мэр Омска:  были обсуждения с правительством региона и президентом о том, чтобы мне остаться работать
28 июля 2009

Михаил Мень:

«Если мы защищаем свой автопром, то почему не можем защитить свой текстиль?»

Губернатор Ивановской области Михаил Мень в интервью «Огоньку» рассказал о проблемах текстильной отрасли и поделился своим видением того, как следует защищать интересы отечественного производителя.

– О кризисе российской легкой промышленности говорят давно, мы живем в постоянном ожидании краха этого сектора экономики, представители отрасли традиционно жалуются на жизнь и дешевый китайский или турецкий импорт. Хотя крах все откладывается и откладывается. Почему сейчас вновь возник вопрос о спасении отечественной легкой промышленности?

– Я думаю, что причина кроется в мировом финансово-экономическом кризисе. Сейчас есть возможность переосмыслить некоторые экономические моменты, перегруппироваться и посмотреть внимательно на импортозамещающие отрасли в промышленности. И вот идея импортозамещения совпала с идеей возрождения российских традиций, российской легкой промышленности в частности.

– Мне кажется, что легенды об Иванове – городе невест и столпе российской легкой промышленности – остались в далеком прошлом. Нет ни парада невест, ни легкой промышленности.

– Красивых женщин в Иванове по-прежнему много. Правда, число женщин и мужчин сравнялось, но активных женщин у нас значительно больше, чем в других регионах. У меня два заместителя женщины, многие департаменты возглавляют также женщины. В регионе работают очень активные общественные женские организации. На области лежит исторический легкий отпечаток матриархата.

Что касается текстиля, то 25% нашего валового регионального продукта формируется за счет текстильной отрасли, примерно столько собственных доходов региона также формируется за счет текстиля. Поэтому для нас это остается не только красивым брендом, но и серьезной частью нашей экономики.

– Но люди, которые заняты в этой отрасли, традиционно жалуются на жизнь уже последние 10-15 лет. При этом те предприятия, которые должны были умереть, давно разорились, а кто справился с новыми условиями, нормально себя чувствуют. Что такого случилось в их жизни, что потребовало специального доклада Министерства промышленности премьеру Путину об экстренных мерах по спасению легкой промышленности?

– Все началось год назад, когда президент страны провел заседание президиума Госсовета в Иванове, и там остро подняли серьезные темы, в том числе связанные с контрабандой в Россию продукции из других стран. По разным оценкам, около половины всех изделий легкой промышленности, которые оборачиваются в России, это так называемая продукция неизвестного происхождения. Очевидно, что этим нужно было заниматься.

– Если закроют Черкизовский рынок, разве это снизит объемы контрабанды? Это же проблема таможни, а не торговли.

– Черкизовский рынок – просто яркий пример, а по сути своей борьба с контрафактной и контрабандной продукцией должна вестись системно. В 1990-е годы было, на мой взгляд, недостаточно серьезное отношение к легкой промышленности. Многие чиновники считали тогда, что нет ничего страшного в разорении отечественных предприятий, потому что всегда можно будет дешево купить зарубежное и т. д. Но легкую промышленность удалось сохранить. Только в Ивановской области больше 50 тыс. человек занято в этой отрасли. Если мы защищаем свое автомобилестроение, к которому есть вопросы, то почему мы не можем защитить свой текстиль?

– Может, это неперспективно в принципе? Если мы вступим в ВТО, то откроем границы, и китайский ширпотреб хлынет к нам на легальных основаниях.

– Не нужно загадывать, надо жить и действовать сегодня и четко выстраивать линию протекционистской политики для наших производителей. Ведь в чем проблема? Не только в контрабанде, контрафакте. Проблема в том, что государственная поддержка у конкурентов гораздо выше. Априори наши производители находятся в более сложном положении. В Турции или Китае есть всевозможные бонусы от государства, а у нас эта система только начинает развиваться. Да, субсидирование процентной ставки предприятиям, которые развиваются, увеличено. Недавно окончательно вступило в силу решение, по которому государство компенсирует 2/3 процентной ставки по кредитам на покупку оборудования и сырья, и последние два месяца текстильщики эту форму господдержки начали использовать.

В Ивановской области по моей рекомендации основные крупные текстильные предприятия перевооружились в 2006-2007гг., но, к сожалению, с началом кризиса у многих появились серьезные проблемы, потому что они кредитовались под это перевооружение и иногда в валюте. Сейчас за счет субсидирования процентной ставки государством предприятия начинают что-то делать с долгами.

