Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
26 октября 2012

Евгений Шварц:

«Губернаторы должны быть экологически ответственными»

Фото: РИА Новости

В интервью «Клубу Регионов» директор по природоохранной политике WWF России, доктор географических наук Евгений Шварц назвал проблемные субъекты РФ, а также те, где интересы экономики не вредят природе и с губернаторами налажен диалог. Эксперт считает, что главам российских регионов необходимо работать в направлении «экологизации экономического развития».

«Клуб Регионов»: Евгений Аркадьевич, ваш фонд отслеживает экологическую ситуацию в регионах. Информация о нарушениях регулярно появляется на сайте WWF и в блогах сотрудников, а затем тиражируется СМИ. А отдача есть, как считаете? Были случаи, когда губернаторы лично признавали собственные недоработки?

Евгений Шварц: Публичное признание ошибок, конечно, желательно, но оно не является нашей самостоятельной целью. К сожалению, нужно отметить, что у нас первое лицо государства, а вслед за ним и губернаторы не очень любят признавать собственные недоработки. Но отдача есть, причем она есть в разных случаях, включая те, когда после конфликта губернаторы меняют точку зрения. Вспоминаю экс-губернатора Приморского края Сергея Дарькина: может быть, он никогда и не был рад нашим победам, но понятно, что перенос нефтяного терминала из бухты Перевозной в Козьмино – это была в том числе и наша победа. На мой взгляд, она была абсолютно в интересах региона и людей, которые в нем живут.

Достаточно много других подобных громких событий было и в других регионах, в том числе событий, связанных с созданием новых заповедников и национальных парков. Совсем недавно новый губернатор Архангельской области Игорь Орлов согласился с нашей позицией и вернул в состав согласованного проекта те площади, которые собирались изъять из проектируемого национального парка на территории этой области. Таких случаев достаточно много, и они есть почти во всех регионах. Другое дело, что, кроме этого, есть достаточно сложные с точки зрения экологизации экономического развития регионы, такие как Ненецкий автономный округ, где губернаторы еще в середине первого десятилетия 21 века стали идти на стратегический диалог, стратегическое партнерство с нашим фондом. И нынешний губернатор НАО Игорь Федоров открыт для стратегического сотрудничества и диалога. Это особенно важно, если в соседних регионах продолжаются какие-то конфликты и «войны» с WWF.

Кстати, и Архангельская область является одним из примеров такого постоянного конструктивного диалога: сейчас там уже третий губернатор, с которым мы работаем, нас стараются слушать и слышать. Это связано в том числе и с тем, что наше влияние на основные потребительские рынки в других странах, куда идет экспорт из Архангельска, достаточно весом, и поэтому и лесопромышленники, и губернаторы серьезно относятся к диалогу. Вплоть до того, что когда мы несколько лет назад хотели закрыть наш офис в Архангельске, то лесопромышленники звонили и просили этого не делать, т.к. сейчас есть нормальный диалог, цивилизованное взаимодействие.

«Клуб Регионов»: Экологическая работа, допущенные нарушения природоохранного законодательства, на Ваш взгляд, должны учитываться Центром при выставлении оценки эффективности региональных властей?

Евгений Шварц: Да, безусловно. И мы очень разочарованы тем, что показатели работы губернаторов были недавно изменены не в лучшую, по нашему мнению, сторону. Пусть прежние были не всегда идеально сформулированы, но в них были более четкие критерии оценки экологической деятельности региональных властей.

«Клуб Регионов»: При развитии промышленности, сельского хозяйства, добыче природных ресурсов под угрозой оказываются редкие виды растений и животных. То есть с одной стороны - экономика, с другой - экология. На какую сторону в данном конфликте должен встать губернатор? Ведь губернатор заинтересован в расширении налоговой базы, а тигры или белые медведи платить налоги не будут.

Евгений Шварц: Я думаю, что губернатор должен быть на стороне здравого смысла и реалий современной экономики. В чем недостаток современной системы – это в том, что губернатор думает о росте ВРП, который не является идеальным инструментом оценки экономического роста. В частности, в современной России платежи за загрязнение окружающей среды «растворяются» в бюджете, а потом бюджет тратится на то, чтобы лечить заболевших в результате промышленного загрязнения окружающей среды. Люди разбегаются и уезжают туда, где нет таких загрязняющих атмосферу предприятий. Получается обман самих себя и рост ВРП за счет расширения деятельности больниц и крематориев. Это первое.

Второе – мне кажется, что сам такой подход – он из прошлого века. У нас многие, к сожалению, начиная с бывшего министра экономики и многих других экономических советников президента и правительства, да и сам Владимир Владимирович, живут в представлениях о рыночной экономике времен Адама Смита. Мир на самом деле уже лет 20 другой, и один из мейнстримов глобальной конкуренции в мире – это экологическая ответственность. Поэтому от конкуренции по единым, равным и честным экологическим стандартам, стандартам энергоэффективности никуда не деться. И как бы ни плакали и стенали наши промышленники, получившие свои промышленные активы на залоговых аукционах и так и не научившиеся стратегически управлять новой собственностью, - никуда им от этого не деться.

Поясню: до осени этого года у нас было фактически два рынка. Один рынок – рынок экологически чувствительной продукции: лес, рыба и все остальное, где реально диктовал условия конечный потребитель, потому что никто не хочет покупать ворованное или вырубленное в лесах, где живут тигры и леопарды. И был второй рынок – продавцов нефти и газа. С того момента как «Газпром» упустил сначала технологию сжижения газа, а потом развитие сланцевой газовой индустрии, и пришлось заморозить разработку Штокмановского месторождения и приостановить Приразломное, нужно понимать, что теперь и дальше во всех отраслях конечный потребитель будет все больше диктовать условия производителям. И никакого особого притока инвестиций, без которого трудно рассчитывать на ускорение экономического роста, при неучете интересов белых медведей и тигров тоже не будет. Просто наиболее привлекательные инвесторы, например пенсионные фонды, не будут приходить. Можно, конечно, сделать ставку на то, чтобы вырубить круглый лес и быстро продать его в северный Китай, но долгосрочное экономическое и стратегическое развитие региона на этом не построишь. По одной простой причине, что общий экспорт лесной продукции в лесопромышленном секторе Китая, по-моему, в 4,5 раза больше, чем вся стоимость сегодняшнего соответствующего экспорта лесной продукции России.

Мы видим, как на Дальнем Востоке сложно и трудно, с конфликтами-войнами, платными наездами в прессе и т.п., но развивается добровольная лесная сертификация FSC. То есть попытка снизить стандарты и действовать более традиционными российскими методами не проходит. Запугать нас и другие экологические НПО не удается. Поэтому, мне кажется, губернаторы должны четко понимать долгосрочные интересы развития своих регионов. В частности, они должны прекрасно понимать: первое - что преимущество на конкурентных рынках должна давать продукция с добавленной стоимостью; что как только он попытается конкурировать за счет «экологического демпинга», то есть снижать экологические требования, и, пытаясь выиграть в конкуренции за счет снижения экологических стандартов, то проиграет серьезно и надолго. Просто потому, что главное конкурентное преимущество Китая – это вовсе не более низкие экологические стандарты, на что часто указывают промышленники, а более низкая стоимость рабочей силы. Поэтому если ты строишь свое развитие, как сейчас на Дальнем Востоке, на продаже электроэнергии в Китай по цене в два раза ниже, чем российскому конечному потребителю, то это фактически просто полный конец развития региона. Получается, что мы сами обеспечиваем себе длительную неконкурентоспособность в квадрате. Потому что у нас более дорогая рабочая сила, и при этом еще мы конкурентов обеспечиваем более низкой по цене электроэнергией. Нужно снижать стоимость электроэнергии и для нас самих и добиваться, чтобы переработка шла у нас. А средства в переработку, скорее, придут из Японии, которая экологически примерно так же чувствительна, так же как и другие развитые страны, а не из Китая.

