Жириновский:  для всех руководителей – губернаторов, мэров, депутатов – пять лет и всё
11 августа 2017

Александр Шипулин: На камне и песке в Турции урожай в три раза выше, чем на Кубани

Строительство мегаферм и развитие агрохолдингов – дорогое и опасное удовольствие для государства, считает член комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и развитию сельских территорий Общественной палаты, зампред совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств, кооперативов и других малых производителей сельхозпродукции Краснодарского края Александр Шипулин. По его словам, опыт успешных Турции, Японии и Израиля доказывает, что будущее сельского хозяйства – за кооперацией, а не за гигантскими сельхозкорпорациями. 

«Минсельхоз РФ придумал для фермеров программу льготного кредитования малых форм хозяйствования на покупку техники под 5% и ниже. Якобы эта программа должна решить все их проблемы. И буквально на днях было селекторное совещание у первого замминистра сельского хозяйства Джамбулата Хатуова, который эту тему обсуждал с регионами. И я могу сказать, что там было озвучено, что, например, из 91 инвестиционного проекта из Краснодарского края, которые были поданы на участие в этой программе, 29 фермеров не смогли ждать льготных кредитов и самостоятельно купили комбайны, нужные для уборки, при помощи обычных коммерческих кредитов, не под 5%, а под 15%, 13%, 12% – кто как сумел. Нереализованными в рамках программы Минсельхоза остались еще 62 проекта на общую сумму примерно 260 млн руб. Их нам обещают закрыть в ближайшие две недели.

А вторым вопросом на этом совещании с Хатуовым было строительство мегафермы на 1600 голов дойного стада, если я не ошибаюсь, в Каневском районе Краснодарского края, на сумму 1 млрд 200 млн руб.

Вот и сравните: 1 млрд 200 млн – на одну мегаферму, и 260 млн руб. – на всех фермеров Краснодарского края, которые хотели бы поучаствовать в программе льготного кредитования, но большинство из них просто не имеют такой возможности, потому что там такие условия, что не каждый может с ними справиться. Это первое. Второе: если разделить 1,2 млрд на 1600, мы получим, что одно скотоместо при строительстве такой мегафермы будет стоить 750 тыс. руб. Но у нас есть живой ныне действующий пример – одна из семейных скотоводческих ферм Павловского района Краснодарского края, где на сегодняшний день имеется 300 голов, уже стоит, и еще для 100 голов приготовлено место. Так вот, по программе поддержки семейных животноводческих ферм государство предоставило этому фермеру грант в размере 21 млн руб. Таким образом, стоимость одного скотоместа на той ферме обошлось государству в 52,5 тыс. руб., и еще свои деньги фермер вложил, и, по его словам, одно скотоместо обошлось в итоге в 250 тыс. руб. Вот и посчитайте: 750 тыс. руб. и 250 тыс. руб. – трехкратная разница в затратах. Возникает вопрос: а в чём смысл [этой мегафермы]?

Говорят, что будущее за крупным бизнесом и что такая форма более действенная. Я спорить ни с кем не собираюсь, но на прошлой неделе я впервые ездил в Турцию, где меня, как, наверное, любого из россиян, интересовал вопрос: что там у них такого особенного, что они нас постоянно заваливают помидорами, фруктами и другими продуктами. По программе изучения сельского хозяйства я посетил город Конья – это сельскохозяйственная территория, которая находится в гористой местности, но есть там и небольшие поля, максимум 50 га. И мы посмотрели, как на таких полях выращивают урожаи кукурузы, подсолнечника, пшеницы, сахарной свеклы и люцерны, и удивились, что там – на почве, где песок и камни, – урожаи получаются примерно в два с половиной, а то и в три раза выше, чем у нас на Кубани, за счет капельного полива. Вода там добывается из глубины примерно 200 метров, всё это окупается и четко работает.

Так вот, я не заметил там ни одной мегафермы или агрохолдинга. Там работают семьи, фермеры, и всё это изобилие турецких продуктов – это результат работы фермерских хозяйств и созданной у них системы кооперации. То же самое я видел в Японии, то же самое я изучал в Израиле. Поэтому у меня возникает вопрос: чего мы хотим добиться [строительством мегаферм]? Доказать всему миру, что мы самые умные? Но опыт говорит о другом. Я хорошо помню, как при советской власти строились большие фермы, но почему-то их сейчас нет, все они уже ушли в небытие. Вот я и задаюсь вопросами: Зачем? Куда? Ради чего? Кому?

А в результате у нас идет активное вымирание деревень: уже около 30 тыс. из них исчезли, около 70 тыс. находятся на грани вымирания, потому что там живут не более сотни стариков. И что мы дальше получим? Мегаполисы и пустыню вокруг них. Но вы же знаете, что свято место пусто не бывает, и на эти пустыни придут другие, и уже приходят китайцы и корейцы. И что дальше?».

Версия для печати
Краснодарский край
член ОП РФ

Член комиссии по вопросам агропромышленного комплекса и развитию сельских территорий, зампредседателя совета негосударственной некоммерческой организации «Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств, кооперативов и других малых производителей сельхозпродукции Краснодарского края».