Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
7 июля 2016

Юрий КРИВОШЕЕВ:

Без агломерации Омской области с приграничными областями Казахстана регион и дальше будет отставать в развитии

29 апреля Омскую область посетит делегация Внешнеторговой палаты Республики Казахстан. Гости встретятся с омскими деловыми кругами, посетят региональный распределительный АгроЦентр «ДРУЖИНО», завод полипропилена ООО «Полиом» и Комбикормовый завод Пушкинский ГК «Титан», молочное предприятие «МилкОм», побеседуют с ректором Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского. Накануне визита корреспондент «КВ» Сергей КУЗНЕЦОВ побеседовал с председателем правления Фонда «Союз-Восток» Юрием КРИВОШЕЕВЫМ о перспективах омско-казахстанского приграничного сотрудничества.

– Юрий Вячеславович, чем занимается Фонд «Союз-Восток»?

– Развитием экономических и культурных интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Для меня это значимо лично.

Я вырос в Кокчетаве. В 1990 г. поступил в ОмГУ, а с 1993 года, параллельно с учебой на юридическом факультете, начал заниматься бизнесом. Организовывал поставки казахстанской сельхозпродукции в Россию. Мне хорошо запомнился тот осенний день 1993 года, когда, следуя с грузом из Кокчетава по привычной дороге на Екатеринбург, я увидел таможенные посты, вначале – казахстанский, а потом – российский. Мой мир тогда раскололся надвое. Единое политическое пространство уже было разрушено. Шла очередная рублевая реформа, в Казахстане появилась национальная валюта – тенге, безналичные расчеты между нашими республиками встали. Буквально на глазах рушилось и единое экономическое пространство бывшего Союза. Я испытал шок, как и миллионы людей. Пострадали все, процесс адаптации к новым правилам игры был мучительным, какие-то регионы прошли его более успешно, какие-то – менее. Омская область, на мой взгляд, так до конца и не вписалась в рыночные отношения.

– А остальные регионы, по-вашему, вписались?

– Примерно так. Ведь не будете же вы спорить, что Новосибирск и Екатеринбург развиваются динамичнее, чем мы? А всё потому, что наш сосед с востока, в силу и объективных, и субъективных причин, смог создать агломерацию вокруг себя, объединил прилегающие территории интенсивными производственными, хозяйственными и культурными связями. Если побываете на автовокзале Новосибирска, то увидите, как отправляются автобусы в Кемерово, Новокузнецк, Барнаул и даже Томск. Для всех этих городов Новосибирск является центром притяжения. Отсюда и внимание, и инвестиции, и развитие.

Екатеринбург, в свою очередь, исторически сложился как центр Уральского макрорегиона, а соответственно, является и точкой притяжения для всех уральских городов с их промышленным потенциалом. Например, наша область проводила выставки вооружений ВТТВ, и у нас это хорошо получилось. Губернатору Свердловской области понравилась омская идея. И он собрал на выставку в Нижний Тагил сразу более 70 уральских предприятий ВПК. Мы же у себя смогли показать десять-пятнадцать. Отсюда и непростая судьба омской выставки.

Новосибирск и Екатеринбург – города-миллионники, которые стартовали в рынок вместе с Омском с очень схожих позиций. Где сейчас мы и где они?

– То есть в силу географии у Омска нет шансов?

– Ни в коем случае. Но посмотрите на ситуацию в исторической перспективе. С момента основания Омск был форпостом на пути в Центральную Азию, крупным военным, административным, политическим и торговым центром. Затем начал развиваться сельскохозяйственный потенциал региона. Крупные предприятия, определявшие промышленный статус города, появились здесь в основном в годы Великой Отечественной войны. Эвакуация производств носила вынужденный характер, размещались они в тыловых областях в понятной спешке и на время войны. Это отчасти определило и характер Омского промышленного узла. Вроде всё есть – и машиностроение, и радиоэлектроника, но нет такой производственной кооперации, как, например, на Урале. В условиях Союза это было не так важно – казахстанские рудники и шахты были недалеко. И транспортные издержки в условиях планового хозяйства не ложились на конкретного производителя, а понятие себестоимости находилось в тени государственной необходимости.

Нефтехимический комплекс региона, напротив, формировался именно как агломерация, после того, как в послевоенные годы была обнаружена тюменская нефть. Омичи могут гордиться крупнейшим в мире нефтезаводом, вдыхать ароматы всего нефтехимического «кластера» и мечтать о том, что компания «Газпром нефть» станет платить в региональный бюджет больше налогов. Но как бы там ни было, нефтехимия в настоящий момент является визитной карточкой региона. Она успешна в том числе и потому, что опирается на межрегиональную кооперацию с близкой нам Тюменью и ее нефтеносными территориями.

