прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
28 сентября 2010 | Архив

Николай Рыжак: работу администрации края оцениваю однозначно положительно

Депутат Госдумы Николай Рыжак в интервью «Газете №1» высказал свое мнение относительно итогов пятилетний деятельности Александра Карлина на посту губернатора Алтайского края.

Стоящие результаты

– Николай Викторович, вас всегда отличало не только прекрасное знание социально-экономической ситуации в крае, но и смелое, открытое выражение своего мнения по самому широкому кругу вопросов на любом уровне. Сегодняшние оценки ситуации в экономике и социальной сфере в Алтайском крае за последние пять лет полярны. Не могли бы вы представить свое видение ситуации?

– Все упомянутые вами оценки имеют, на мой взгляд, две характерные черты. Положительные – приводят данные статистики практически по всем отраслям в сравнении со среднероссийскими, анализируют динамику в крае за пять лет. Отрицательные – сетуют на то, что за последние годы мы не изменили имидж бедного региона со слабой экономикой, низкими зарплатами и таким же уровнем жизни. Я считаю, что истина, как всегда бывает, где-то посередине. Действительно, начиная с 2006 года все основные макроэкономические показатели в крае, серьезно рухнувшие вниз в 2005 году, стали заметно улучшаться. Например, в первый же год руководства новой администрации валовой региональный продукт у нас увеличился на 10 процентов, а по России – менее чем на восемь. Аналогичная ситуация была в промышленности и сельском хозяйстве.

Но главное здесь, как я думаю, то, что эти успехи не стали эпизодом, а в последующие годы приобрели стабильный и долгосрочный характер. Так, с 2006-го по 2009 год показатели роста объема валового регионального продукта, производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, оборота торговли и платных услуг и даже производительности труда превысили общероссийские. Причем не в действующих, а в сопоставимых ценах, то есть без учета инфляции! То же самое пока сохраняется и в 2010 году: например, по итогам за январь-июль индекс промышленного производства в крае составил 123,1 процента (по России – 109,6 процента). Естественно, это не замедлило сказаться и на доходах консолидированного бюджета края, которые в 2010 году составят, по моим оценкам, более 65 млрд рублей и увеличатся в сравнении с 2005 годом в 2,2 раза. Причем, что характерно, за исключением кризисного 2009 года мы в 2008 и 2010 годах стали собирать собственных доходов больше, чем получать финансовой помощи. А пять лет назад об этом не могли даже и мечтать. Но в то же время, согласно рейтингу регионов, составляемому по комплексной методике СПЕУ, Алтайский край находится на 74-м месте из 79 анализируемых регионов. По денежным доходам на душу населения мы как были, так и остаемся на одном из последних мест в СибФО, равно как и по доходам бюджета – тут у нас совсем не почетное – 71-е – место по России. Соответственно, и уровень бюджетной обеспеченности на одного человека, мягко говоря, невысок – только 60 процентов от средней (подчеркиваю: не от лучшей, а от средней!) по стране.

И если подвести промежуточный итог, получается, что по сравнению с периодом до 2005 года в 2006-2010 годах Алтайский край действительно серьезно увеличил темпы своего развития. Но не настолько, чтобы совершить прорыв и встать в один ряд с наиболее сильными регионами не только в масштабах России, но и в рамках СибФО.

– Скажите, а как в таких условиях можно оценить эффективность работы нынешнего состава администрации края во главе с губернатором Александром Карлиным?

– Уверенно скажу – однозначно положительно. Почему? Да потому, что хорошо знаю: чудес не бывает, а макроэкономика – это чрезвычайно медленное, неповоротливое образование, где минимальной единицей является не месяц и даже не год, а десятилетие. Нужно понимать, что любая власть сама по себе не производит продукцию, не создает прибавочную стоимость, не зарабатывает ни прибыль, ни зарплату. Она создает УСЛОВИЯ для того, чтобы эти процессы шли лучше. Поэтому я твердо уверен: наряду с цифрами статистики, самой объективной оценкой работы власти, не важно, государственной или муниципальной, должна быть конкретная доля заслуг этой власти в их достижении.

