прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
11 марта 2009

Виктор Толоконский:

«Спада мы не должны допустить»

Губернатор Новосибирской области дал интервью «Интерфакс-Сибирь».

Для формирования пакета антикризисных мероприятий региональными властями была проделана большая работа – с ноября 2008 года мы активно взаимодействовали с экспертным сообществом региона, привлекали специалистов федерального уровня. Обсуждали текущую ситуацию с руководителями предприятий и организаций всех сфер жизнедеятельности, с главами районов и городов – для получения реальной картины происходящего в экономике и для поиска совместных решений.

Когда государство не принимает решений, ждет, когда все само собой рассосется, то ситуация неопределенности нарастает как снежный ком, увеличивая социальную напряженность. Нам нужно было найти импульсы к развитию – это потребовало мобилизации многих сил, и я благодарен всем, кто заинтересованно и активно помогал нам в выработке этих решений.

В результате, еще в конце прошлого года мы приняли программу антикризисных мер. Причем, мы старались – даже с учетом необходимости нейтрализации негативных явлений – все же не ломать, не пересматривать стратегических целей развития региона. Весь комплекс мер увязан с приоритетами развития региона, обозначенными в «Стратегии социально-экономического развития Новосибирской области до 2025 года».

Далеко не все проявления кризиса на тот момент были очевидны, поэтому мы акцентировали внимание не на анализе внешних условий и попытках прогнозов развития ситуации, а на четкой формулировке плана собственных действий, рассматривая их в перспективе. Чтобы в дальнейшем действовать последовательно и системно, а не хаотично – не «дергаться» в каждый отдельный момент под влиянием сиюминутных изменений, пересматривая принятые решения, а заранее понимать, как в какой ситуации мы должны реагировать.

В числе наиболее важных можно назвать решения по поддержанию занятости, дополнительному стимулированию экономической активности населения – поддержке малого бизнеса и индивидуального предпринимательства. У нас создан специальный фонд, который предусматривает оказание такой поддержки, в том числе путем предоставления госгарантий при банковском кредитовании.

Администрация области также готова предоставить государственные бюджетные гарантии при кредитовании строителям, имеющим дома высокой степени готовности. Всего на эти цели запланирован 1 млрд рублей. Уже сейчас заявки оформляют десятки строительных компаний. Мы обеспечили благоприятные режимы по оформлению аренды земельных участков, проведена реструктуризация платежей за аренду земли.

Параллельно мы будем реализовывать мероприятия по стимулированию населения на приобретение жилья. Любой, кто захочет взять ипотечный кредит для покупки жилья, построенного в 2008-2009 годах, сможет получать в течение 5 лет субсидии из областного бюджета на погашение процентов по кредиту в размере двух третей ставки рефинансирования. Правда, такое субсидирование ограничено суммой кредита в 1,6 млн рублей, хотя, конечно, человек вправе взять и более крупный заем.

Серьезные меры поддержки предусмотрели мы для целого ряда промышленных предприятий. Прежде всего, речь опять идет о госгарантиях при кредитовании на общую сумму 1млрд рублей. Убежден, что госгарантии, которые резко снижают банковские риски, позволят участникам рынка получать кредиты под более низкие проценты.

Целый комплекс мероприятий запланирован для поддержки сельских товаропроизводителей. В частности, мы продолжим свою программу компенсирования части затрат на приобретение новой техники. Достаточно сказать, что за 2007-2008 годы такой техники было куплено более чем на 9 млрд рублей, что в значительно степени позволило свыше 90% наших хозяйств закончить минувший год с прибылью. Но в нынешнем году станем давать компенсации из бюджета на приобретение только отечественной техники, которую закупают преимущественно «средние» хозяйства. А вообще, полагаю, из-за неизбежного сокращения импортного продовольствия ситуация в агропромышленном комплексе становится в чем-то даже более благоприятной, потому как повышается спрос на отечественную продукцию.

В итоге в регионе в последнее время как никогда интенсивно принимались качественно новые решения, которые зачастую требовали неординарных действий. Конечно, реализация многих решений только начинается, но любые действия органов власти по поддержке населения или хозяйствующих субъектов подкрепляют уверенность в том, что кризис можно преодолеть.

– Можно ли уже оценить результативность принятых мер?

