Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
4 декабря 2008

Борис Эбзеев:

«Лучшая политика – это честная политика»

Интервью президента Карачаево-Черкессии агентству «Интерфакс-Юг».

Мои личные убеждения заключаются в том, что любые революции и потрясения не на пользу делу, не на пользу Карачаево-Черкессии или России в целом. Очень показательным в этом отношении является пример того, как в полной мере сработали конституционные механизмы передачи президентской власти на федеральном уровне. Так получилось, что я был в составе Конституционного суда РФ с октября 1991 года, и события 1991 и 1993 годов наложили колоссальный отпечаток на мои представления о том, каким образом должны работать конституционные механизмы передачи власти. Вот почему для меня в этой связи несомненен постулат, заключающийся в неукоснительном соблюдении Конституции КЧР и республиканского законодательства при смене главы республики. Механизмы передачи власти в Карачаево-Черкессии полностью соблюдены. На столь существенное для политической жизни нашей республики обстоятельство обратили внимание и главы субъектов, которые были приглашены на торжественную церемонию приведения к присяге нового президента республики, а также еще целый ряд моих коллег из губернаторского корпуса России, с которыми мне довелось встретиться на заседании Государственного Совета в Кремле.

По их мнению, это очень важно, ибо известны примеры того, как, к сожалению, передача власти иной раз приобретает скандальный характер. Для того чтобы, образно говоря, озеро успокоилось после поднятых ветром волн, требуется достаточно длительное время. Полагаю, что КЧР в силу социально-экономического состояния и подспудных политических процессов, в т.ч. этнополитических, не может позволить себе подобную роскошь.

– Вы являетесь сторонником сильной власти и придерживаетесь принципа, что честная политика – это самая лучшая политика. Намерены ли вы применять оба этих фактора на посту президента Карачаево-Черкессии?

– Не думаю, что мои принципы могут пойти наперекор каким бы то ни было законам политического общежития. Давайте начну с того, что более 700 лет тому назад некий англичанин, парламентарий и политик, а именно Великобритания считается матерью всех парламентов, с горечью заметил, что «в политике нет чести».

На мой взгляд, в политике не может быть чести в том случае, если в эту самую политику идут бесчестные люди. Глубоко убежден в одном и не отступаю от данной позиции: не народ существует для власти, а власть для народа. Поэтому лицемерие в политике, попытка строить ее на обмане, заранее обречены на провал. Для КЧР это особенно значимо потому, что в сравнительно небольшой по территории и по численности населения республике скрыть что бы то ни было, в том числе бесчестные шаги, практически невозможно. Именно с этой точки зрения говорю и своим коллегам, и руководителями органов местного самоуправления: «Не лгите, говорите правду независимо от того, нравится она кому-то или нет».

Мне приходится встречаться и общаться с утра до поздней ночи с людьми различных политических и социальных групп, имеющих свои собственные взгляды на проблемы социально-экономического развития региона, решение тех или иных вопросов жизнедеятельности республики. Очень многие действительно искренне болеют за судьбу КЧР. Они переживают и изъявляют готовность помочь. Но вместе с тем мне пришлось столкнуться и со своекорыстием, лицемерием, подлостью.

– Каким Вы видите новое правительство региона?

– В основе деятельности формируемой исполнительной власти республики должны лежать профессионализм, порядочность, честность. Если же развивать эти принципы несколько дальше, то на ключевых позициях в органах исполнительной власти КЧР мне бы хотелось видеть настоящих профессионалов, ориентированных на самую активную работу с использованием всех ресурсов КЧР, а они, слава Богу, есть. Такие управленцы должны быть в Минэкономики, министерстве финансов, министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства, в других республиканских министерствах и ведомствах. Мы должны помнить, что государство у нас не только правовое, но и социальное, отсюда и необходимость реализации приоритетных национальных проектов в наиболее актуальных сферах жизнедеятельности Российской Федерации и непосредственно Карачаево-Черкессии. Для меня это чрезвычайно важно.

Хотел бы обратить внимание еще на одно обстоятельство: в КЧР недопустимо раздут управленческий аппарат. Уровень бюрократизации власти, мне кажется, достиг критической черты. Поэтому считаю необходимым принять меры по освобождению республиканских властей и органов местного самоуправления от несвойственных им функций, а это потребует и сокращения аппарата.