Чтобы вы поняли, приведу такой пример: когда в рамках реализации Федерального закона № 185 распределялись средства на реформирование жилищно-коммунального хозяйства, краю изначально был выделен очень значительный лимит – более 4 млрд рублей. Велика ли в этом заслуга администрации края? Думаю, что нет. Просто здесь сыграла свою роль наша бедность: чем ниже в регионе бюджетная обеспеченность, тем выше доля софинансирования за счет федерального фонда. Но получить лимит – это еще не результат. Средства эти при ненадлежащей работе можно было очень легко потерять, что в дальнейшем и произошло со многими регионами. Но не с Алтайским краем. Благодаря слаженной совместной работе администрации края и муниципалитетов удалось быстро и качественно выполнить в масштабах края много весьма непростых условий для получения средств, а главное – так их освоить, что у фонда при проверке почти не возникло вопросов. Отсюда вывод: именно в том, что эта работа была выполнена в регионе на очень высоком уровне, и есть главная заслуга властей. В том числе заслуга и лично губернатора края, сумевшего в короткий срок добиться такого качества организации работ и исполнительской дисциплины, что в нынешнем году Алтайскому краю был предоставлен еще почти 1 млрд бонусных средств на капитальный ремонт и переселение граждан из аварийного жилья. Средств, изъятых у тех субъектов, где ими не сумели распорядиться по-хозяйски…Важность этого для края трудно переоценить. Ведь еще совсем недавно многие были уверены, что проблема ремонта жилья в стране неразрешима… А здесь за два года удалось отремонтировать 2,8 тысячи многоквартирных домов, переселить в нормальное жилье почти 3000 человек. И это без учета результатов освоения «бонусного» миллиарда в текущем году! Уверен, что, если бы за пять лет было бы сделано только это, деятельность администрации края уже заслуживала бы положительной оценки. А сделано, слава Богу, было гораздо больше!

Теперь попытаюсь объяснить, почему Алтайскому краю не удалось добиться скачкообразного рывка, прорыва в развитии. С началом структурной перестройки экономики в 90-х годах стало очевидно, что для работы в рыночных условиях нам по-крупному не повезло трижды: 1. С доходами. На нашей территории, по большому счету, нет действительно крупных, федерального уровня (то есть с оборотом более 10 млрд рублей в год), предприятий, за исключением, может быть, «Алтайкокса» и «Алтайвагона». Более половины краевой экономики – это сельское хозяйство, отрасль, безусловно, важная и нужная. Но дающая налогов на 1 рубль реализованной продукции примерно в пять раз меньше любого промышленного предприятия…

2. С расходами. По показателю «Транспортная доступность Х количество населенных пунктов» мы находимся едва ли не на первом месте в стране. А это значит, что у нас больше всех школ, больниц, котельных, других объектов соцкультсферы, а еще и чиновников местных администраций. Все это, особенно с учетом наших совсем не маленьких расстояний, приводит к тому, что обучить одного ученика, вылечить одного больного и в целом оказать человеку любую государственную или муниципальную услугу у нас стоит намного дороже, чем у наших и так более обеспеченных доходами соседей. Достаточно сравнить две цифры: по валовому региональному продукту на душу населения у нас 65-е место в стране, а по бюджетной обеспеченности – уже 78-е. Поэтому мы имеем, с одной стороны, загрузку ниже нормативной, а с другой – слабую материальную базу школ, больниц, библиотек, низкую зарплату бюджетников, поскольку вынуждены делить и так ограниченный объем средств на слишком большое число получателей.

3. С тарифами. Известно, что мы – примерно наполовину энергодефицитный регион. Поэтому самые весомые тарифы – на тепло и электроэнергию – у нас, к сожалению, объективно выше, чем у наших соседей. А это важная составляющая часть как себестоимости любой продукции или услуги, так и расходов населения. Поэтому, чтобы в условиях рынка при одинаковой стоимости сырья сделать свой товар конкурентоспособным, производитель может сэкономить только на зарплате… И в этих условиях надеяться на то, что за три-пять лет Алтайский край мог бы догнать Новосибирскую или Кемеровскую области, не говоря уж о Красноярском крае, – очевидная утопия. Эти регионы тоже не стоят на месте. Нужно понимать: чтобы средняя зарплата в крае выросла хотя бы до сегодняшнего уровня наших соседей, то есть примерно в полтора раза, объем валового регионального продукта должен как минимум удвоиться… Отсюда вывод: если уж и будет суждено нам догнать в обозримом будущем регионы – лидеры СибФО, – так это только нашим внукам.