– Конечно, определенные результаты уже есть. Например, мы очень оперативно реагировали на ситуацию на рынке труда. Очевидно, что наибольшее социальное напряжение дает проблема увольнения людей и возможности их дальнейшего трудоустройства. Поэтому был налажен постоянный мониторинг рынка труда. Любое уведомление органов труда и занятости о предполагаемом сокращении людей на крупных предприятиях вызывало нашу незамедлительную реакцию.

На каких-то предприятиях мы увеличивали областной госзаказ. В каких-то случаях помогали в поиске дополнительных заказов – связывались с регионами – нашими партнерами, просили о поддержке. Нам важно было убедить руководителей предприятий, что неэффективно, невыгодно сейчас сокращать кадры, что фаза этого спада преодолима, что, потеряв специалистов и кадры, потом будет очень трудно восполнить эти потери.

Плюс к этому – еще в декабре мы обеспечили работу всех центров занятости в ежедневном режиме, без выходных, с продлением смен, оснастили их информационными киосками. Любому гражданину, который приходил со своими проблемами, сразу старались предложить подходящие вакансии.

Понятно, что вакансии всегда есть – везде требуются дворники, уборщицы, санитарки и т.п., но это мало что дает для поддержания занятости населения в той структуре, которая соответствует потребностям экономики региона. Говорить людям: «Если вы потеряли квалифицированную работу, идите работать дворником» – это не убедительно, это, наконец, вредно и для общества, и для экономики. Поэтому в регионе создавался банк вакансий, классифицированных по уровню квалификации, зарплаты, чтобы была возможность подбирать адекватные предложения для тех, кто обращается за помощью в поиске новой работы.

Например, когда в авиакомпании «Сибирь» после отказа от эксплуатации отечественных самолетов высвобождались сотрудники, мы совместно предусмотрели возможность перехода квалифицированных специалистов на НАПО им. Чкалова (Новосибирской авиапроизводственное объединение), где как раз активно велся поиск людей, которые знают, как работать с летательными аппаратами.

С другой стороны, мы организовывали временные работы, приняли некоторые изменения в бюджете, чтобы мы могли финансировать организации, которые будут предоставлять временную или так называемую общественную работу.

Новосибирская область сегодня имеет один из самых низких в России уровень высвобождения, безработицы – 1,3% (около 33 тыс. человек). Это самый низкий показатель в СФО, причем, совершенно очевидно, что в наших условиях некоторый прирост числа зарегистрированных безработных – это, скорее, следствие появления дополнительных государственных льгот, нежели спада экономики. Скорее всего ранее те люди, которые не регистрировались на бирже труда, но на самом деле уже давно занимались только временными и случайными подработками, сейчас зарегистрировались, чтобы получить пособие.

– В конце прошлого – начале этого года некоторые регионы «заморозили» тарифы на жилищно-коммунальные услуги, аргументируя это борьбой с последствиями кризиса. В Новосибирской области на это не пошли, почему?

– Я не очень понимаю позицию регионов, которые идут против рынка или против здравого смысла. Конечно, в разных регионах разные условия, может, где-то и есть резервы – запас ценовой прочности или там раньше были более высокие тарифы. Возможно, где-то все эти выпадающие доходы ЖКХ компенсируются из бюджета, хотя в это я не верю. Цена вопроса настолько велика, что никакого бюджета не хватит на подобные компенсации.

В Новосибирской области регулируемые государством тарифы индексируются на уровне инфляции, а в последние годы рост тарифов был даже чуть ниже уровня инфляции. И от этого правила, на мой взгляд, отклоняться даже опасно. Ведь затраты коммунальщиков и энергетиков на топливо, материалы, комплектующие для ремонта и т.п. – вырастут соразмерно инфляции, и если у них в структуре доходов образуется дыра, это будет означать что где-то поставят плохого качества запчасти, где-то залатают дыру с запасом на пару месяцев, вместо того, чтобы заменить трубы. Это – путь назад.

Для тех людей, кто нуждается в поддержке, есть закон, по которому все граждане с низкими доходами имеют право получить специальную субсидию. В нашей области 120 тыс. человек этим правом пользуются. При этом, если по федеральному закону субсидия возникает, когда сумма платежей за жилищно-комунальные услуги превышает 22% дохода семьи, то у нас – 8%. Это принципиально разные нормативы.

У нас действует льгота для ветеранов труда – все люди, которые имеют полноценный трудовой стаж при выходе на пенсию, могут оформить это звание и получать 50-процентную льготу на услуги ЖКХ.

