Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
16 сентября 2011

Олег Смолин:

«Правое дело» с Прохоровым во главе - это проект Кремля и ошибка Кремля»

Михаил Прохоров изгнан, но пока не в Лондон, а всего лишь с поста лидера партии «Правое дело». По-настоящему не начавшись, политическая карьера олигарха на этом, видимо, закончилась, хотя он сам и обещает не сходить с арены. 

Поводом для раскола в рядах либералов якобы стало игнорирование Михаилом Прохоровым требования исключить из списка кандидатов лидера фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана в связи с имевшейся у него в прошлом судимостью. Однако судимость не слишком страшный грех для политика на постсоветском пространстве, кое-кто из бывших зэков становился не только депутатом, но и президентом. И в данном случае небезукоризненное прошлое одного из списочных кандидатов в Госдуму РФ от «Правого дела» вряд ли может быть истинной причиной раскола. Каковы бы ни были настоящие мотивы, либеральная альтернатива «Единой России» в лице Прохорова оказалась мертворожденной.

Однако на другом фланге появилась еще более харизматичная фигура постпреда России при НАТО Дмитрия Рогозина, не скрывающего своей откровенно прорусской позиции в национальном вопросе. Его возвращение в политику, вероятно, в качестве одного из ключевых деятелей ОНФ, выглядит попыткой Кремля максимально расширить электоральную базу единороссов, теперь уже за счет вменяемых русских националистов. Своим мнением об особенностях предвыборной палитры с «Клубом Регионов» поделился депутат Госдумы РФ Олег Смолин.

«Клуб Регионов»: Михаил Прохоров еще один олигарх в политике. Если его не пугает печальный опыт другого миллиардера, который решил заняться политикой, а вынужден был освоить профессию швеи-мотористки в забайкальской колонии, значит, кто-то ему пообещал неприкосновенность и выдал карт–бланш? А кто у нас выдает гарантии, известно. Но в этом случае как объяснить внутрипартийный конфликт, фактически похоронивший новый либеральный проект?

Олег Смолин: На мой взгляд, «Правое дело» с Прохоровым во главе - это проект Кремля и одновременно ошибка Кремля. Понятно, что скандал вокруг Ройзмана – это, скорее всего, повод, и вполне возможно, что инициирован он (скандал) был с целью продемонстрировать Прохорову, что либо ты будешь «бегать в табуне, под седлом и с уздой», либо тебя просто выкидывают из обоймы. Но все-таки скандал с Ройзманом - это только повод. А вот причин, почему это произошло (раскол), по-моему, две. Первая: социологические исследования показали, что рейтинг «Правого дела» несколько вырос с приходом в эту партию Михаила Прохорова, но, что самое важное, рост рейтинга произошел за счет голосов, оторванных у «Единой России», хотя проект по имени «Прохоров» должен был забрать голоса у несистемных правых в пользу «Едра». В «Правое дело» рванула прагматически ориентированная молодежь, почуяв, что здесь карьеру, а значит и деньги, можно сделать быстрее, чем в партии власти. Такая вот милая неожиданность для кремлевских политтехнологов. Вторая причина: раскол, а значит и возвращение «Правого дела» в политические маргиналы, обусловлен борьбой свит Путина и Медведева. Причем между самими Медведевым и Путиным я борьбы не замечал. Но между их командами борьба происходит. Ходили слухи в политических кулуарах, что партия «Правое дело» создается под Медведева. Не исключено, что другая, не медведевская башня Кремля, решила, что такая партия слишком усилит позиции потенциального конкурента. Вот, пожалуй, две основные причины, а остальное - это поводы и отвлекающие маневры.

«КР»: Абстрагируясь от сиюминутных предвыборных интриг, можно заметить, что проект «Прохоров» выглядит еще одной попыткой сделать российский либерализм респектабельным и, похоже, эта попытка тоже не удалась. Почему у либерализма в России всегда оказывается лицо Валерии Новодворской, и не поэтому ли либеральная идея у нас всегда терпит фиаско, превращается в свою полную противоположность? Мы не для либерализма или либерализм не для нас?

О.С.: Россия – это ментально левая страна. В данном случае «левая» - это политический термин. В ситуации жесткой дилеммы, на изломе, в ситуации выбора между свободой и справедливостью две трети нашего населения выбирают справедливость. В этой связи либеральная идея обречена на некое сиротство, она просто не имеет широкой поддержки. Хотя в нашей культуре две эти ценности, свобода и справедливость, стоят рядом. Ну, а в новейшей российской истории, в 90-е годы, либерализм у нас в стране выступил не в обычной своей роли респектабельного центризма, а в форме революционной. Либералами объявили себя те, кто совершал в России антикоммунистическую революцию. А это нонсенс: в революции нет места либерализму. Революция тоталитарна по сути – жестока, кровава, безжалостна. Такова природа революций. И, как правило, короткий период постреволюционной демократии сменяется авторитаризмом, а то и диктатурой. Поэтому современные революционеры-либералы, жалующиеся на режим Владимира Путина, выглядят несколько странно. Этого только и можно было ожидать, революции заканчиваются властью «сильной руки». А что до либерализма в его респектабельной форме, то в России для него просто нет социальной базы: массы высокооплачиваемых педагогов, врачей, инженеров, словом сытой интеллигенции. Нет и бизнеса, которой бы мог стать основой либерализма: олигархи либо интегрированы во власть, либо сидят в тюрьме. Мелкий бизнес, о котором так «заботится» власть, либо умирает, либо становится крупным для простоты контроля. Либерализм – идея среднего класса, в России его попросту нет, значит, нет и либеральной идеи.

«КР»: Если либерализм - явление преимущественно классовое, то национализм в этом отношении универсален. Националистом может быть и люмпен, и миллиардер. Как в этой связи вы оцениваете возвращение в большую политику Дмитрия Рогозина, человека достаточно смелых взглядов? Такая фигура как-то ставит под сомнение заклинания некоторых представителей власти об уникальной, исторически обусловленной российской толерантности? Или напротив, власть в своих интересах начинает игру с другим флангом оппозиции – националистическим?

О.С.: Это европейская, если не мировая, тенденция – усиление националистических настроений. И Россия в этом вопросе не исключение. Отличие, пожалуй, только одно: радикальных русских националистов пытается возглавить человек по фамилии Жириновский… Это если не шекспировская драма, то сатира Салтыкова-Щедрина или анекдот от Жванецкого. Возможно, в этой связи, учитывая комизм ситуации, «Единая Россия» пытается оттянуть на себя голоса более или менее цивилизованных националистов. С этой целью в политику пытаются вернуть Дмитрия Рогозина. Почему именно его – загадка. Рогозин уже пытался играть в политику не по правилам, и его из политики просто выбросили. Теперь вот второе пришествие… Хочется верить, что в Народном фронте Дмитрий Рогозин будет более самостоятельной фигурой, чем все остальные «фронтовики», но поживем-увидим…

С Олегом Смолиным беседовал Сергей Прудников

Версия для печати
Главное