Поэтому с уверенностью утверждаю: большой заслугой органов государственной власти Алтайского края за прошедшие пять лет стало уже то, что наше отставание от более развитых регионов в целом ПЕРЕСТАЛО УВЕЛИЧИВАТЬСЯ. И поверьте, сделать это было очень непросто.

Грамотно заработать и выгодно потратить

– Не могли бы вы подробнее рассказать, что же именно было сделано?

– Во-первых, была во многом изменена сама психология мышления людей. На смену понятиям «депрессивный регион», «черная дыра», «перспектив нет» пришли совершенно иные – «территория экономического роста», «резервы развития», «инвестиционно привлекательный регион». И пусть эти «лозунги нового времени» несколько оптимистичнее реальности, зато они дают возможность каждому, кому не равнодушна судьба Алтайского края, стремиться внести частичку своего вклада в наше будущее. Во-вторых, были четко определены и закреплены долгосрочными программными документами именно те приоритеты развития, где мы реально можем быть конкурентоспособными: сельское хозяйство и сельхозпереработка, туризм и активный отдых, наукоемкие технологии и биофармацевтика, химическая и обрабатывающая промышленность, лесное хозяйство и глубокая переработка древесины. В-третьих, и это, наверное, самое главное: были разработаны и обеспечены ресурсами принципиально иные, ранее почти не используемые в крае способы достижения поставленных целей.

Чтобы понять разницу, давайте посмотрим на главную нашу отрасль – сельское хозяйство. На первый взгляд, что тут нового? Ведь господдержка этой отрасли существовала всегда. Конечно, это так, но… Вплоть до середины 2000-х годов помогали прежде всего тем, кто был беднее и слабее. Помогали деньгами, топливом, льготными кредитами. И совершенно не заботились о том, сможет ли конкретное хозяйство эффективно воспользоваться этой помощью, а не придет за нею на следующий год снова? В основном так и происходило. Отсюда и пошло обидное прозвище аграрного сектора – «черная дыра».

Сегодня подход в принципе иной. Еще в 2006 году были полностью изменены все краевые целевые программы, направленные на развитие сельского хозяйства. Главным принципом стало не простая раздача денег и ресурсов, а софинансирование государством конкретного направления деятельности, будь то приобретение новой техники или выращивание продукции. Причем не просто деятельности, а уже полученного по факту результата! Легче назвать то, что сегодня не субсидируется, потому что в крае уже несколько лет частично оплачиваются расходы на ГСМ, приобретение семян, удобрений, племенного скота, страхование посевов, лизинг сельхозтехники, строительство животноводческих ферм и т. д.

Естественно, что такая политика резко повысила эффективность потраченных бюджетных средств и позволила привлекать в сельское хозяйство гораздо больше федеральных ресурсов. Сегодня общий объем господдержки вместе с краевой долей уже три года подряд составляет порядка 4 млрд рублей ежегодно. И уже стал отчетливо виден реальный результат. В последнее время край стабильно получает урожай зерновых более 4 млн тонн, а в прошлом году – 6 млн тонн. По этому показателю мы находимся на четвертом месте в стране, так же как и по поголовью крупного рогатого скота, свиней и лошадей. Мы находимся на первом месте в России по производству молока, производим от трети до половины всего объема гречихи и каждую шестую тонну сыра. Ходим в лидерах по производству птицы: одно только ЗАО «Алтайский бройлер» сегодня производит 45 тысяч тонн птицы в год. А на предприятии еще не запустили вторую очередь!

Сегодня сельхозпроизводство края – стабильно развивающаяся, рентабельная отрасль с объемом инвестиций только в техническое перевооружение около 5 млрд рублей в год. Отрасль, которую уже не сломают сиюминутная конъюнктура рынка и перепады цен.

Конечно, никто и не говорит, что в сельском хозяйстве края нет проблем. Потенциал роста здесь огромен. Вдумайтесь, насколько еще по-разному умеют работать различные хозяйства края, если только 10 предприятий-лидеров при наличии у них всего около 2,5 процента от общей площади сельхозугодий дали по итогам 2009 года более 20 процентов всего объема сельскохозяйственной продукции! Это означает, что еще очень многие сельхозпроизводители получают объем и финансовый результат хуже в разы.

– Развитие сельского хозяйства – это действительно стратегический краевой приоритет. Но ведь пока все-таки основным «поставщиком» налогов в бюджет является промышленность и предпринимательство?