Уверен, что лучше выстроить систему таких компенсаций, чем рисковать энергетическим и коммунальным комплексом. Этого сейчас допустить нельзя, поэтому любой социальный популизм, на мой взгляд, совершенно неуместен. Он не только вызывает риски, так как такие энергосистемы потеряют надежность, будут аварийными, но, самое главное – мы не имеем права жить одним днем, не думать о развитии.

Даже в войну строился Оперный театр, новые заводы, в 1943 году открылось Сибирское отделение Академии наук СССР. Если мы сейчас не будем развивать энергетику, коммунальные объекты, водоснабжение и канализацию, мы придем к тому, что завтра регион не сможет развиваться. Мы должны выигрывать каждый год конкуренцию у всех других регионов. Надо создавать мощности сейчас. Если допустить дефицит в энергетике сегодня – это будет стоить гораздо дороже завтра.

Даже в этом году энергетический комплекс области планирует реализацию инвестиционных программ. И мы не можем от них отказаться, иначе завтра негде будет строить, невозможно будет разместить новое производство. Кроме того, сейчас потребление растет даже в действующей инфраструктуре – появляются новые вентиляционные системы, кондиционеры, более совершенная техника. Поэтому необходимо обеспечивать высоконадежное энергоснабжение, коммунальную инфраструктуру.

– А как в целом складывается ситуация с привлечением инвестиций в регион или сейчас сложно рассчитывать на приход инвесторов?

– Конечно, такого притока инвестиций, как в 2006-2007 годах сейчас ждать не приходится. Однако в области и сейчас идет активное обсуждение и подготовка новых инвестиционных проектов, которые появились в самом конце прошлого и начале этого года. Несмотря на то, что для инвесторов сейчас доступ к кредитным ресурсам сложен, тем не менее, мы констатируем, что интерес инвесторов к Новосибирской области сохраняется.

При оценке первых симптомов кризиса и их последствий руководство области, в первую очередь, ставило задачу сохранить те инвестпроекты, реализация которых уже началась. Затем, в начале года, обращаясь к коллегам, я ставил задачу не сворачивать работу с инвесторами, наоборот – активизировать ее, еще серьезнее подойти к задачи сделать ее максимально эффективной. Еще больше упростить процедуры принятия решений, например, сделать так, чтобы любые решения по отводу земельных участков, выделению технических условий решались буквально в течение нескольких дней. Должны быть пересмотрены все регламенты нашей работы при рассмотрении и поддержке новых инвестпроектов, поставлена задача по ускорению, по дебюрократизации этого процесса.

– В каких отраслях в области, на Ваш взгляд, сейчас возможны инвестиционные процессы и запуск новых проектов?

– Перспективными, несмотря на кризис, нам видятся инвестпроекты в фармацевтике. Я убежден, что в этой отрасли необходимо замещение импортной продукции отечественными препаратами, активная работа по созданию таких производств, которые у нас стране отсутствуют. Это понимают мировые производители, потому что ввозить лекарства из-за рубежа при изменении курсов валюты в условиях активного поиска замены импортным лекарствам будет крайне сложно.

Второе направление, которое остается инвестпривлекательным, – это сельхозпереработка. Например, мы сейчас обсуждаем с инвесторами выбор площадки для строительства крупного молокоперерабатывающего завода. В области растет производство молока, и нам очень важно повысить уровень и глубину его переработки, чтобы вывозить в другие регионы не сухое молоко и не жир, а продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Кроме того, рассматривается проект завода по глубокой переработке зерна, который будет производить не муку или крупу, а сухую клейковину, модифицированный крахмал и т.п.

Продолжается и активная работа с инвесторами в традиционных для нас отраслях специализации, в частности, строительной индустрии. Есть несколько проектов, для реализации которых требуется перевести земельные участки из федеральной собственности в областную и предоставить их предприятиям по производству стройматериалов, оборудования для энергетики, еще ряду производств. Эту работу сейчас мы стараемся вести более активно.

– Как идет реализация проекта по созданию Промышленно-логистического парка (ПЛП) в районе Толмачево?

– С одной стороны, мы ускорили реализацию этого проекта, приняв на последней сессии областного Совета решение о наделении Агентства инвестиционного развития Новосибирской области большим уставным капиталом в размере 830 млн рублей, который необходим, чтобы выкупить земельный участок, где мы планируем разместить новые производства.