В советские годы в омской промышленности трудилось от 220 до 230 тыс. человек. Затем случились 90-е.Сейчас, когда, казалось бы, заводы ВПК вновь загрузили, в промпроизводстве у нас осталось в общей сложности 110–115 тыс. рабочих мест. В чем дело?

Отчасти в модернизации производств. Например, на ОНПЗ работают новейшие технологии. Но многие заводы просто растеряли свой потенциал или вовсе прекратили существование. Новых промпредприятий, работающих на рынок, у нас так и не появилось, несмотря на все попытки прежних региональных властей. То автобусы «Вольво» собирались выпускать, то автомобили «Москвич», то самолеты Ан-3-Т. В итоге ни одна идея не выстрелила. В том числе и потому, что для таких производств есть более выгодные места, где существует всё та же агломерация и, как следствие, концентрация человеческого, научного, творческого, финансового и еще какого угодно потенциала.

Нынешняя региональная власть обязана попытаться вернуть Омску не только славу города-сада, что само по себе, в общем-то, неплохо. Надо вернуть и исторический статус центра Степного края, не политического, конечно, но культурного, торгового, логистического, финансового и промышленного.

– И с кем же Омску нужно создавать агломерацию?

– В узком территориальном смысле прежде всего с приграничными территориями и городами Казахстана. Это Петропавловск, Кокшетау, Павлодар. Там живет свыше двух миллионов ментально и культурно близких нам людей, в экономическом смысле – потенциальных потребителей нашей продукции и услуг, пассажиров нашего транспорта, клиентов наших заведений общепита и постояльцев отелей, гостей наших музеев и театров, читателей наших газет и журналов, посетителей наших сайтов.

В широком смысле – с развивающимися рынками Центральной Азии. Создание Таможенного союза открывает прекрасные перспективы для нашей области. Не упустить бы их. А то опять потом будем разводить руками и завидовать Новосибирску. Пока же есть проблемы, в том числе с психологией. Как в примере с медведем, которого привезли в зоопарк, и пока для него готовили просторный вольер, поместили в клетку размером 12 на 12 метров. Потом его выпустили в новую среду обитания, а медведь продолжал ходить по площадке размером 12 на 12.

С нашим мышлением сейчас происходит примерно то же самое. Мы уже забыли, что двадцать пять лет назад были частями единого хозяйственного механизма, что в Исилькуле, Русской Поляне или Черлаке больше нет таможенных ухабов. Мы можем работать и развиваться по обе стороны российско-казахстанской границы. Вот изменение психологии бизнесменов и политиков, привлечение внимания региональных властей – одна из задач, которую я пытаюсь решить, и единомышленников по обе стороны границы всё больше, как и в других государствах Центральной Азии.

– А омская наука здесь может быть полезна?

– Безусловно. Недавно я познакомился с профессором СибАДИ, кандидатом физико-математических наук, ученым секретарем Академии военных наук Анатолием СОЛОВЬЁВЫМ. Он с коллегами из Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Китая сейчас готовит серию научно-практических конференций на омскую тему «Один город – два пути». Китай вкладывает миллиарды долларов в возрождение современного Великого шелкового пути из Азии в Европу. По мнению ученых и практиков, та дорога, что пройдет по Казахстану, должна обязательно выйти в Россию, на Транссиб именно в Омской области, а, например, не в Оренбурге. Потому что китайская сторона тем самым по Иртышу и Оби получит возможность участия в проектах Газпрома на Ямале. Речь, например, идет о строительстве крупнейшего в мире завода по производству сжиженного газа. Потом этот газ нужно будет вывозить Северным морским путем. Но и здесь Обь с Иртышом вновь могут пригодиться. Два пути – «Шелковый» и «Северный» – вполне могут соединиться в Омске. Представляете, какие перспективы могут открыться? Конференции по этой проблематике в октябре 2016 года пройдут в Казахстане, Киргизии и в Омске.

– Великий шелковый путь через Омск – это хрустальная мечта. Но давайте поговорим о перспективах омского бизнеса на рынках Казахстана. Предприниматели – люди практичные и всегда хотят видеть то, что можно сделать здесь и сейчас.

– Я сам веду практические проекты, связанные с казахстанско-российским бизнесом. Нам всем – и омичам, и казахстанцам – нужно, чтобы быстрее активизировался малый и средний бизнес, а также гранды омских и североказахстанских деловых кругов. Пионеры этого процесса есть по обе стороны границы. Виктор ШКУРЕНКО открывает уже второй сетевой магазин в Казахстане, и останавливаться, как мне кажется, не собирается. Продукция известных омских мясоперерабатывающих и других пищевых предприятий поставляется во многие регионы Казахстана. А сколько денег из Казахстана пришло в нашу экономику в конце 2014 года, помнят все. Казахстанцы открывают магазины в нашем городе, инвестируют в строительство и девелопмент, сельское хозяйство и переработку. И это реальные иностранные инвестиции, а не крохи, вернувшиеся на Родину, например, с Каймановых Островов, куда перед этим в большем объеме сначала были выведены.

