Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
20 ноября 2008 | Архив

Политолог Олег Носков: курс на слом вертикали

Послание президента дает основания для пересмотра политической конструкции, выстроенной его предшественником.

Похоже, региональным руководителям необходимо готовиться не только к обострению экономических проблем, но и к повышению собственной ответственности в этом процессе. Если исходить из выступления президента перед Федеральным Собранием, то оно красноречиво подчеркивает, что в стране – как это уже было в самом начале 1990−х – вновь взят курс на усиление роли законодательной власти и местного самоуправления. Это значит, что уходит в прошлое благословенная для лояльных губернаторов эпоха властной вертикали, когда любое обострение ситуации на местах можно было свалить на промахи центра. Президент Дмитрий Медведев, по сути, обозначил отход от жесткого централизма, старательно выстроенного в годы правления Владимира Путина. Такой поворот дела отчетливо уловили некоторые политики и эксперты. Правда, их мнение может показаться странным на фоне многочисленных шумных комментариев насчет продолжения «путинизма», усиления авторитарной тенденции, замашек на изменение Конституции в угоду властвующей персоне и тому подобного. Никогда еще, пожалуй, выступление главы государства не приводило к столь противоречивым оценкам. Но в том, наверное, и заключается важность и, если хотите, эпохальность президентского Послания. От правильности понимания подлинных намерений властей будет зависеть многое. Поэтому постараемся тщательно взвесить аргументы сторон, дабы адекватно понять тенденцию.

Свой среди чужих

Интересно, что наиболее сдержанные и даже позитивные комментарии послышались со стороны националистов, патриотов и коммунистов. Негативные оценки, причем резкие, в основном прозвучали из уст представителей либеральной оппозиции. При этом первые старались оценить Послание целиком, вторые спекулировали на отдельных положениях, втискивая их в контекст некогда популярного сюжета о кремлевском заговоре против демократии. Например, газета «Ведомости», считающаяся серьезным изданием, с ходу воскресила подзабытый политологический триллер о третьем сроке Путина. Этот захватывающий сюжет до конца недели кочевал по всем либеральным сайтам, изданиям и радиостанциям. На «Эхе Москвы» известный критик действующей власти Евгений Киселев пытался связать предложения Дмитрия Медведева об увеличении президентского срока с его намерением реализовать некие «тайные желания» Путина. Лейтмотив таких комментариев понятен: либеральная оппозиция всеми силами стремится показать и доказать, что нынешний глава государства не является самостоятельным лицом и никогда таковым не станет. Все бразды правления якобы сосредоточены исключительно в руках премьер-министра, и любое важное событие на политической сцене так или иначе отражает его тайную волю. А воля эта устремлена будто бы к одному – чуть ли не к пожизненному воцарению на российском престоле.

В пику этому звучали противоположные версии. Некоторые комментаторы усмотрели в выступлении Дмитрия Медведева заявку на политическую самостоятельность, на выход к широкой общественности. Само Послание было охарактеризовано как достаточно серьезный и продуманный документ, содержащий прямые директивы для подчиненных и парламентариев. Что удивительно: об этом говорят не только действующие чиновники и депутаты, но и откровенные критики Путина – экономист Михаил Делягин и скандально известный политолог Станислав Белковский. Даже оппозиционно настроенные депутаты-коммунисты вынуждены были признать новизну и неординарность Послания. Депутат от коммунистической фракции Виктор Илюхин, никогда открыто не выражавший симпатий в адрес действующей власти, высоко оценил законотворческие инициативы президента по части борьбы с коррупцией. По мнению депутата, в новейшей российской истории это первый случай.

Надо полагать, такое расхождение в оценках далеко не случайно. Само по себе оно свидетельствует в пользу президента, поскольку подчеркивает неординарность его выступления. В отношении вещей посредственных подобных расхождений не бывает в принципе. Их бессодержательность очевидна для всех, и какие-либо позитивные отклики возможны в этом случае только со стороны придворных льстецов, но уж никак не непримиримых оппонентов. Послание Дмитрия Медведева выбивается из этого ряда. При внимательном ознакомлении с данным документом не возникает ни малейших сомнений в том, что оно готовилось в противовес той тенденции, что наметилась и укрепилась за годы правления Путина.