Это колоссальная, огромная территория – почти 900 гектаров, но именно передача этой земли конкретному собственнику является обязательным условием комплексного развития инфраструктуры, эффективных отношений с резидентами.

С другой стороны, понятно, что в текущей ситуации корректируются планы самих резидентов. Все-таки ПЛП – это не только строительство дорог, энергетики, газификации, всей инфраструктуры – это конкретное производство, конкретные пользователи, для которых эта инфраструктура создается.

Какая-то часть инвесторов, безусловно, снизила активность, Мы понимаем, что это связано с трудностями кредитования, что такие крупные проекты никто не может реализовать за счет собственных свободных средств, а кредитные ресурсы сегодня либо очень труднодоступны, либо очень дороги.

Мы отдаем себе отчет в том, что какие-то коммерческие составляющие этого проекта, зависящие от частных инвесторов, могут замедлиться или быть отложены на некоторое время. Но программа развития инфраструктуры управляется непосредственно областными госструктурами, и здесь замедления не будет.

Мы также будем стараться привлечь в этот проект средства Инвестиционного фонда РФ. Безусловно, все условия для этого есть – это крупный проект, одна инфраструктура только для первой очереди стоит несколько миллиардов рублей, а такие крупные проекты Инвестфонд поддерживает.

Конечно, использование средств Инвестфонда выгодно, прежде всего, потому, что там деньги уже накоплены, их можно быстро привлечь. Это бы удешевило стоимость ресурсов, а следовательно, и стоимость инфраструктуры.

Но мы предусматриваем и другие варианты привлечения финансирования. Мы рассматриваем также возможность предоставления госгарантий нашему Агентству инвестиционного развития или напрямую управляющей компании для привлечения необходимых средств на рынке. Думаю, под гарантии бюджета области банки дадут ресурсы и не очень дорого, и мы всю инфраструктуру построим за счет привлеченных средств.

Первая очередь логистического комплекса будет введена уже в первом квартале, начнут работу первые резиденты. Но основное освоение этой территории, пик строительства ПЛП – это 2010-2011 годы. И мы уверены, что жизнь продолжается, и новые резиденты будут к нам приходить. Сейчас только увеличивается ценность тех условий, которые создаются на территории ПЛП – простота отношений управляющей компании и резидента, готовая инфраструктура, определенные льготы по местным налогам. И это будет позитивно влиять на принятие решений о размещении производств новыми резидентами.

– Проект технопарка в Академгородке – наиболее крупный проект с привлечением частных инвестиций. Что происходит с ним в текущей ситуации? Будет ли он по-прежнему ориентирован на частных инвесторов или области придется опираться только на собственные силы?

– В большинстве случаев первичные объекты технопарков, инфраструктура строятся за счет государственных средств. Так было в большинстве стран, например, в Китае. Тот же механизм используется и у нас в стране в ОЭЗ и технопарках, поэтому чего-то особенного, экстраординарного в участии государства в таких проектах нет.

Однако создание технопарка в Академгородке изначально предполагалось реализовывать по другим принципам. Предложение со стороны инвесторов было настолько велико, что частных ресурсов было бы достаточно, чтобы профинансировать и первоначальную стадию проекта. Зачем от них отказываться, зачем бюджету быть инвестором, когда есть инвесторы рыночные?

Предложения частных инвесторов у нас есть и сейчас, но препятствием для участия их в первоначальной стадии проекта сейчас является не столько в кризисе, сколько в несовершенстве земельного законодательства.

Исторически концепция Академгородка предполагала единое управление, для чего необходима единая собственность на землю. Поэтому все свободные участки были переданы из муниципальной собственности в федеральную и закреплены за Сибирским отделением РАН.

Но, к сожалению, в условиях нынешнего законодательства СО РАН не может быть полноценным арендодателем земли, не может быть стороной при заключении инвестиционного договора, так как порядок использования федеральных земель сейчас изменен. А после недавних решений руководства страны все арендные соглашения, все операции с федеральной землей приостановлены. Это делает невозможным участие частных инвесторов на стадии первоначального строительства.

При этом в бюджетах разных уровней – федеральном, областном, муниципальном – предусмотрены значительные средства для создания инженерной инфраструктуры. Сейчас определенный объем этих работ уже выполнен – завершается строительство нового водовода, канализационного коллектора, обновляется сетевое хозяйство внутри Академгородка, вводятся новые энергетические мощности. Этого нам вполне хватит на первичное развитие.

