Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
23 мая 2013 | Архив

Эксперт: переселение казаков на Ставрополье – это циничный захват земель

Губернатор Ставропольского края Валерий Зеренков намерен помочь с переселением в свой регион 6 тыс. казаков из Средней Азии. Они должны усилить казачество Ставрополья, оказывающее активную помощь в охране правопорядка. Одна из главных целей приезжих казаков – заселить пустующие земли на востоке края, считает атаман Ставропольского казачьего войска Дмитрий Стригунов. У эксперта по Кавказу Максима Шевченко свой взгляд на ситуацию – он уверен, что «под предлогом переселения русских идет циничный захват земель для пользования тех или иных семей, крупных собственников, корпораций» и «казачество здесь вообще ни при чем».

По словам губернатора Валерия Зеренкова, к 2018г. около 6 тыс. казаков-семиреченцев переселятся из Средней Азии в Ставропольский край. Специальная краевая программа для переселенцев рассчитана на 2014-2017гг.

Сегодня казаки оказывают «эффективную помощь в охране правопорядка», - заявил губернатор. В районах Ставрополья действуют более 80 дружин, в составе которых 1,5 тыс. казаков. Решение подключить казачьи дружины к обеспечению правопорядка было принято властями региона после тяжелого ранения местного жителя Максима Спасибова уроженцем Ингушетии в феврале.

Атаман Ставропольского казачьего войска Дмитрий Стригунов сообщил «Клубу Регионов», что казаки из Средней Азии – Казахстана и Киргизии - уже успели получить земельные участки и адаптироваться на Ставрополье. Правда, пока речь идет о 2 тыс. казачьих семей, подчеркнул атаман. «Эти люди в основном должны приехать на те места, откуда был отток населения, чтобы там создать рабочие места, чтобы там работа была. То есть, чтобы в восточных районах люди были, чтобы было не голое место», - уточнил Стригунов. По словам атамана, сразу помогать правоохранительным органам в охране правопорядка эти казаки не будут, но в дальнейшем они «вольются в структуры».

Атаман отметил, что, кроме помощи правоохранителям, казаки также ведут разъяснительную работу для предотвращения столкновений на национальной почве в том случае, «когда приезжают люди, которые, попадая в такие условия, где видят много такого, чего они не видели, расслабляются, и у них какие-то помутнения происходят».

При этом Стригунов отметил, что «как таковых национальных столкновений здесь (на Ставрополье) практически нет». «Честно сказать, все эти отношения достаточно отрегулировали. Мы, например, приняли такие законы местные – кодекс чести, или кодекс поведения Ставропольского края. И когда люди приезжают, если кто не хочет адаптироваться, принимать эти условия, они на контроль ставятся, то есть за ними ведется постоянное наблюдение. И если он нарушает этот кодекс поведения жителя Ставропольского края, то мы имеем право по закону о местном самоуправлении меры принимать», - добавил атаман.

По мнению публициста и эксперта по Кавказу Максима Шевченко, в переселении казаков из Средней Азии на Ставрополье заинтересовано прежде всего казачье начальство. «Мы знаем, что так называемые атаманы под прикрытием так называемого казачества получили в свое пользование по закону о правах казачества огромное количество земель. И эти атаманы, нарушая паевое участие казаков, граждан, колхозников бывших, стали миллионерами. Они просто приватизировали земельную собственность», - заявил эксперт «Клубу Регионов».

Шевченко не согласен, что новые казачьи силы на Ставрополье будут помогать в охране порядка, а также в предотвращении национальных конфликтов: «С какой стати граждане иностранных государств из Казахстана, пусть даже русские, будут заниматься правоохранительной деятельностью на территории России, где должна быть для этого полиция, ФСБ?»

«Посмотрите, у нас постоянно разговор о соблюдении права переводится на какие-то отношения между кавказцами и русскими, - продолжил эксперт. - Мы вообще не обсуждаем никакие события в терминах просто гражданского или уголовного права. Это делается специально, чтобы в очередной раз вытирать о право ноги. Просто там (на Ставрополье) нет таких проблем, как это описывается. Это вранье, там идет борьба за землю. В больших масштабах. Под предлогом переселения русских на самом деле просто идет циничный захват земель для пользования тех или иных семей, крупных собственников, корпораций и тому подобные вещи. Казачество здесь вообще ни при чем». 

Версия для печати
Дмитрий Миронов грамотно отрабатывает негатив по мусорной теме
Ярославский губернатор Дмитрий Миронов создал рабочую группу для изучения проблемы приема отходов из Москвы на полигон под Ярославлем. 25 апреля на место отправятся эксперты, чтобы познакомиться с возможностями полигона. Политтехнолог Андрей Становой отмечает, что компенсация в виде 500 млн, которую Ярославская область получит за прием мусора, позволит рекультивировать треть всех свалок в Ярославской области, «так что экономически это выгодно». Политолог Алексей Чадаев считает, что «мусорную» проблему должны решать федеральные власти, которые не берут на себя ответственность, и в данной ситуации губернатор Миронов делает все, что в его компетенции, чтобы решить проблему и «отработать» естественный негатив со стороны граждан.
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».