Умершая надежда либералов

Поразительно, что по интеллектуальному уровню президентское выступление на порядок превосходит критику в его адрес со стороны либеральной оппозиции. Действительно, нападки наших либералов на этот раз как никогда отличаются предвзятостью, истеричностью и нескрываемым антиинтеллектуализмом. А бесконечно повторяемый сюжет о «тайных желаниях» Путина, коим якобы служит действующий президент, начинает напоминать паранойю. Примечательно, что критические выступления против бывшего президента были более логичны и сдержанны. Теперь же либеральную оппозицию буквально прорвало.

Поводом, как мы знаем, послужили антиамериканские пассажи президента и его предложения о «корректировке» Конституции в отношении сроков президентского правления. Совмещение «в одном флаконе» обоих компонентов не могло не повергнуть российских либералов в уныние. Почему-то именно на этих двух моментах было заострено внимание большинства комментаторов, не только либеральных. Однако именно последние получили недвусмысленный сигнал: действующий президент абсолютно не намерен ассоциировать себя с нынешней оппозицией. Очевидно, именно такой неожиданный крен стал причиной истерической реакции наших патентованных демократов: Дмитрий Медведев, на которого российские «правые» возлагали столько надежд, повел себя непредсказуемым образом. Но если это так, то все их суждения насчет реализации тайного плана по возвращению Владимира Путина на пост главы государства стремительно теряют свою убедительность.

В самом деле, если признать, что Дмитрий Медведев является марионеткой в руках бывшего президента, как на том теперь настаивают либералы, то в этом случае возникают два взаимосвязанных вопроса. Первое: был ли повод у самих либералов до последнего времени связывать с Медведевым надежду на грядущую «оттепель» (а именно такие надежды постоянно проговаривались в кругах либеральной оппозиции)? Второе: был ли у самого Медведева повод так громко заявить о себе, обозначив от своего лица целую программу с отчетливо директивными установками? Согласимся, что декоративному правителю не подобает так откровенно связывать исторические вехи с собственной персоной, претендуя чуть ли не на открытие новой эпохи. Кроме того, если Послание готовилось под интересы бывшего президента, то с какой стати понадобилось так серьезно менять его формат и насыщать многими другими вещами, которые не только не вписываются ни в какие планы Путина, но и прямо противоречат идейным установкам, что были заданы в годы его правления?

Смена тренда

Напомним, что выстраивание путинской «вертикали власти» осуществлялось в условиях громкого идеологического сопровождения. В стране открыто возрождался культ централизованного государства. Разговоры о нашем «особом пути» и неприменимости к России западного опыта стали популярны не только в среде кремлевских идеологов, но даже у региональных чиновников. «Запад нам не указ и не пример, у нас свои политические традиции» – такой тренд к исходу правления Путина набирал все большую и большую силу. По сути дела, Россия при Путине вступала с Западом не в военную, не в экономическую, а в идеологическую конфронтацию. В стране утверждалась идеология, близкая сердцу правящей бюрократии и преподносимая обществу как «патриотическая» и «государственническая». Само общество в условиях потребительского бума особо не вникало в философские тонкости и молча соглашалось на любой вариант «патриотизма».

Вот именно против этой идеологической установки направлено Послание Дмитрия Медведева. Только в этом контексте раскрывается его подлинный смысл и становятся понятными некоторые философские пассажи. Их полемический характер несомненен. Если хотите, это есть недвусмысленный сигнал, поданный апологетам централизма. Стоит оценить такой пассаж: «В России на протяжении веков господствовал культ государства и мнимой мудрости административного аппарата. А отдельный человек с его правами, личными интересами и проблемами воспринимался в лучшем случае как средство, а в худшем – как помеха для укрепления государственного могущества». Вот вам откровенный ответ упомянутым выше ревнителям нашей «особой» политической традиции. Приведенные строки выступают в Послании в качестве некоего идеологического фундамента для обоснования курса на демократизацию страны. Разоблачение бюрократии делается с тех же позиций. На том же основании выстраиваются предложения и по усилению роли парламента, и по усилению роли партий при формировании региональных администраций, и, что особенно важно, предложение повысить значение представительных органов местного самоуправления. Все изложено достаточно логично. По сути, в президентском Послании представлен концептуально выстроенный порядок формирования гражданского общества.

Поэтому отнюдь не риторически звучит обозначенная президентом стратегия политических преобразований. Она заявлена не просто откровенно, но на фоне утвердившейся властной вертикали даже дерзко: «Впереди большая работа и серьезные шаги. Это и дальнейшая децентрализация, и гуманизация социального устройства и политической системы. И чем более свободна и разнообразна общественная жизнь, чем динамичнее экономика и острее политическая борьба, тем прочнее и стабильнее должны быть фундаментальные институты демократии, ее, образно говоря, несущие конструкции, на которых держится все здание демократического государства».

Казалось бы, в воздухе запахло долгожданной оттепелью. Президент как будто ориентирует общество на возвращение тех ценностей и того политического устройства, от которых произошел откат за годы путинского правления. Тем не менее российские либералы не спешат аплодировать президенту и оказывать ему моральную поддержку. Известный либеральный оппозиционер Владимир Рыжков заявил в «Новой газете», что «конституционно-демократическая риторика Медведева не должна никого обманывать». В обращении представителей Объединенного гражданского фронта Медведев вообще был назван спикером «правящего клана временщиков». Чтобы поставить под сомнение все апелляции президента к демократическим ценностям, либеральные публицисты вытащили на свет не очень остроумную версию о хитрой политической игре Кремля в доброго и злого следователя. Она стоит того, чтобы рассмотреть ее отдельно.

Президентская оппозиция

Вспомним: чуть меньше года назад, когда гражданам было названо имя преемника Путина, политологи стали дружно расшифровывать интригу (как им казалось) этого выбора. Тогда-то, собственно, и родилась версия, будто в будущей политической конфигурации Дмитрий Медведев обязан исполнять роль носителя демократических ценностей, дабы отвлекать внимание западной общественности от наших внутренних авторитарных безобразий. Так родилось устойчивое представление о Медведеве как о «добром следователе», призванном не руководить, не управлять, а именно «успокаивать» общественность.

После откровенных антизападных выпадов, на которые не решался даже Путин, стало ясно, что на роль «успокоителя» Запада президент Медведев явно не подходит. Даже наоборот. Осталось использовать данный тезис только применительно к внутренней аудитории, что мы и услышали от либеральной оппозиции. То есть, что бы ни говорил президент – это-де не более чем хорошо разыгранный спектакль, где главным режиссером является реально «злой следователь» Путин.

В сложившейся ситуации данная версия неизбежно порождает вопросы. Например, с какой частью населения, грубо говоря, заигрывает действующий глава государства, используя свою «конституционно-демократическую риторику»? Большая часть, как известно, давно уже не испытывает никакого пиетета в отношении либеральных ценностей, о чем свидетельствует хотя бы низкая популярность самих либералов и высокий рейтинг «душителя демократии» Путина. Для кого, в таком случае, предназначались заявки на развитие демократических институтов? Западная общественность – в свете предложений по размещению ракет «Искандер» – отпадает совершенно. Либеральная интеллигенция? Но ее мнение власть игнорирует уже давно и, как видим, на этот раз именно либералы были разочарованы больше всех. Поэтому в таких условиях роль «доброго следователя» становится избыточной. По крайней мере, не было абсолютно никакого смысла удлинять выступление президента описанием планов по демократизации страны. Для осуществления «тайных желаний» Путина президентское Послание можно было бы сделать в два раза короче.