– Знаете, сегодня в промышленности и предпринимательстве действуют, собственно, те же правила игры, что и в сельском хозяйстве. Хочешь получить поддержку – обеспечь достойный результат! Признаюсь, что и я сам первоначально, в 2006-2007 годах, критиковал принятую в крае схему господдержки реального сектора экономики за чрезмерный объем предоставляемых документов и сложность выполнения условий выделения бюджетных средств. Однако время расставило все по своим местам: если до 2008 года мы не выбирали всего запланированного в бюджете лимита господдержки, то сегодня этих средств уже не хватает, и приходится в течение года даже вносить изменения в бюджет, увеличивая эти лимиты. Всего за пять лет было поддержано около 250 инвестиционных проектов краевого и муниципального значения с выделением из краевого бюджета (с учетом компенсации налога на имущество) более 900 млн рублей. Чтобы правильно оценить значение этого для краевой экономики, достаточно сказать, что каждый рубль государственной поддержки позволяет привлекать в реальный сектор более 10 рублей кредитных ресурсов. А суммарный коэффициент эффективности государственной поддержки сегодня в среднем составляет 5,5!

Мне очень импонирует созданная сегодня в крае система содействия развитию предпринимательства. Прежде всего, она неплохо обеспечена инфраструктурно: центры поддержки с бизнес-инкубаторами в Барнауле, а скоро и в Бийске, сеть информационно-консультационных центров по краю. Это позволяет придать деятельности администрации края по созданию благоприятных условий для развития предпринимательства динамичный системный характер. Начиная с 2006 года на поддержку малого бизнеса уже направлено 900 млн рублей из федерального и краевого бюджета, оказана помощь в кредитовании инвестиционных проектов более чем на 4 млрд рублей. Очень разнообразны и сами формы поддержки: целевые гранты, услуги гарантийного фонда, фонда микрозаймов, субсидирование части банковской ставки, работа бизнес-инкубатора. В общем, практически все, что в силах и компетенции администрации края для обеспечения комфортных условий ведения предпринимательской деятельности и повышения конкурентоспособности алтайского бизнеса. И что очень важно, с соблюдением принципа: «Не учите жить, лучше помогите материально». Поэтому и реальный результат работы региональной администрации здесь тоже очевиден: индекс промышленного производства вырос почти на четверть по сравнению с уровнем 2009 года. Лидерами здесь стали: обработка древесины и производство изделий из дерева – более 200 процентов, целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность – 167 процентов; производство резиновых и пластмассовых изделий – 123,5 процента.

– Николай Викторович, безусловно, все эти меры положительно влияют на развитие экономики, рост инвестиционной активности и повышение доходов бюджета. А как обстоят дела с расходами, насколько здесь эффективна политика краевых властей?

– Знаете, я все-таки всю жизнь больше занимался доходами, поэтому по расходам на развернутый комментарий можете не рассчитывать. Считаю, что главное – заработать, а уж на что потратить – найдется всегда. Одно могу сказать точно: в целом эффективность бюджетных расходов за последние пять лет в крае выросла. Во-первых, за счет введения самых разнообразных методик и нормативов, количество которых с каждым годом увеличивается, формирование расходов стало более прозрачным, с явным усилением акцента на конечный результат. Во-вторых, во многом поменялись сами принципы предоставления финансовой помощи муниципалитетам. Теперь нет смысла ходить по высоким кабинетам, выпрашивая денежку. Просто хорошо работай, обеспечивай динамику развития своей территории, и дополнительные средства по принципу стимулирования лучших поступят сами по себе. В-третьих, мне очень импонирует, что губернатор и администрация края нашли в себе мужество начать постепенно реализовывать в регионе очень непопулярные, но жизненно необходимые меры по оптимизации нашей огромной и крайне неэффективной сети бюджетных учреждений по принципу снижения их количества и повышения качества. Я уже упоминал сложившуюся у нас неадекватно высокую относительно получаемых результатов стоимость единицы бюджетных услуг как одну из главных причин нашей бедности и низких темпов роста бюджетной обеспеченности. И могу еще раз повторить, что делать это необходимо. Это вопрос выживания края, и без его решения нам еще долго носить ярлык депрессивного региона. И лучшим показателем, этакой «лакмусовой бумажкой», подтверждающей мои слова, может стать демографическая статистика, которая, как никто другой, отражает реальный результат всех реформ, преобразований, поддержки и развития в целом. Так вот, за последние пять лет смертность трудоспособного населения в крае уменьшилась ровно на четверть, а детская – на 22 процента. При этом рождаемость увеличилась более чем на 20 процентов. Растет и продолжительность жизни. Мужчины в среднем стали жить на 4,4 года больше, а женщины – почти на три года. Но чтобы не было эйфории, добавлю, что это хотя и хороший, но только промежуточный результат. Несмотря на то, что мы сумели уменьшить темпы снижения численности населения вдвое, смертность пока еще превышает рождаемость, а миграционное сальдо является отрицательным. Так что работы впереди много.

Надо что-то менять?

– А теперь, выражаясь фразой из известного фильма, вопрос «на миллион долларов». Скажите, вы можете назвать какие либо системные недостатки или провалы в работе действующей администрации?

– Знаете, я острых вопросов не боюсь. Я искренне считаю: в экономической и финансово-бюджетной политике никаких серьезных ошибок и тем более провалов у нынешней исполнительной власти края не было и нет. Точно так же, как и в социальной политике – она отличается взвешенным, ответственным подходом и полностью соответствует имеющимся у бюджета возможностям. Определенные недостатки, как мне кажется, имеются в политике информационной. Она периодически бывает, так сказать, «неумеренно оптимистичной». А хотелось, чтобы была «умеренно». И, конечно, более реальной. Что я имею в виду? Ну, например, проекты «Бирюзовой Катуни» и «Сибирской монеты». Важны они для края? Безусловно, причем стратегически важны! Но только говоря об открывающихся с реализацией этих проектов возможностях, нужно было с самого начала честно сказать людям, что они, во-первых, заработают в полную силу как минимум через пять и 10 лет соответственно. А во-вторых, конечно, внесут свой положительный вклад в экономику региона, отразятся на развитии инфраструктуры, снижении безработицы. Но этот вклад не будет, да и не может быть решающим!

Точно так же и с широко обсуждаемой инициативой выращивать на Алтае французский виноград и заниматься виноделием. В отличие от многих скептиков, я, кстати, нисколько не сомневаюсь, что это реально и возможно. Но в каких объемах? И сколько это в итоге прибавит нашему валовому региональному продукту? 0,01 процента? Или 0,1 процента? Даже если я ошибусь в своем прогнозе, скажем, в 10 раз, все равно это было и останется больше имиджевым, чем каким-либо крупным экономическим проектом. А вот активно пропагандируемую губернатором идею дальнейшего развития в крае производства сыров полностью поддерживаю. И даже считаю, что здесь со стороны властей делается пока недостаточно. Сегодня мы производим молока больше всех в стране. У нас давние и крепкие традиции сыроделия. Значит, эта тема могла бы стать своеобразным приоритетным региональным проектом с принятием соответствующей краевой целевой программы. И не надо будет там никакого разнообразия мер поддержки. Достаточно будет установить гарантированный размер бюджетной субсидии за каждый килограмм реализованного сыра, причем в более высоком размере – за сыр, проданный за пределы края, особенно на экспорт. И тогда в эту отрасль сами придут частные инвестиции, увеличатся объемы и качество, будут созданы новые всероссийские бренды, повысится конкурентоспособность цен.

Думаю, что всерьез обсуждать тему недостатков в работе администрации края можно только в одной области – общественно-политической. Прежде всего они касаются умения (или желания) выстраивать нормальные отношения со всеми представленными в крае общественными объединениями. Имею в виду не саму позицию администрации в том или ином вопросе, она, как правило, достаточно верная. Я говорю о методах, которыми необходимые цели иногда достигаются.

Не могу в этой связи обойти вниманием и последнее громкое событие – отрешение от должности мэра Барнаула. Необходимость этого шага не вызывает сомнений. Но ведь претензии к работе городской администрации были и раньше. Неужели нельзя было решить этот вопрос еще весной 2008 года, выдвинув от партии «Единая Россия» другого кандидата? И тогда у этой истории, которая, кстати, еще не закончилась, был бы совсем другой политический резонанс.

– Прошло уже более 2,5 года, как вы являетесь депутатом Государственной Думы. Как сложились ваши отношения в этом качестве с администрацией края?

