государством, т.е. Минфином. Понятно, что эти облигации должны быть не именными, они должны иметь свободное обращение, тогда мы повысим возможность участия в этом процессе более широких слоев нашего населения.

Думаю, что важными в поддержке промышленного потенциала являются и вопросы энергоэффективности и энергосбережения. Это должен быть один из основных критериев, по которым можно поддерживать предприятия в реальном секторе. У нас в регионах обсуждались предложения, что тем предприятиям, которые имеют повышенные энергозатраты на производство единицы продукции, увеличивать тарифы на энергоносители. То есть, когда предприятие тратит 3 единицы чего-то, а другое – 5 единиц, а платят одну и ту же цену. Этот вопрос я также предлагаю обсудить. А потенциал по энергосбережению огромен. В системе ЖКХ по оценкам экспертов – до 50%, в системе топливно-энергетического комплекса – до 30%, а в самой промышленности – не менее 30%. Мы можем сравнивать энергозатраты на производство аналогичной продукции в России и, например, в Германии. Мы имеем цифру не в нашу пользу, не менее чем в 2 раза. Поэтому это тоже тема, которая должна быть в приоритетах Программы антикризисных мер. Мы должны найти возможность стимулировать уменьшение энергозатрат.

Теперь вопрос, который считается одним из важных – это повышение внутреннего спроса. Он озвучен в программе именно в такой редакции – один из важнейших вопросов. Это то, чем мы должны заниматься. Но примеров или предложений по конкретному увеличению внутреннего спроса, кроме наращивания массы денег для населения... Это нормально, мы действительно в будущем будем поддерживать эту массу, но есть примеры, которые, я считаю, действительно могли бы конкретно попасть в эту программу.

Например, сельское хозяйство. В 2008 году по импорту закуплено на 35 млрд долларов сельхозпродукции или сельхозсырья для производства конкретных продуктов. 35 млрд долларов! Если бы мы могли вместо закупки производить на эту же сумму продукции, то это было бы плюс 3,2% к сегодняшнему планируемому валовому внутреннему продукту. Плюс 3,2%!

Мы имеем по разным видам сельскохозяйственной продукции ужасающие цифры. Например, красное мясо – 70% закупок по импорту. Единственно, что у нас практически не закупается – то, что производится из зерна. Это российский приоритет. Практически все остальное у нас закупается. И та программа по импортозамещению, которая сегодня есть, абсолютно неамбициозна. Она предполагает 1-2% замены импорта на произведенное внутри страны в год. Это недостаточные темпы.

Второе направление – туризм. У нас по прошлому году 11 млн туристов выехали за границу и там оставили свои деньги за предоставленные туристические услуги. По экспертным оценкам – это 20 млрд долларов. В пересчете на ВВП 2009 года – это 1,8% ВВП.

К сожалению, развитие туристических услуг не является сегодня приоритетом, то есть нигде не озвучено. Мы в свое время принимали закон о туристическо-рекреационных зонах и давали льготные условия для того, чтобы в этих зонах развивать индустрию туризма. Пока нет серьезной отдачи, результатов не видно.

Мы могли бы рекламировать внутренние туры, могли бы создавать и строить гостиницы, увлекательные маршруты и привлекать не только россиян, которые уезжают за границу, но и иностранцев, которые с удовольствием получали бы эти услуги у нас в стране. Считаю, здесь огромный резерв.

Теперь то, что касается структуры нашей экономики. Понятно, что мы отстаем по ряду абсолютно конкретных направлений экономики. Не зря «Стратегия-2020» предполагает переход на инновационную экономику. Сегодня новые технологии, научно-сельские работы, опытно-конструкторские работы недостаточно учтены во всех наших бюджетных процессах. Считаю, что они мало учтены. И упор в Программе антикризисных мер на развитие этого направления недостаточный.

Мы, безусловно, должны менять и законодательство для того, чтобы менять сферу оборота нематериальных активов. Потому что, к сожалению, наши ученые зачастую защищают свои интересы патентами зарубежных стран и туда же уходят их изобретения. Значит, у нас еще нет системы создания патентных поверенных, хотя закон такой находится в работе. Тем не менее, надо ускорять это направление. И нужно создавать условия для возврата российских ученых из-за границы, которые уезжали в 1990-е годы, не найдя здесь должной финансовой поддержки. Думаю, что мы уже можем оказывать должную финансовую поддержку ученым высокого уровня и создать систему, чтобы они возвращались обратно.