Однако именно эти демократические пассажи абсолютно не вписываются в парадигму «доброго следователя». По одной простой причине – все они бросают тень на репутацию бывшего президента и предлагают открытую ревизию итогов его правления. Рассуждения Медведева насчет государственной бюрократии можно было бы отнести к обычной риторике, если бы не озвученные вслед за этим конкретные предложения. Речь идет об изменении порядка прохождения в Думу мелких партий, об изменении порядка выдвижения кандидатов в губернаторы, об отмене денежного залога, изменении порядка формирования Совета Федерации, о снижении минимального количества членов организации для ее регистрации в качестве новой политической партии. Что это, как не открытое намерение отменить и исправить все то, что возникло как раз в ходе укрепления путинской властной вертикали? Мало того: предлагая повысить роль представительных органов местного самоуправления – вплоть до возможностей устранения муниципальных руководителей, Дмитрий Медведев идет еще дальше, перечеркивая тенденцию, что наметилась еще с октября 1993 года, после расстрела Дома Советов. И в этом контексте предложение президента поставить под контроль парламента правительство выглядит как попытка отказаться от «демократии» в трактовке бывших партаппаратчиков и офицеров советских спецслужб. Если следовать духу Послания, то подлинная демократия в России должна начаться именно с Дмитрия Медведева – человека, не отягощенного советским прошлым. Согласимся, что для исполнителя «тайных желаний» Путина это слишком серьезная претензия.

Интеллектуальная революция

Некоторые местные политики уже полгода назад, после первых выступлений Дмитрия Медведева, поняли одну простую вещь – чтобы отстаивать свою позицию перед лицом региональных и муниципальных чиновников, нет нужды становиться непримиримым оппозиционером, примыкать к либеральным правозащитникам или вставать под знамена всяких уличных фронтов. Достаточно просто открыто принять сторону… нового президента. Как выразился один депутат, «предложения Медведева – самая мощная дубина, которой можно теперь крушить любую администрацию». И в этом есть доля истины: уже не один месяц депутаты могут наблюдать, как после каждого президентского выступления в рядах местной бюрократии появляются признаки растерянности. Если пункты Послания начнут претворяться в жизнь, растерянность наверняка перерастет в панику.

Причина здесь проста. Президент Медведев преподносит себя в качестве современного руководителя-интеллектуала, по-европейски рационального и юридически подкованного. В то же время подавляющее большинство представителей госаппарата и муниципальных служащих еще несут на себе печать советского прошлого. Многие из них не блещут ни интеллектом, ни юридической грамотностью, ни даже элементарной правовой культурой. Они не современны и не креативны. Этот стиль в нашей политике был задан давно, и именно на него обрушился новый президент.

В этой связи рассуждения Дмитрия Медведева о повышении эффективности государственного управления, о развитии институтов инновационной экономики и демократии отнюдь не выглядят краснобайством. В его искренности на сей счет сомневаться не приходится – это естественная реакция образованного и рационального человека на косность и отсталость российского чиновничества. Проблема нашей власти даже не в том, что она пронизана коррупцией. Проблема в том, что она некомпетентна и в интеллектуальном плане не соответствует требованиям времени. Коррупция зачастую является следствием этой некомпетентности и отсталости – примитивное сознание подчиняется столь же примитивным инстинктам.

Отсюда становится понятным, почему президент уделил в своем Послании столько внимания исправлению системы образования и созданию кадрового резерва для управления, оставив в стороне обсуждение мер по выравниванию непростой ситуации в экономике. Как мы понимаем, эффективная борьба с кризисом невозможна при отсутствии необходимых отлаженных инструментов. Президент ясно дал понять, что существующая государственная бюрократия таким инструментом быть не может в принципе. Это уже отчетливый намек на планируемое кадровое обновление за счет привлечения к управлению новых, креативных и образованных граждан. Президент намерен стать знаменем этого процесса. Вопрос лишь в том, не дадут ли старые кадры этому знамени упасть.

expert.ru

Версия для печати