прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
22 февраля 2013 | Архив

Георгий Шипунов: «В борьбе с «черными лесорубами» иркутский губернатор проявил единственно верный подход»

В Иркутской области ведется активная деятельность по борьбе с незаконной заготовкой древесины. Работу курирует лично глава региона Сергей Ерощенко. Агентство лесного хозяйства проводит проверки пунктов отгрузки древесины, увеличивает штат лесных инспекторов, совместно с полицией совершаются рейды. Ранее Ерощенко поддержал идею пересмотра Лесного кодекса РФ. Эксперт журнала «Государственное управление ресурсами» Георгий Шипунов считает, что подобные меры должны дать положительный результат.

«Лет десять назад на мой вопрос, почему власть не пресекает незаконную рубку леса жесткими системными мерами, один высокопоставленный чиновник Минприроды России ответил примерно так: «Пока динамично растут цены на нефть и газ, надо укреплять контроль именно в этих сферах. Нет смысла тратить силы на лесную отрасль. Ее доля в доходах федерального бюджета весьма скромна». Впрочем, улыбнулся чиновник, когда кончатся полезные ископаемые, мы доберемся и до леса.

Однако самое русское объяснение отсутствию борьбы с нелегальной заготовкой мне дал губернатор лесного региона на северо-западе страны: «Есть целые районы, в которых воровство леса – единственное спасение. Если его пресечь, людям будет просто негде работать».

Справедливости ради скажу, что этот регион был депрессивный и дотационный (каких в России большинство). У власти в таких регионах нет иного выхода, кроме как закрывать глаза, когда кругляк вывозится в сторону Финляндии и перерабатывается на заводах, которые стоят по периметру границы с «той» стороны. И не беда, что добавленная стоимость конечного продукта оседает у финнов. Кругляк спилен бесплатно, поэтому денег хватает и населению (чтобы не умереть с голоду), и команде губернатора (чтобы обеспечить детей и внуков).

В Иркутской области ситуация выглядит нетипично. С одной стороны, в регионе есть не только лесной бизнес, но и другая перспективная промышленность. С другой стороны, моногородов и поселков, которые живут только лесом, здесь тоже предостаточно. Поэтому иркутский губернатор проявил определенную смелость, когда объявил борьбу незаконной заготовке древесины и усилил государственный надзор в лесу.

В краткосрочной перспективе это сократит обороты теневого лесного сектора, понизит качество жизни занятого в нем населения. Но для будущего иркутской экономики такой шаг – безусловное благо. Повысится прозрачность бизнеса, вырастет доходная часть бюджета, появятся модернизированные производства, легальные рабочие места. Наконец, жесткая позиция губернатора может разрушить связку «черных лесорубов» с их возможными «крышами» в милиции, таможне, прокуратуре.

Отдельно хочу остановиться на такой цифре: в 2013 году власти Иркутской области запланировали увеличить численность лесных инспекторов до 500 человек. Для тех, кто разбирается в данной проблеме, это решение – как бальзам на старые раны. Ведь к середине 2000-х годов лесная охрана в России была фактически уничтожена: полномочия по контролю передали из Рослесхоза в Росприроднадзор, однако «забыли» передать необходимый штат. Тогда были регионы, в которых лес охраняли всего по 2-3 человека! Была ли это намеренная политика по насаждению еще большего хаоса в российских лесах? На этот вопрос нет ответа.

Но жизнь, похоже, налаживается. В отдельных регионах лес начал возвращаться под контроль государства. Иркутская область – живой тому пример». 

Версия для печати
Москва
эксперт журнала «Государственное управление ресурсами»