И один вопрос из структуры экономики, который, я считаю, невозможно пропустить. Он указан и описан в Программе антикризисных мер – это вопрос, который касается круглого леса. В Программе антикризисных мер написано абсолютно конкретно, что те компании и организации, которые участвуют в крупных инвестиционных проектах, могут получить право освобождения от таможенных пошлин на вывоз круглых лесоматериалов. Считаю, что это недопустимо. Это создание окна для грабежа нашей страны.

И еще один момент касается раздела административных барьеров. Программа, безусловно, предполагает снижение административных барьеров. Мы всецело это поддерживаем. Есть ряд конкретных предложений, которые можно было бы, наверное, прописать. Это вопрос, касающийся «Электронного Правительства». Этот термин уже живет. То есть это возможность в электронном виде получать ответы на свои вопросы, согласовывать какие-то документы. Это снижает коррупцию, сокращает сроки получения решений, это оптимизирует взаимоотношения между гражданами и органами исполнительной власти.

Далее вопросы, касающиеся малого бизнеса. В заявлении Государственной Думы мы рекомендовали увеличить порог отнесения предприятий малого бизнеса к возможности использования упрощенной системы налогообложения. Сегодня это 20 миллионов рублей. Мы в заявлении предложили 60 миллионов рублей. Считаем, что это целесообразно, тем более что этот порог не пересматривался уже несколько лет. И если даже брать девальвацию рубля, то он автоматически должен был бы повыситься в полтора раза, а далее уже, учитывая инфляцию, наращивать этот порог.

Владимир Путин: Это упрощенный налог.

Борис Грызлов: Да, это переход на упрощенный налог. То есть когда объем годового дохода сегодня 20 миллионов рублей, то предприятие может платить 6%-налог и больше ничего. Только один налог – 6%. Это упрощенная система, которая позволяет не иметь фактически бухгалтера и просто работать, заплатив 6% от годового дохода.

Думаю, что очень важным вопросом является и повышение устойчивости финансовой системы. Мы достаточно серьезно помогли банкам, это были решения Правительства, которые поддержало парламентское большинство в Государственной Думе. И все средства, которые необходимы банкам, были направлены. Сегодня все-таки считаю, что есть определенный перекос в поддержке банковской системы. Потому что они не всегда выполняют те задачи, которые на них возлагаются, а именно – поддержка реального сектора. Банковская система и в целом финансовая система начала жить внутри себя, зарабатывать на тех ресурсах, которые имеются. Это, наверное, хорошо, потому что они, в том числе, дают возможность тем, кто вкладывает свои сбережении, их наращивать. Но, тем не менее, банки создавались для того, чтобы обслуживать клиентов, и для того, чтобы поддерживать этих клиентов, которым является, в том числе и реальный сектор экономики.

Так что, предложение, в том числе законодательного плана, по, например, неким процентам от объемов банков, который они получают для работы, чтобы они направлялись в реальный сектор.

Такое предложение к поправкам к закону также было обсуждено, в том числе на заседании Высшего и Генерального советов партии. То есть просто нагрузить вот такой-то процент, который они должны транслировать в такие-то сроки реальному сектору экономики.

Сегодня, я думаю, мы имеем право говорить и о том, что наш фондовый рынок и вообще, скажем так, совокупная оценка объемов нашей экономики, которая делается международными рейтингами, международными агентствами, аудиторскими фирмами, должна подвергаться большому сомнению. Проще говоря, нужно, наверное, отказаться от результатов, которые дают эти агентства. Если это так, то мы, наверное, должны создавать систему отечественных рейтинговых агентств, которые в том числе, безусловно, были бы под контролем у соответствующих органов исполнительной власти. Тогда мы могли бы реально оценивать то, как развивается наш фондовый рынок, какие у него перспективы и какие конкретно предприятия могут быть рекомендованы для получения кредитов и так далее. Потому что сегодня бывают случаи, когда на фондовом рынке стоимость предприятия ниже, чем остатки на его счетах. Это уже вопиющая ситуация. В результате эти предприятия продаются, и любой покупатель этого предприятия просто зарабатывает на реализации остатков на его счетах. Так быть не должно.

