Из пушки по воробьям:  политолог оценил попытки главы Приморья Кожемяко навести порядок в реготделении ЕР
31 марта 2021

Политолог Орешкин: судьба выборов решается в регионах, потому что там живет зависимый электорат

Фото: polit.ru

Переизбранная председателем ЦИК Элла Памфилова объявила, что переформатированная комиссия изменит принцип кураторства над регионами. Она воздержалась от конкретики, отметив лишь, что в этой работе будет больше аналитики, прогнозов и системного подхода. Политолог, член недавно упраздненного научно-экспертного совета при ЦИК Дмитрий Орешкин не ждет, что обновленная комиссия, наконец, будет демонстрировать большую независимость от исполнительной власти.

– С учетом настроя Памфиловой и того обстоятельства, что Госдума скоро наделит ЦИК правом увольнять проштрафившихся секретарей областных избиркомов, стоит ли ждать от ЦИК принципиально иного стиля работы с регионами?

– Нынешний состав ЦИК более номенклатурный. Туда ввели как минимум троих человек, которые зарекомендовали себя как прономенклатурные персонажи. Я имею в виду председателя избиркома Орловской области Людмилу Маркину и Эльмиру Хаймурзину, которая руководит Красногорском, а до этого была председателем Мособлизбиркома и вообще еще со времен [экс-председателя регионального избиркома Ирека] Вильданова отличается любовью к работе с цифрами, если говорить вежливо. Сюда же можно отнести еще и Игоря Борисова, который был членом ЦИК позапрошлого состава, он связан со спецслужбами, человек вполне продержавный и с нотками некоторой скандальности, например, его лишили права быть наблюдателем от ОБСЕ, потому что он защищал официальную версию итогов выборов в Азербайджане.

Всего поменялись восемь членов ЦИК, характерно, что четыре из пяти – президентские, осталась только Памфилова. Это значит, что ее довольно плотно спеленали проверенными людьми. Она самостоятельную политику и прежде проводила не очень успешно, а теперь и подавно. Так что никаких обольщений тут быть не должно.

– Вернемся к регионам…

– Что касается регионов, то именно там сейчас основные проблемы. Именно там резко увеличилось число бедных. Если в Москве и Петербурге еще туда-сюда, то региональные бюджеты становятся дефицитными, там накопилось уже почти полтриллиона долгов, погасить которые будет уже невозможно. Скажем, в Хакасии и Удмуртии долг составляет уже больше 100% бюджета, самостоятельно это не выправить. Надеяться остается только на то, что к выборам из центра деньги дадут. Их, конечно, дадут, потому что имеется довольно богатый загашник, но он не настолько богатый, чтобы можно было рассеивать деньги с вертолета. При этом раздавать деньги будут из центра не через региональные бюджеты, а напрямую, чтобы создать хороший имидж для «Единой России». Причем федеральные деньги пойдут не на решение бюджетных проблем регионов, их можно только раздать избирателям, чтобы на небольшое время купить их лояльность.

Но в целом для партии власти проблема в том, что ключевым вопросом нынешней избирательной кампании будет экономика, а это плохая тема. Например, в 2012–2013гг. рейтинг Путина и «Единой России» шел вниз, и он резко подскочил не благодаря каким-то экономическим достижениям, а благодаря «Крымнашему». Сейчас такой вариант не просматривается ни в Белоруссии, ни на Украине, нигде маленькой победоносной войны ожидать не приходится. Значит, вопрос будет упираться в деньги и хозяйственную эффективность, а здесь кроме предвыборной раздачи слонов ничего особенно не предвидится. По-видимому, введут новые санкции, а у людей и так очень тяжелая ситуация: рабочие места сокращаются, денег в семьях делается все меньше, цены растут, ощущение безнадеги уже сформировалось.

– С каждым разом раздача слонов оказывает все меньший эффект. Сработает она в этот раз?

– Судьба выборов решается в регионах, потому что там живет зависимый электорат. Но, поскольку, в отличие от чуровской эпохи, тотальное переписывание протоколов и приписки начинают вызывать раздражение у избирателей, будут использовать другую технологию, которую можно назвать «приводной электорат». Работникам крупных корпораций, которые зависят от централизованного начальства, в какой-нибудь «Роснефти», велят прийти на избирательные участки. А уж если такой человек придет на участок, то там он не будет выпендриваться и, как показывает статистика, в 75% случаев проголосует так, как надо. Поэтому стоит задача вывести таких людей, а поскольку этот электорат очень боится потерять источник своего дохода, то эта технология может сработать даже лучше [прямой раздачи денег]. Но ощущение манипулирования избирательной системой все равно создается, и в этой ситуации Элла Александровна выглядит как выставочная фигура, она будет работать витринным персонажем, а все реальные дела будут делать вот эти товарищи, имеющие большой опыт в «причесывании» официальных результатов.

– Каким тогда будет основной функционал региональных избиркомов? За что они должны будут отвечать?

– Они, как обычно, будут решать задачу, которая не имеет решения, – как обеспечить высокий показатель «Единой России» и при этом не очень запачкаться. Есть региональные избирательные комиссии, у которых все схвачено, но схвачено в основном при помощи приписок, и если будет много наблюдателей, причем непредвзятых… Хотя процедура назначения независимых наблюдателей категорически затруднена, статус наблюдателя сейчас можно получить только через региональные Общественные палаты. И если федеральная Общественная палата – это вполне себе управляемая из Кремля структура, то в регионах они еще больше зависимы от губернаторов. Так что основная нагрузка на этих выборах будет на работодателях и губернаторах, которые будут на них давить. А избирательные комиссии будут работать над тем, чтобы все это выглядело не слишком вызывающе. Идеальный председатель избирательной комиссии – это тот, кто дает хорошие цифры и при этом не попадает ни в какие скандалы.

Версия для печати