– Насколько острой Вы считаете проблему борьбы с коррупцией в Карачаево-Черкесской республике?

– Чиновник, неважно какого уровня, обладает возможностью либо дать, либо не дать. Соответственно, пока вот это «дать либо не дать» будет присутствовать, сохранится и питательная почва для злоупотреблений властью, а если хотите, и самой откровенной коррупции. Когда те или иные социологические центры приводят данные своих исследований о том, что самые большие коррупционеры в России – автоинспекторы, работники сферы образования либо медицины, у меня это вызывает ироническую улыбку. Я думаю, что коррупционные явления в равной мере характерны для всей системы исполнительной, законодательной и судебной власти.

При этом хочу сказать, что взятка – лишь одно из проявлений коррупции. Коррупция – это более объемное и опасное явление для существования устоев нашего государства. Именно поэтому власти РФ объявили не просто борьбу, а войну коррупции. Беда, однако, в том, что многие люди, работающие во властных структурах, надеются на то, что это будет очередная кампания, которая канет в лету, а они будут иметь возможность продолжать свою неблаговидную деятельность.

В борьбе с коррупцией вижу одно из основных направлений деятельности республиканских властей. Безусловно, надеюсь на помощь и поддержку правоохранительных органов, а самое главное – на поддержку народа, наших граждан, от которых скрыть коррупционные проявления невозможно. Для меня очень важно восстановление доверия к власти. Думаю, что решить данную проблему реально посредством самого широкого использования институтов народного контроля. Разумеется, веду речь отнюдь не о возвращении к известным в бывшем Союзе комитетам народного контроля. Вовсе нет. Можно говорить о многих формах народного контроля. Он может быть реализован, например, посредством постоянного общения с населением. Причем диалог должен быть предельно открытым, откровенным и честным. Также имеются в виду телефоны доверия, приемные лидера политической партии «Единая Россия», общение с депутатскими политическими фракциями, которые действуют в рамках парламента КЧР, нашего Народного Собрания и т.д.

– Как известно, в ходе консультаций с депутатами, представляющими политические партии, перед утверждением Вашей кандидатуры на заседании парламента республики, парламентарии высказали ряд пожеланий, направленных на решение социально-экономических проблем КЧР. Какие из них Вы намерены реализовать в первоочередном порядке?

– Вы знаете, когда меня спрашивают, чем должен заниматься глава республики, глава правительства, либо иные власти в первую очередь, я неизменно отвечаю – всем. Именно всем! К основным проблемам Карачаево-Черкессии я бы отнес проблемы в социально-экономической сфере. План минимум – это придание должного импульса развитию экономики и бизнеса. Сегодня власть должна помогать бизнесу. От этого выиграет бюджет республики, появятся новые производства, рабочие места.

Задача максимум – создание долгосрочной программы социально-экономического развития республики. Нам крайне необходимо перевести Карачаево-Черкессию с рельсов выживания на рельсы развития. Это очень непросто, учитывая процент дотационности бюджета, несовершенную систему сбора налогов, действующий механизм межбюджетных отношений, неэффективное использование собственных ресурсов. Республика должна иметь социально ориентированный бюджет развития. Из первоочередных задач – вопросы социального обустройства: водоснабжение, газ, ремонт школ и больниц. Кроме того, необходимо срочно провести в республике генеральную уборку населенных пунктов. Таким образом, решение проблемы санитарной очистки и благоустройства муниципальных образований тоже находится в числе первоочередных задач.

Словом, работать предстоит много и напряженно. Уверен, что возможности для развития в республике есть, и правильно их использовать новым властям Карачаево-Черкессии вполне по силам.

– Как Вы оцениваете возможности привлечения в регион потенциальных инвесторов?

– Мы привлекаем инвестиции в КЧР. Практически каждую неделю я встречаюсь с потенциальными инвесторами. Их интересуют природные богатства КЧР, туризм. Не сомневаюсь, что наши горнолыжные курорты Домбай, Архыз, Теберда имеют высокую инвестиционную привлекательность для тех, кто готов вкладывать средства в развитие санаторно-рекреационного комплекса. Хотел бы сказать, что недра КЧР чрезвычайно богаты. У нас богатейшие запасы талой ледниковой воды. Это колоссальное богатство республики, которое, уверен, будет востребовано. Сегодня говорят о нефти как одном из основных природных источников сырья. Поверьте, лет через 10-15 основной проблемой станет вода, чистая питьевая вода. Мы используем возможности наших водных богатств на полтора процента.