У нас сегодня, Владимир Владимирович, подготовлены выступления руководителей наших клубов – это Центр социально-консервативной политики, это Либерально-консервативный клуб и Государственно-патриотический клуб. Я хотел бы, чтобы они выступили, а потом, может быть, Вы разрешили бы присутствующим задать вопросы.

Владимир Путин: Конечно. Только сначала, если Вы позволите, я бы хотел прокомментировать несколько вопросов, которые Вы затронули хотя бы в общем виде, потому что некоторые из них я считаю очень важными.

Во-первых, ценообразование. Это, конечно, один из самых серьезных вопросов и экономического, и социального характера. Сегодня практически нет экспертов, которые бы могли ясно, четко и обоснованно предложить систему контроля за ценообразованием. Цена, как известно, допустим, на базовые продукты, предположим, на хлеб, складывается не только из цены зерна. В конечной цене продукта – хлеба – цена самого зерна занимает, как ни странно, не самую большую роль. Здесь и затраты, связанные с получением кредитных ресурсов, здесь затраты, связанные с заработной платой на всех этапах производства этого продукта, здесь энергозатраты, теплозатраты, затраты на транспорт, горюче-смазочные материалы и некоторые другие издержки.

Вот как сделать так, чтобы на конечном этапе не «драли» с потребителя непомерную цену, и в то же время не опустить производство на каждом из этих этапов. Это непростая задача, и, скорее всего, в целом наиболее эффективно эта задача может быть решена на уровне регионов. Но, безусловно, нам нужно посмотреть, внимательно изучить хотя бы подходы и методики решения этой проблемы. Действовать аккуратно, но думать над этим нужно, безусловно, и с этим я полностью согласен. Это первое.

Второе, что касается импортозамещения. Импортозамещение – это вообще, на мой взгляд, не панацея от всех бед, потому что покупать и производить нужно то, что выгоднее, что дешевле и экономически более обосновано. Фактически это относится ко всем группам товаров. Но это только общее заявление.

На самом деле, если мы посмотрим на структуру мировой экономики, на структуру экономики в отдельных отраслях производства наших основных партнеров, получается, что, например, в области сельского хозяйства они значительным образом дотируют продукты сельского хозяйства, чего мы на протяжении многих лет себе позволить не можем в силу экономических обстоятельств.

Поэтому мы вынуждены, мы делаем это все активнее, защищать нашего отечественного производителя и, имея в виду достаточно высокие импортные цены, защищать и потребителя этих товаров внутри страны. Но в этом случае мы должны исходить из абсолютно понятных принципов. Нужно просто оказывать поддержку развитию сельского хозяйства внутри страны. Просто закрыть внутренний рынок от импортных товаров мы сегодня не можем, потому что это приведет к непомерному росту цен внутри страны на основные виды продуктов питания.

Но вы наверняка знаете эти цифры. В прошлом году мы направили на нужды сельского хозяйства 116 млрд рублей по разным каналам. В этом году это будет уже 182 млрд рублей. Ни один крупный проект в области сельского хозяйства мы не закрыли. Ни один!

Мы, по сути дела – и по мясу птицы (в основном по мясу птицы), и по свинине – значительно сократили объемы импорта в расчете на то, что отечественный товаропроизводитель заместит этот объем своим собственным производством.

Что касается крупного рогатого скота – это отдельная тема, потому что воспроизводство по времени там тянется значительно дольше. Здесь нам нужно создавать крупные фермы, крупные предприятия, закупать племенной скот. У нас фактически нет мясного животноводства. Почти все отечественное, что идет на прилавки наших потребителей, скажем, из говядины – это либо выбракованное, либо использованное ранее молочное стадо.

Специализированного мясного животноводства у нас почти нет. Это нужно развивать почти с нуля. Это отдельная тема. Недавно был у меня один из моих заместителей с предложениями. Сейчас мы разрабатываем систему мер финансовой поддержки именно тем предприятиям, которые ставили перед собой именно эти задачи. Здесь мы с вами солидарны.

