Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
29 ноября 2011 | Архив

Дина Алборова: «Южной Осетии совершенно не нужна гражданская война»

Верховный суд Южной Осетии запретил Центризбиркому республики оглашать итоговые результаты выборов президента, пока суд не проверит заявление о нарушениях в ходе голосования. Директор НПО «Ассоциация социального, экономического и культурного развития», политолог Дина Алборова отмечает, что суд может отменить результаты выборов и опасается гражданского противостояния между сторонниками кандидатов в президенты.

«Внешне ситуация спокойная, но только внешне. Есть большие недовольства по поводу результатов голосования. Думаю, что если результат был бы другой, такое же недовольство было бы с другой стороны. В прошлый раз я говорила, что разрыв будет небольшой и в пользу Бибилова. Значит, недовольство в обществе сильнее, потому что за Джиоевой идут люди, которые хотят кардинальных перемен, и те, кто очень недоволен работой власти.

Посмотрим, какое будет решение суда. К сожалению, вчера у нас нового президента не было, потому что ЦИК не смог огласить его имя по просьбе Верховного суда республики.

Предварительные результаты, которые были оглашены, обнаружили большой разрыв – около пяти тысяч голосов. Для Южной Осетии это большой разрыв. Сфальсифицировать такое количество в наших условиях нереально, поэтому я склонна думать, что даже если какие-то нарушения были, то все равно есть то, что есть.

Не хочется думать о плохом варианте развития событий, но вчера, например, сторонники Аллы Алексеевны (Джиоевой) собирались возле ее штаба. Их было довольно много. Я думаю, они были готовы оказать сопротивление, если произойдет что-то вроде отмены результатов выборов. Я бы не хотела, чтобы события развивались в этом направлении.

Наши выборы всегда были гордостью для меня, потому что никогда не было грубых нарушений. Мелкие, наверное, были, но последние лет десять у нас все всегда было хорошо, и наблюдатели об этом говорили.

А то, что касается искового заявления в суд, то тут тоже интересно. В процессе голосования у нас много было международных наблюдателей, которые ездили по участкам, и никаких грубых, видимых нарушений не было. Хотя были претензии с обеих сторон и обоих кандидатов по поводу каких-то небольших нарушений на участках.

Если же были грубые нарушения, то почему в процессе голосования в тот же день громко не кричали об этом – эфир был предоставлен. Возникают вопросы. Если так случилось, что Алла Алексеевна победила, то нужно это принять, ее поздравить и настроиться на положительное. Я не верю в то, что были какие-то грубые нарушения, подкупы в таком количестве. Пять тысяч человек – это слишком много для нас.

Я не поняла, почему Верховный суд обратился к ЦИКу, чтобы он не огласил окончательный итог выборов. Насколько я знаю, ЦИК оглашает окончательное количество голосов и после этого, если кто-то недоволен, они обращаются в суд, суд рассматривает заявление. А здесь превентивная какая-то мера прошла: суд попросил еще не оглашать результаты выборов. А что мы тогда аннулируем, если ЦИК еще ничего не огласил? Мне это непонятно.

Вполне возможно, что суд объявит об отмене результатов выборов. Но что начнется после этого - мне даже не хотелось бы об этом думать, потому что сценарий может развиваться не очень хорошо. Во-первых, люди уже устали – мы все время воюем и воюем, двадцать лет уже. И нам совершенно не нужна гражданская война, чтобы народ обратился против друг друга. И если кто-то это сделает, то для меня это будет враг номер один.

Я верю, что могла победить Алла Алексеевна, потому что очень большое недовольство в обществе. Но выйдут ли эти люди на улицу, пойдут ли они до конца – этого я не знаю. Наш народ не очень активен в плане проведения митингов. Когда дело касается непосредственно угрозы жизни и угрозы потери национальной идентификации, тогда мы бываем очень активны. Если война – воюем. Но если есть жизненная необходимость, значит, люди выйдут. Вчера, например, очень много людей собралось возле штаба Аллы Алексеевны. И я думаю, что они были готовы дать отпор. По вчерашним данным, не знаю насколько это правда, говорят, что около тысячи человек собралось.

С другой стороны, есть административный ресурс, который управляет всеми силовыми структурами, и это создает опасную ситуацию. Сейчас административный ресурс на стороне Бибилова.

Я не считаю Бибилова человеком власти – власть делала все, чтобы подкосить его рейтинг в первом туре. Все, что они не делали, все ударяло по Бибилову. Там были другие кандидаты от власти, которые не прошли во второй тур.

Но из двух кандидатов приемлемым для власти был Бибилов, потому что Алла Алексеевна абсолютно непримиримо оппозиционно настроенный человек. Я не знаю, можно ли с ней договориться после всего, что с ней было проделано этой же властью. Тем более что вокруг нее объединились тоже люди, которые страшно обижены на действующую власть. Этот момент для меня очень страшен – я не верю в позитив обиженных людей, которые приходят. Я думаю, что они начинают делать то же самое, что делали с ними. История это показывает. Надеюсь, что они будут выше этого и настроятся не на негатив, а на позитивное развитие в социальном и экономическом плане. Надо думать о будущем, а не о прошлых обидах. Смогут ли они перешагнуть через это – неизвестно.

Это люди, которые в свое время занимали какие-то посты, а власть лишила их этих постов. Другое дело, когда человек работает во власти, он не согласен с тем, что происходит, и он уходит сам в оппозицию. Вот это для меня человек оппозиционный, которому я полностью доверяю, потому что он был не согласен и сам ушел. Но когда от тебя уходят, и ты, обиженный, уходишь в оппозицию – то я не верю в такую оппозицию.

Надеюсь, они будут выше этого и будут коренные изменения в лучшую сторону. В любом случае, я в это верю, потому что так, как мы живем сейчас, невозможно дальше жить». 

Версия для печати
политолог