КЧР обладает большими природными ресурсами для стройиндустрии, у нас выращивается экологически чистая сельхозпродукция.

Сегодня ведется активная работа по развитию сотрудничества между Карачаево-Черкессией и Москвой.

– Как известно, в Карачаево-Черкессии расположены центры горнолыжного спорта, альпинизма и международного туризма Домбай, Теберда, Архыз. Каковы потенциальные возможности республики превратить их в горно-лыжные курорты мирового уровня?

– Откровенно говоря, не знаю, насколько удастся сделать наши курорты такими, чтобы они соответствовали самым взыскательным требованиям международного уровня. Не бывал за рубежом на тех курортах. Что же касается Домбая, Архыза – знаю их хорошо, поскольку приезжал туда много раз. То, что сегодня Домбай (об Архызе не говорю, т.к. он вначале пути), отнюдь не выглядит горнолыжным курортом мирового уровня, абсолютно верно.

В настоящее время считаю очень важной задачей разобраться в ситуации на Домбае и исправить то, что еще можно исправить. Когда, простите меня великодушно, знаменитая Домбайская поляна, воспетая Высоцким, застраивается «собачьими будками», которые именуются отелями, гостиницами, ресторанами, я невольно думаю: едва ли состоятельный человек сегодня готов будет приехать на Домбай.

– Достаточно ли у правоохранительных органов Карачаево-Черкессии профессионализма, возможностей, чтобы обеспечить правопорядок в регионе, а также безопасность курортников, приезжающих в республику?

– Отвечу прямо: да. Такие возможности есть. Правоохранительные органы в состоянии обеспечить должную безопасность личности, общества и республики в целом. Не хотелось бы скрывать и приукрашивать ситуацию. Полагаю, в 1999 году межэтническое противостояние оставило глубокий след в сознании народа КЧР. Убежден, 99% населения КЧР исключает повторение подобной ситуации. Республиканские власти ведут действенную работу в данном направлении. У органов власти КЧР присутствует обостренное чувство ответственности за стабильную обстановку в регионе. Но хотел бы обратить внимание на то, что остается пресловутый один процент, который пытается внести в общество элемент раскола, а учитывая, что национальные чувства глубоки и ранимы, на них и пытаются сыграть некоторые.

За псевдоактивностью таких людей стоит своекорыстие и не более того. Те, кто обогатился неправедным путем либо используя близость к власти, пытаются подвести под свое экономическое благосостояние политическую базу. Стремление таких людей приватизировать политическую власть в КЧР тоже имеет место. Это в равной степени касается как районов, городов, так и республиканских властей.

Как глава республики, на подобного рода устремления заявляю со всей ответственностью: Богу богово, кесарю кесарево. Мы готовы служить бизнесу, но попытки заставить власти республики находиться в услужении у некоторых бизнесменов обречены на провал.

– Борис Сафарович, если на какое-то время абстрагироваться от выполнения Вами прямых обязанностей главы региона, что Вам больше всего в жизни делать по душе?

– К моему крайнему сожалению, у меня обычно свободного времени нет. Все дни до позднего вечера провожу на работе. При этом сегодня моим самым любимым занятием является в субботу с утра пораньше побывать в муниципальных поселениях, встретиться с населением, посмотреть, как выполняются собственные поручения. Когда я вижу пусть даже небольшие перемены к лучшему, меня это очень радует.

Надеюсь, что в будущем, когда-нибудь, появится немного свободного времени, с тем чтобы мог посвятить время своей профессиональной деятельности. Есть рукописи, которые требуют редактирования. Очень люблю читать книги, особенно исторические. Именно эти книги по истории, как мировой, так и России, истории КЧР дают понимание сущего и видение будущего. С большим интересом, например, познакомился с работами профессора М.М.Бекижева, посвященными истории Кавказской войны, а также становлению и развитию Карачаево-Черкессии.

Конечно же, любимым занятием является общение с внуками. У меня их двое. Алина – дедушкина, мы с ней очень большие друзья. Внук Артур больше любит бывать с бабушкой.

«Интерфакс-Юг»

Версия для печати