Памфилова:  из-за муниципального фильтра на выборы не попали кандидаты, которые могли составить реальную конкуренцию
24 августа 2017

Михаил Крейндлин: К гибели реликтовых лесов в Краснодарском крае привела коллективная чиновничья безответственность

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис Россия» Михаил Крейндлин рассуждает о том, почему в Краснодарском крае от нашествия самшитовой огневки умирают многовековые самшитовые леса и какое отношение к этому имеют сочинская Олимпиада и чиновничья безответственность.

«Фактически массивов самшитовых лесов не только в Краснодарском крае, но и в Адыгее, по крайней мере тех, что известны ученым, не осталось. Может быть, где-то еще в совсем отдаленных местах они сохранились в небольшом количестве, сейчас, насколько я знаю, идут попытки их найти. Насколько мне известно, отдельные деревья или небольшие группы деревьев находят, но не массивы.

Действительно, ситуация была такой, что большая часть насаждений самшита находилась на особо охраняемых природных территориях, где обработка ядохимикатами законом запрещена. Но эту проблему можно было бы решить, если бы кто-нибудь взял на себя ответственность за введение ЧС, и в порядке крайней необходимости химикаты можно было бы применить. К сожалению, из чиновников на себя такую ответственность не взял никто. И здесь нужно пенять не столько на краснодарских, сколько, в первую очередь, на федеральных чиновников, потому что речь идет о федеральных лесах. Там много виноватых, потому что, например, самшитовая огневка до сих пор не была включена Россельхознадзором в список карантинных видов насекомых. В общем, прозевали ситуацию, это коллективная безответственность.

Пожалуй, трагедии такого плана больше мне не известны, когда реально под угрозой стоит целый вид редких растений. Понятно, всякое случается, но чтобы вот так вот – такого я не знаю. Но вообще у нас много чего случается, сплошь и рядом происходит такое, когда природе наносят серьезный урон. Вообще, Олимпийские игры в Сочи нанесли очень серьезный ущерб экосистеме. Собственно, откуда взялся зараженный самшит? Значительное количество самшитовых лесов должно было быть уничтожено при строительстве олимпийских объектов, в частности железной дороги Адлер – Красная поляна. Но поскольку это было прямо запрещено законом, в него специально были внесены изменения, которые разрешали уничтожение краснокнижных лесов при условии последующего компенсационного озеленения, на что были выделены большие деньги. А дальше всё произошло, как у нас обычно бывает.

И, к сожалению, это не единственный случай. У нас много таких. Сейчас, например, хотелось бы обратить внимание на строительство Северного потока-2. Никто не против этой трубы, по крайней мере мы не против, но так как Северный поток-2 планируют строить через Кургальский заказник, то мы считаем это совершенно недопустимым. Там несколько десятков краснокнижных видов попадает прямо под трассу. Конечно, речь не идет о выживании целых видов, но тем не менее это достаточно редкие объекты для этой территории, и территория сама уникальная, ее охраняют две международных конвенции. Тем не менее компания настаивает на этом варианте. И с моей точки зрения, это из той же серии, что и олимпийская стройка. Но всё-таки мы считаем, что на нашей стороне закон, хотя его тут же меняют, например, уже изменили положение о заказнике, разрешив там строительство. Мы уже подали заявление в суд, решения по которому пока еще нет. Окончательно здесь ничего сказать нельзя. Понятно, что с такими гигантами, как «Газпром», бороться тяжело, но поскольку правда, закон и справедливость на нашей стороне, мы будем биться до конца».

Версия для печати
эколог

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям