Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
2 декабря 2015

Ловля в мутной воде

Власти Астраханской области намерены бороться с коррупцией в структурах, контролирующих рыбную отрасль

Фото: loveopium.ru

Одна из отраслей, для которых политика импортозамещения – несомненное благо, – это рыбная промышленность. Несмотря на природные и технологические возможности, Россия, как выяснилось, не была готова к оперативной замене иностранной продукции, в связи с чем часть попавшего под санкции сырья ввозится в Россию через Белоруссию.

Как отечественная рыбопромышленность доработалась до такого состояния, можно судить на примере Астраханской области, где при наличии большого количества рыбы развитие получают лишь те субъекты предпринимательства, которые игнорируют законы. В то же время законопослушные рыбопромышленники поставлены на грань выживания.

Эту проблему хорошо понимают в администрации Астраханской области. Штаб путины, проходящий под председательством вице-губернатора, председателя регионального правительства Константина Маркелова, каждый раз сообщает о том, какие новые пути находят нарушители для того, чтобы обойти законы.

На последнем заседании Маркелов обсуждал с присутствующими наличие двух основных проблем. Первая – хищение рыбной продукции из уловов рыбодобывающих организаций (рыбак сдает добытую рыбу «налево» прямо на воде). Вторая – контроль рыбоохранных организаций за освоением выделенных им объемов квот (имея самую минимальную квоту, они могут ловить сколько угодно рыбы). Другими словами, в руководстве региона осознают, что вокруг рыбной отрасли организована коррупционная среда, в которой вольготно себя чувствуют только нелегалы.

Из официальных пресс-релизов видно, что региональное правительство решило всерьез взяться за решение этой проблемы. Обладминистрация уже называет виновников: это контролирующие органы, главный из которых – Волго-Каспийское территориальное управление (ВКТУ). Председатель облправительства сообщает: «У нас есть данные по освоению малых квот. Одна организация, например, за год по официальным документам выловила столько, сколько у нас один рыбак может выловить за день. Три килограмма. Мы же прекрасно понимаем, что тут речь идет о мошенничестве, когда улов не регистрируется, продается скупщикам в совершенно неконтролируемых объемах. Надо отслеживать все эти манипуляции и попытки обойти закон, отбирать лицензию у таких предприятий». На помощь в борьбе с этими явлениями Маркелов призывает прокуратуру. То есть в астраханской обладминистрации уже не доверяют ВКТУ в вопросах контроля биоресурсов.

Местные СМИ сообщают, что за мзду конкретным начальникам отделов ВКТУ или инспекторам можно получить возможность ловить любую рыбу в любых количествах. Предприятие, получившее законную квоту, предположим, в 1 тысячу тонн, не может выловить больше, так как ежедневно отчитывается за пойманную рыбу, а нелегал может выловить за путину и 20, и 30 тысяч тонн, при этом не подавая никаких отчетов, лишь вовремя оплачивая «разрешительную» ответственным лицам.

Теневым участникам рынка не надо платить налоги и тратиться на развитие предприятий. На фоне процветания нелегальных рыбопромышленников убытки начинают нести легальные рыбные артели, в том числе крупнейшие колхозы, до сих пор стабильно работавшие. Они просто не могут конкурировать с теми, чьи расходы на добычу и производство значительно меньше. Это, в свою очередь, создает все предпосылки для появления черного рынка и перехода легальных рыбаков на нелегальное положение.

Наблюдатели отмечают, что отрасль уже была бы на грани вымирания, если бы не активное противодействие региональных властей. Губернатор и его команда понимают системообразующую для региона роль рыбной промышленности и борются с коррупцией в отрасли. Но нелегалы будут себя чувствовать вольготно до тех пор, пока они могут деньгами решать любые вопросы. Если в этой борьбе победу одержат нарушители, то можно будет говорить не только об экономической катастрофе, но и о полном истреблении рыбных ресурсов. Такое было в начале девяностых с осетровыми, когда рост числа браконьеров повлек за собой экологическую катастрофу. Фактически полностью были истреблены ценные породы рыб, которыми славилась Астрахань. Исчезновение рыбы повлечет и гибель туристического кластера, основанного на любительском рыболовстве. Всё это создаст напряженность на рынке труда, что социально взрывоопасно на фоне экономического кризиса.

Показывая всю серьезность ситуации, вице-губернатор Маркелов не ограничился громкими заявлениями и привел конкретные примеры из официальной статистики по Камызякскому району, где из 22 организаций, осуществляющих промысел и имеющих квоты на менее трехсот килограммов хотя бы по одному из видов рыб, 14 хозяйств не смогли освоить квоты полностью. В то же время при анализе работы рыбоохранных структур и правоохранительных органов выходит, что преступлений, связанных с хищением и сокрытием уловов, выявляются единицы. Как считает Маркелов, сопоставление этих фактов говорит о недостаточном контроле со стороны правоохранительных органов.

Генеральная прокуратура уже предупреждала ВКТУ о неприемлемости связи некоторых руководителей с частным бизнесом. Речь шла об одном из руководителей контролирующих структур, который, заняв свою должность, при этом остался аффилирован с рядом предприятий и фирм, связанных с рыбной отраслью. Однако доводы прокуратуры были проигнорированы руководством ВКТУ, а данный сотрудник продолжил работу в прежней должности. И таких примеров, по словам источников в генеральной прокуратуре, немало. Пессимисты говорят, что целая отрасль в Астраханской области сегодня попала в руки тех, кто не способен вести законную деятельность.

Получается, что проблемы импортозамещения и коррупции, на которые федеральный центр просит обратить особое внимание, в Астраханской области оказались взаимосвязаны, и решить каждую из них по отдельности региональным властям не удастся.

(Астраханская область)

Версия для печати