А так как сейчас масштаб технопарка уменьшается в силу объективных причин, мы предлагаем перенаправить часть заложенных в бюджете средств непосредственно на строительство объектов технопарка. Речь идет о сумме около 1 млрд рублей.

Основной инвестор, который уже начал строительство некоторых объектов – Росевродевелопмент – согласился с нашим предложением: мы не будем выкупать его незавершенное строительство, а становимся соинвесторами в этих объектах, и продолжаем работы, при этом свою часть частный инвестор сохранит как долю в недвижимости.

Так как на этой же площадке второй корпус строится уже силами малых инновационных компаний, то у нас появляется практически одновременно сразу два больших корпуса в едином ансамбле. Плюс к этому есть заявка от Института катализа СО РАН совместно с частными инвесторами, которым нужен корпус для производства изделий, разработанных этим институтом. В этой части пока нет финансовых ограничений, поэтому третий корпус тоже уже проектируется.

Думаю, что в следующем году первая очередь технопарковых объектов начнет работать. Строительство же, в основном, будет завершено в этом году.

Мы совершенно осознанно вкладываем деньги в Академгородок – я убежден, что он настолько привлекателен, что спрос на помещения, на недвижимость будет очень высок. И администрация области, заявив о том, что будем инвесторами, уже получили десяток заявок от крупных иностранных и российских компаний с просьбой зарезервировать для них площади, которые они либо возьмут в аренду, либо будут выкупать у нас. Полученные средства мы будем направлять на следующие объекты.

– Вы уже упоминали о господдержке определенных новосибирских промышленных предприятий. Вы уже определились со списком?

– Мы формируем два списка значимых для области предприятий. Один будет утверждаться правительством, и вошедшие в него предприятия будут получать государственную поддержку из бюджетов по тем правилам, которые определит правительство. Этот список уже практически сформирован, в него мы включили порядка 25 ведущих, градо- и структурообразующих предприятий области, которые значимы для всей нашей экономики.

Но мы посчитали, что этого недостаточно. Мы сейчас формируем еще один перечень, тоже примерно из 25 предприятий и компаний области, которым планируем оказать господдержку на уровне областных полномочий – предоставить гарантию областного бюджета при получение кредитов. Как я уже говорил, на первом этапе сумма гарантий составит 1 млрд рублей.

Причем, речь не идет о поддержке тех проектов, которые не имеют перспектив и неэффективны по сути. Правила предоставления помощи и перечень предприятий будут ориентированы на то, чтобы мы стимулировали этими гарантиями именно развитие предприятий, а не спасение.

Например, завод «Сибэлектротерм» выиграл контракт на поставку оборудования в Индию. Выгодность этого контракта и его исполнение не вызывает ни у кого сомнений. Но срок изготовления оборудования – год. Мы предоставим гарантию, чтобы это заказ был обеспечен финансовыми ресурсами и быстро выполнен.

Другой пример – это предприятия оборонного комплекса, занимающиеся поставкой комплектующих по гособоронзаказу. Хотя правительство приняло постановление о предоставлении госгарантий предприятиям ОПК, часто федеральные структуры поддерживают только первичный уровень – тех, с кем госзаказчик заключает контракт. А мы намерены поддержать тех, кто будет субподрядчиками по таким заказам. Предприятий, которые производят комплектующие в цепочке ОПК, у нас в области довольно много. Постановление подтвердило, что гособоронзаказ уменьшаться не будет. Но, по нашим расчетам, получается, что наши предприятия получат деньги только в мае или позднее. А как жить до мая? Можно потерять время и потом не выполнить контракт. Им мы готовы сейчас предоставить областные госгарантии, чтобы они взяли небольшой кредит и не теряли времени.

Уверен, что эти меры будут способствовать поддержке и развитию экономической активности.

– Каков прогноз динамики промышленного производства в области на 2009 год? Или сейчас такие прогнозы – неблагодарное дело?

– Нам, действительно, непросто ставить задачу обеспечения в этом году рост ВРП и промышленной продукции. Конечно, нельзя рассчитывать на такой темп, как был в последние годы, когда мы имели среднегодовые темпы прироста около 10%. Но все-таки мы считаем, что динамика в этом году будет хоть и не такая значительная, но все-таки положительная. Спада мы не должны допустить.

«Интерфакс-Сибирь»

Версия для печати