Современная банковская система Казахстана – потенциальные деньги для финансирования омских проектов. Давно, например, ведутся разговоры о создании в Омске логистического центра, а сельскохозяйственная продукция из Узбекистана по факту идет в Омск весьма странными, в том числе и с точки зрения логистики и документооборота, путями.

Одна нормальная дорога до Кокшетау позволит соединить наш город со столицей Казахстана – Астаной, с которой сам Кокшетау связан дорогой мирового уровня. А Астана – это политический и финансовый центр макрорегиона. Это высокая деловая активность. И сильная политическая воля. Это резиденция Президента Казахстана. Общеизвестно, что Нурсултан НАЗАРБАЕВ – один из столпов, идеологов, отцов-основателей Таможенного союза. У Омска пока есть шанс стать одной из столиц этого союза. И нужно стимулировать создание совместных предприятий с казахстанскими и центральноазиатскими инвестициями, выводить наш немалый торгово-финансовый поток из тени.

– А что, по-вашему, мешает?

– Бизнес очень внимательно следит за политикой, СМИ, тенденциями, анализирует ситуацию. Поэтому предприниматели и с нашей, и с той стороны должны увидеть четкий сигнал. Казахи в этом отношении молодцы. А вот наша власть, и федеральная, и в первую очередь региональная, должна определить стратегию развития региона. Конечно, необходимо развивать промышленность. Но если одной из составляющих стратегии развития Омской области станет, в широком смысле, дорога в Центральную Азию, создание экономической агломерации Омска и приграничных областей Казахстана, то и наш регион сможет получить мощный импульс к развитию на перекрестке дорог и культур. И тогда столь греющее нам душу словосочетание «третья столица» может наполниться реальным смыслом.

– Но региональные власти этой темы не касаются.

– Работа какая-то ведется. И встречи с форумами проходят. Но с результатами не густо или мы о них не знаем. Вообще масса энергии региональных структур тратится на разговоры о позиционировании региона, создаются теории, разыгрываются гранты. Это в общем неплохо. Но зачем что-то выдумывать, когда всё уже есть. Сейчас же мы говорим о роли Омска как возможного лидера интеграционных экономических процессов на постсоветском пространстве. И здесь, повторюсь, власти региона «недожимают тему» или не улавливают ее на 100%. На кону благополучие региона и его жителей. Власть должна руководствоваться общественным запросом, реагировать на мнения людей. Когда идея, как говорил классик, овладеет массами, тогда уже и власть не сможет не формировать повестку дня. Как раз над этим мы и работаем.

Владимир КОПМАН, управляющий омским филиалом банка ВТБ с 2002-го по 2012 год:

– Трансграничные экономические отношения всегда были, есть и будут. В омском филиале банка ВТБ мы изучали потенциал хозяйственного сотрудничества Омской области и Казахстана и увидели большие перспективы, в первую очередь – для малого и среднего бизнеса. Я согласен с Юрием КРИВОШЕЕВЫМ, что для развития отношений с нашими южными соседями в первую очередь нужна политическая воля региональной власти. Но необходимо оценивать и риски.

Врез: Бахромбек ЮСУПОВ, президент Омской областной общественной организации «Содружество узбекистанцев», председатель общественного комитета по международным внешнеэкономическим связям Омской области при министерстве экономики Омской области:

– Омск со дня основания был важным местом для пересечения путей из Азии в Россию и обратно. Сюда сходились дороги из Коканда, Хорезма, Ферганы. И сейчас они есть. Но рынок и транспортные развязки в Новосибирске сейчас интереснее. И по расстоянию из Узбекистана двигаться туда примерно столько же. Так тем более Омску нужно торопиться и замкнуть пути на себя. Опередить соседей. А преимущество нашего города в том, что есть историческая память. У восточных людей так – если предки вели дела здесь, то, значит, будем рассматривать это место в первую очередь. Давайте работать.

Врез: Виктор ШКУРЕНКО, директор ООО «Торговый дом Шкуренко»:

– Мы действительно открыли первый сетевой магазин в североказахстанском городе Булаево. Так получилось, что всё выпало на колебания курсов валют. Ожидали более успешный дебют. Но тем не менее пока вполне довольны тем, как идут дела. Заметили вот еще что. Не знаю, как в других направлениях, но в Казахстане пока еще очень маленькая доля сетевого ритейла. И для омских сетей в этом есть очень хорошая перспектива. И для наших производителей продуктов питания тоже. От 20 до 30% товаров у нас на полках в Казахстане как раз омского происхождения. И никто не мешает нам эту долю наращивать.

Сергей КУЗНЕЦОВ, «Коммерческие вести»

Версия для печати