Я сейчас переключился на Дальний Восток, но для европейской части России это характерно еще в большей степени. Поскольку основные рынки из-за транспортного плеча находятся в Европе, то все прекрасно понимают, что в случае экологических конфликтов, в большинстве случаев, это будет потеря инвестиций и производства.

Один пример, который я все время привожу: у нас многие губернаторы, и не только губернаторы, но и академики, особенно в возрасте, как рассуждают? Они по-прежнему живут во временах Советского Союза и госплана СССР: мол, на долю России приходится 26% площади всех лесов мира, и никуда без нас они не денутся. Те, кто так говорит, просто не понимают, что стоимость всей продукции лесопромышленного сектора на мировых рынках составляет всего около 2-3% стоимости мирового рынка лесобумажной продукции. Притом что увеличение потребления древесины и целлюлозы на мировых рынках почти наполовину идет за счет увеличения плантаций, в основном быстрорастущих эвкалиптовых. В принципе, мир без нашего леса прекрасно проживет, за исключением, может быть, северного Китая. Поэтому фактически единственный шанс конкурировать на мировых рынках и иметь доступ к конечному потребителю лесобумажной продукции – быть экологически ответственными. Это обязательно, это пропуск на рынок. Причем речь идет не только о мировом рынке, но и в ближайшем будущем российском внутреннем потреблении тоже. Потому что точно так же российский потребитель в Москве или Санкт-Петербурге не захочет покупать ворованное или вырубленное на территории заповедника или национального парка. И я надеюсь, что в ближайшие два-три года у нашего фонда будут новые успехи и победы в борьбе с нелегальной заготовкой древесины в приоритетных регионах.

«Клуб Регионов»: Кому из российских губернаторов Вы могли бы присвоить звание «Защитник природы»?

Евгений Шварц: У нас была даже специальная программа, кампания, ориентированная на губернаторов. Мы вручали именные сертификаты «Хранитель Земли» губернаторам, которые дали WWF обещание сделать что-то важное в смысле охраны природы и реализовали это обещание. Одним из последних, кому присвоили этот титул, был губернатор Амурской области Олег Кожемяко. Его предшественник Леонид Коротков взял обязательство создать комплекс природных заказников, а Кожемяко завершил реализацию проекта. И таких губернаторов было много. Одним из самых первых был награжден бывший президент Якутии Михаил Николаев, и нужно отметить, что и нынешнее руководство республики продолжает эту работу. Почти четверть территории Якутии была объявлена и по-прежнему является особо охраняемыми природными территориями. Мы «ушли» из Якутии только потому, что с властями республики добились реализации совместно поставленных природоохранных задач, в том числе, когда обсуждался маршрут ВСТО. И наша аббревиатура WWF и символ - панда - входят в название одной из республиканских ООПТ, особо охраняемых природных территорий.

«Клуб Регионов»: Какие регионы или отдельные населенные пункты Вы считаете проблемными?

Евгений Шварц: Тут надо помнить, что есть «зеленая» экология и «коричневая». Мы «коричневой» занимаемся меньше, но там очевидно, что главные проблемные зоны – это Норильск, ряд регионов среднего Урала, вообще те наиболее загрязненные 15% территории страны, где проживает больше 40% населения. Сейчас эта позиция попала во все президентские, правительственные документы, и мы надеемся, что все-таки промышленное загрязнение на новых производствах будет снижаться и соответствовать международным экологическим стандартам.

С точки зрения «зеленой экологии», то есть сохранения биоразнообразия и живой природы, конечно, наиболее проблемные регионы – это Западный Кавказ (в первую очередь Краснодарский край) и юг Дальнего Востока, в первую очередь Приморский край.

С Евгением Шварцем беседовала Оксана Киселёва

Версия для печати
Главное