– Но кризис несильно ударил по Ивановской области, ведь не жили богато, поэтому и отвыкать не надо?

– Кризис чувствуется, но не настолько остро, как, например, в регионах, которые опирались на металлургию.

– У вас есть свое Пикалево, населенные пункты, зависящие от одного предприятия, оказавшегося на грани разорения?

– Было такое предприятие, но оно к текстилю не имеет отношения. Это спиртзавод «Петровский», градообразующее предприятие довольно большого поселка. Предприятие стояло достаточно долго, большие долги по зарплате...

– У нас разве мало пьют, чтобы производить спирт стало невыгодно?

– К сожалению, в нашей стране производилось очень много спирта неизвестного происхождения. Но с этим стали бороться, и наше предприятие вновь заработало. Согласитесь, аналогия с Черкизовским рынком почти полная. Есть еще кое-какие очаги напряженности, но мы их контролируем.

У нас есть одно швейное производство. Оно находится в состоянии банкротства, долг по зарплате 20 млн. рублей, а активов на 3 млн. Мы можем действовать только в рамках Закона о банкротстве, что сильно ограничивает возможности влиять на ситуацию, но мы внимательно отслеживаем, как действует там руководство. Кстати, на заседании специальной комиссии у нас всегда присутствует прокурор области.

– А проблемы этого швейного предприятия возникли из-за китайцев? Это и есть жертвы китайского ширпотреба?

– Нет, там комплекс маркетинговых, финансовых и управленческих проблем.

– Когда у нас говорят о спасении легкой промышленности, то все валят в кучу – и производство тканей, и швейное производство. Может, это надо частями спасать? Спасать крупных производителей тканей, а швейники, которые шьют трусы и брюки, пусть самостоятельно выживают в конкуренции с китайцами, ведь весь мир уже отшивается в Юго-Восточной Азии.

– Мы сейчас внесли в Минэкономразвития предложение по введению заградительных таможенных пошлин для ввозимой продукции легкой промышленности. Мы четко отклассифицировали по кодам ту продукцию, которую выпускают предприятия, работающие на территории России, чтобы ни в коем случае не повысить цену на то, что мы не делаем. Это самый главный момент при разработке протекционистских мер. Надеемся, что в ближайшее время это решение будет принято и вкупе с увеличением субсидирования процентной ставки, с борьбой с нелегальной продукцией это, надеюсь, даст результат.

– А конкуренция? Это же остановит развитие наших предприятий, которые привыкли штамповать кирзовые сапоги и брезентовые штаны...

– У нас недорогая продукция среднего уровня уже вполне приличная. Те, кто покупает дорогую импортную одежду в бутиках, составляют достаточно малую часть населения. Я думаю, что достаточно даже и внутренней конкуренции между предприятиями. Мы подталкиваем наши предприятия, чтобы они уходили в «швейку» дальше, потому что просто выпускать ткани сейчас неинтересно из-за маленькой прибавочной стоимости. А когда предприятие представляет на рынок уже готовый продукт, даже обычное постельное белье из этого материала, то это другая прибавочная стоимость.

– Сейчас популярна идея, что закрытие московских рынков спасет нашу легкую промышленность. Но на том же Черкизоне торгуют не только китайцы и вьетнамцы, там есть много мелких российских швейных предприятий, которые реализуют свою продукцию. Что делать им, ведь попасть в торговые сети они не смогут?

– Сложная ситуация, но мы работаем над этим. Еще в начале июня мы провели в здании мэрии Москвы выставку нашей текстильной продукции, по нашей просьбе департамент потребительского рынка столицы пригласил сюда всех владельцев торговых сетей. Руководители и владельцы текстильных предприятий и торговых сетей имели возможность пообщаться напрямую и заключить договора.

Наши предприятия в основном ориентированы на оптовые поставки. 2,5 года назад мы открыли большой оптовый текстильный центр в Иванове. Там 60% отечественной продукции и около 40% продукции импортной. Правоохранители стараются следить за тем, чтобы продукция была легальной.

Есть, конечно, частные предприниматели, представители малого бизнеса, которые лишились своих рабочих мест из-за закрытия Черкизовского рынка. Но у нас есть договоренность с Юрием Лужковым о том, что их переведут на другие торговые точки. Но пока таких обращений немного.

– А если на всех торговцев не хватит мест и возникнет дефицит дешевой одежды и текстиля?

– Пусть все приезжают за товаром к нам в оптовый текстильный торговый центр, места всем хватит.

«Огонек»

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.