– Основной деятельностью депутата Государственной думы является работа над законами. А один из наиболее важных федеральных законов – Закон о федеральном бюджете. Мировой финансово-экономический кризис внес свои коррективы в работу Государственной думы над бюджетом, в процессе исполнения бюджета в каждые из последних двух лет в него вносились дополнения, связанные с изменением ситуации в экономике.

За время моей депутатской деятельности губернатор края Александр Богданович Карлин неоднократно встречался со мной по вопросам бюджетирования как в Москве, так и в Алтайском крае. В работе над бюджетом я постоянно контактирую с заместителем губернатора – председателем комитета администрации Алтайского края по финансам, налоговой и кредитной политике Владимиром Притуповым. Ему губернатор дает поручения, касающиеся внесения в проект бюджета необходимых краю изменений, для дальнейшей проработки этих вопросов с депутатами Государственной думы.

Предложения краевой администрации я вносил в виде поправок в проект бюджета, и они предусматривали увеличение объемов федеральной поддержки для решения самых разных проблем края. Так, предлагалось дополнить распределение дотаций на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации для обеспечения повышения выплат, которые в соответствии с законодательством РФ определяются в зависимости от МРОТ. Вносились предложения изменить распределение субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на строительство и реконструкцию автомобильных дорог, которое позволило бы увеличить объем средств, выделяемых из федерального бюджета на строительство и реконструкцию автомобильных дорог общего пользования в Алтайском крае. Вносились наши предложения по выделению из федерального бюджета дополнительных средств на переселение граждан из закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО Сибирский), а также о выделении из федерального бюджета средств бюджету Алтайского края на строительство и реконструкцию дорог общего пользования, ведущих к особым экономическим зонам «Бирюзовая Катунь» и «Сибирская монета». Нельзя сказать, что наши предложения сразу при внесении принимаются к исполнению. Но эта работа будет продолжена, и я надеюсь на ее положительные результаты. Неоднократно губернатор Карлин ставил перед депутатами Государственной думы и задачи по участию Алтайского края в реализации федеральных целевых программ. В соответствии с предложением администрации края о целесообразности создания в Алтайском крае региональных спортивных центров в июле мной было направлено обращение Председателю Правительства РФ В.В. Путину с просьбой поддержать их создание в регионе и включить в федеральную целевую прогpамму «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2006-2015 годы». Кроме того, я в своем обращении просил председателя правительства о содействии в выделении из федерального бюджета средств на строительство спортивных объектов в связи с недостатком в Алтайском крае современных спортивных сооружений и низкой бюджетной обеспеченностью региона. На обращение мной получен ответ, в котором говорится, что Алтайскому краю запланировано оказание помощи в строительстве регионального центра по плаванию в Барнауле за счет дополнительных средств федерального бюджета в размере 510 млн рублей.

Важной считаю свою работу в Трехсторонней группе по совершенствованию межбюджетных отношений в Российской Федерации, членом которой являюсь. Губернатор постоянно интересуется деятельностью Группы, так как от ее результатов во многом зависят размеры финансовой поддержки, предоставляемой регионам. 15 сентября на заседании Группы в Правительстве РФ было согласовано распределение дотаций из федерального бюджета на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации, согласно которому Алтайскому краю на 2011 год предусмотрены дотации в сумме 17 178 273 тысячи рублей из общего объема дотаций по Российской Федерации 406 959 166 тысяч рублей. Это на шесть процентов больше суммы дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, предусмотренной Алтайскому краю на 2010 год.

Качественный задел!

– И последний вопрос: что бы вы хотели пожелать губернатору края и возглавляемой им администрации на ближайшие годы?

– Прежде всего желаю Александру Богдановичу и дальше продолжать выбранную стратегию развития, ключевая роль в которой по праву отводится проекту «Комплексное развитие Алтайского Приобья». Согласно ему к 2025 году большинство основных показателей производства сельхозпродукции должно увеличиться в разы: поголовье крупного рогатого скота – до 1,5 млн голов, свиней – до 800-900 тысяч голов, ежегодное производство скота и птицы – до 370-400 тысяч тонн. Валовое производство молока в крае предполагается увеличить до 3,5 млн тонн, то есть в три раза по сравнению с сегодняшним. Производство муки и крупы вырастет еще на 30 процентов, а комбикормов в четыре раза. Эта стратегия базируется на научном подходе, логике и здравом смысле, поэтому и приносит заметные результаты, не увидит которые только тот, кто этого просто не хочет. В свете последних событий, связанных с продолжительной засухой и неурожаем в стране, очень серьезно возрастает значимость Алтайского края как одного из гарантов обеспечения продовольственной безопасности страны. И это полностью подтверждает правоту краевых властей, сделавших ставку именно на сельское хозяйство и создавших максимально возможные благоприятные условия для его развития.

Тем не менее я весьма осторожно оцениваю перспективы федерального финансирования всего проекта «Комплексное развитие Алтайского Приобъя» сразу. Пока целиком он может быть стране не по карману. Однако с учетом того, что этот мегапроект состоит более чем из 80 конкретных проектов, то реальность осуществления некоторых из них, особенно в области сельского хозяйства, вырастает в разы. А это ни много ни мало – десятки миллиардов рублей новых инвестиций. Кроме того, очень важно, что в рамках «Алтайского Приобъя» предусмотрен не только экономический рост, но и качественное улучшение условий жизни сельчан, в том числе и путем постепенного укрупнения и улучшения инфраструктуры населенных пунктов в сельской местности. Сегодня всем понятно, что исторически сложившееся под влиянием аграрной специфики края т. н. «равномерное расселение», для которого характерно большое количество мелких населенных пунктов, себя изжило.

Во-первых, новая техника и технологии пришли в сельское хозяйство. Теперь для обработки таких же посевных площадей требуется гораздо меньше рабочих рук. А значит, и нет необходимости иметь на каждые несколько тысяч гектаров по селу.

Во-вторых, как я уже говорил, большое количество мелких населенных пунктов сегодня являются серьезным тормозом развития края. Из 1637 сел края у нас почти 2/3 имеют численность до 500 человек. А более трети – менее 200 человек. В 206 населенных пунктах жителей меньше 50! А в 73 селах вообще проживает менее 10 человек! Конечно, добровольное переселение граждан из мелких сел в крупные и перспективные – затея очень сложная и очень дорогая. Ведь предоставляемое жилье должно быть лучше на порядок! Но если есть желание, то любая мечта может стать явью. Например, еще пять лет назад никто не верил, что государству удастся найти средства на ремонт жилищного фонда и переселение из ветхого и аварийного жилья. А сегодня это не только реальность, но, наверное, один из самых удачных в плане эффективности проектов государства за последние годы. А последние события, связанные с пожарами, показали, что при необходимости мы можем и умеем строить быстро и качественно, возрождая целые села совершенно в новом качестве.

Здесь, думаю, нам поможет еще и то, что главным направлением проекта новой федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы, принятие которой планируется в самое ближайшее время, стало малоэтажное жилье экономического класса.

Сегодня на рынке появились относительно недорогие и быстро возводимые жилые дома. И именно в Алтайском крае сегодня полным ходом идет процесс создания целого комплекса мощностей, которые в перспективе должны вывести его на одну из лидирующих позиций в Сибирском федеральном округе по массовому производству жилых домов, прежде всего каркасно-панельных, экономического класса с использованием передовых мировых технологий и местной древесины. Кроме того, реально заработал целый ряд направлений господдержки по приобретению малоэтажного жилья и обеспечению его коммунальной инфраструктурой. И это не разовые акции, а результат изменения самого вектора государственной политики в области обеспечения жильем. Все это говорит о том, что в стране создались условия, позволяющие нам всерьез и комплексно заняться проблемой повышения качества жилья в Алтайском крае. Конечно, без федеральной поддержки она будет неосуществима. Но с другой стороны: если посчитать, сколько средств удастся сэкономить за счет снижения в перспективе объема дотации Алтайскому краю, думается, федеральный центр отнесется к такой идее гораздо серьезнее.

И последнее, что я хочу сказать, обращаясь к потенциальным читателям вашей газеты. Мне очень часто приходилось принимать на территории края самых разнообразных гостей: как из других регионов, так и иностранцев. И я видел искренний интерес и восхищение многим на Алтае, что есть только у нас: природой, хлебом, сыром, медом и т. д. Поэтому говорю: земляки, цените то, что имеете, любите свою Родину. Она уникальна!

– Спасибо вам, Николай Викторович, за интересную и познавательную беседу.

– Спасибо вам за то, что выслушали, желаю успехов.

asfera.info

Версия для печати