Теперь по поводу статуса общенациональных строек, общенациональных объектов. В целом, мне кажется, это будет морально мобилизовывать, показывать приоритеты страны. Они у нас известны, но поговорить об этом, конечно, не мешает.

По поводу возврата ученых, которые уехали, работают за границей. Мы об этом много раз говорили. Сегодня дело даже не столько в уровне оплаты труда, сколько в решении двух проблем: это лабораторная база, техническая база для исследований и решение жилищной проблемы. Вот два направления, над которыми мы с вами должны подумать.

Что касается технической оснащенности наших научных и учебных заведений, то мы постепенно движемся в этом направлении. Это движение весьма заметно и позитивно. Сейчас создаем центры общего пользования на базе Академии наук, институтов Академии наук, крупных вузов. Будем по этому пути идти дальше. Но вот над жилищной проблемой, особенно для молодых ученых, здесь нужно подумать отдельно.

Административные барьеры, энергосбережение – важнейшие вопросы.

По поводу малых предприятий и увеличения порога, связанного с их годовым оборотом. Сегодня это 20 миллионов, да, мы с вами уже говорили. Я хотел бы сказать, что к этому вопросу надо подходить... Нужно, наверное, увеличивать этот порог, но действовать все-таки нужно очень аккуратно, чтобы мы не подтолкнули дробление предприятий. Особенно это касается торговых сетей. Если крупное производство еще трудно раздробить на 10-15 предприятий, годовой оборот которых будет 20, 25, 30, 40 или 60 миллионов рублей, то торговую крупную сеть – большого труда не представляет. Большой, огромный торговый центр можно разбить на маленькие участки, наплодить отдельных юридических лиц, каждый из которых будет по предложенным параметрам считаться предприятием малого и среднего бизнеса. Поэтому мы должны думать над этим и двигаться вперед по этой сумме, имея в виду инфляционные процессы. Но я призываю вас действовать очень аккуратно, потому что если здесь допустить какую-то ошибку, можно нанести реальный ущерб экономике.

По поводу перекосов в поддержке банковского сектора. Я начал энергично записывать то, что Вы сказали, но понял, что речь в Вашем выступлении шла не о перекосе как таковом, а о необходимости наладить эффективный контроль за тем, как используются эти средства на нужды развития реального сектора экономики.

Здесь я с Вами согласен. В том, что мы слишком много дали денег в банковский сектор. Это, наверное, все-таки не так. Мы дали ровно столько, сколько нужно было, чтобы спасти финансовую систему страны и вклады граждан России в отечественные финансовые учреждения. Для того чтобы каждый из нас, каждый гражданин России почувствовал надежность и стабильность функционирования этой финансовой системы. Это крайне важно.

Но не менее важно обратить внимание на то, что сказал Борис Вячеславович, а именно – что, получая эти ресурсы, финансовые учреждения должны направлять их в те сферы деятельности, ради поддержания которых эти деньги и выдаются государством.

Здесь только нужно, конечно, внимательно смотреть, какие ресурсы, на каких условиях получены. Одно дело – деньги Центрального банка, так называемые РЕПО, которые даются на несколько дней или на пару недель. Другое дело, если это субординированные кредиты, которые не засчитываются в капитал, но фактически являются средствами, направленными в капитал, по факту жизни, потому что они выдаются на долгие годы и под выгодный процент. В этом случае мы, конечно, должны внимательно следить за тем, как деньги расходуются.

Здесь нужно выработать гибкие инструменты с тем, чтобы не нарушить принципы функционирования банка как универсального инструмента финансовой системы страны, как инструмента и учреждения с полной правосубъектностью. С тем, чтобы мы в административном порядке не навязывали банковскому учреждению консервирование неэффективного производства, чтобы тем самым не порождали постоянные долги этого предприятия перед банковским учреждением, которые мы потом из бюджета должны будем погасить.

Мы должны предоставить возможность экспертам банка внимательно изучить те или иные предложения и проекты. Но в то же время все-таки мы должны отследить, чтобы деньги поступали в эффективные проекты, в реальный сектор экономики, а не куда-то в валютные операции или спекулятивные сделки. Здесь я с Вами согласен, давайте повнимательнее на это посмотрим и поищем пути решения этой проблемы.

Интернет-портал Правительства РФ

Версия для печати
Главное