Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
14 июля 2010 | Архив

Президент: мы должны обеспечить себя мясом в пропорции, достаточной для сохранения продовольственной независимости

В ходе рабочей поездки в Белгородскую область Дмитрий Медведев провёл заседание президиума Госсовета, который на этот раз был посвящен развитию животноводства.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте начнём работать, начнём заседание президиума. Не буду скрывать – приятно, когда такие условия для работы существуют не только в Москве и в ближайшем окружении, в Подмосковье, но и в других наших регионах, причём даже не в региональных центрах, а в относительно небольших провинциальных городах. Это очень неплохо.

Сегодняшнее наше заседание посвящено развитию мясного животноводства. Мы договаривались на эту тему провести заседание президиума. Но сегодня с учётом того, как складываются погодные условия, нам следует обсудить и ещё одну тему: не запланированный, но крайне острый вопрос – это ситуация, которая вызвана засухой. Я хотел бы, чтобы наши руководители, занимающиеся сельским хозяйством: и Виктор Алексеевич Зубков, и Елена Борисовна Скрынник, и присутствующие здесь руководители регионов, – доложили о тех мерах, которые предпринимаются. Вчера этой теме было посвящено заседание Правительства – точнее, его часть. Мне бы хотелось услышать, что предложено, насколько это может быть эффективно, будут ли эти меры работать при понимании, конечно, того, что погодные условия от нас с вами не зависят, но кое-что сделать мы можем. Это большая проблема, давно такой погодной аномалии не было в нашей стране – может быть, десятилетие. Сейчас мы должны разобраться, как нам хотя бы сохранить часть того урожая, который был запланирован, я имею в виду и крупные хозяйства, и малые хозяйственные формы, включая личные подсобные.

Теперь вернусь к основной теме, к животноводству. Мы исходим из того, что это приоритетное направление обеспечения продовольственной безопасности нашей страны. Мы знаем, какой глубокий спад пережила эта отрасль в 90-е годы. В результате наша страна (и мы этого не хотели – это произошло помимо воли, что называется) превратилась в крупнейшего импортёра мяса, и это плохо. Эту ситуацию нужно менять. Даже при понимании того, что это наши отношения с нашими крупными торговыми партнёрами, мы должны обеспечить себя мясом в такой пропорции, которая достаточна для сохранения нашей продовольственной независимости. Эти цифры всем известны, их неоднократно приводили. Тем не менее в 2006 году в рамках национального проекта развития АПК были предприняты системные меры для поддержки животноводства. Благодаря этим мерам, включая государственную программу развития сельского хозяйства, производство выросло (по свинине оно выросло на 40 процентов, по птице – на 76 процентов) и превысило уровень 90-го года. Время показало эффективность этих мер, в отрасли наступил перелом. Мне тут в тезисах написали «коренный перелом», но вот я так сказать не могу. Коренной перелом ещё не наступил, и мы с вами это понимаем. Но перелом наступил, и наша задача – сохранить то, что было сделано в тот период, понимая, что у нас сейчас есть и свои проблемы с финансированием, и другие проблемы. Но тем не менее те затраты, которые были произведены, они оказались ненапрасными. За короткий период был обеспечен рост продукции на 29 процентов с 2005 по 2009 годы. Это неплохой результат, особенно имея в виду достаточно печальную историю животноводства в советский период. Мы понимаем, что это тоже возникло уже не в новой России. Животноводство Советского Союза было крайне неэффективным, очень неэффективным. Но то, что произошло дальше, иначе как драматическим спадом назвать нельзя. Сейчас мы на выходе из этой ситуации. Ключевую роль в развитии и возрождении животноводства сыграли субсидирование процентных ставок по инвестиционным кредитам и некоторые другие меры. Это привлекло частные инвестиции в крупные проекты в птицеводстве и в свиноводстве, что существенно повлияло и на структуру потребления мяса. Она приблизилась к структуре, которая существует в других странах, когда эти пропорции отбалансированы несколько иначе, чем это было в советский период.

Несколько хуже ситуация с производством говядины, объёмы которой удалось лишь стабилизировать, да и то не везде. Здесь ещё не создана чёткая система стимулов, которая активизировала бы производство молока и мяса. Кое-что тоже удалось сделать. Тем не менее ситуация непростая ещё. Производство говядины в большинстве регионов пока просто убыточно. Годовое потребление на душу населения снизилось с 31 килограмма (в 1990 году так было) до 16 килограммов, из них только 12 произведено в нашей стране. Вот мы сюда летели, разговаривали как раз. Это всё-таки тоже цифры умеренно лукавые. Мы понимаем, что такое 31 килограмм в 1990 году, это не та говядина – это кости. Но статистика – штука специфическая, и, понятно, она вот такие цифры выдаёт. Но то, что мы в основном вышли на импорт, – это, конечно, не может не опечалить.

Здесь все присутствующие понимают, какое значение для нашего мясного рынка имеет регулирование импорта. Я думаю, что мы частично эту тему затронем, в ближайшее время все основные решения должны быть приняты, включая и увязку наших внутренних интересов с теми переговорами по вступлению в ВТО, которые мы ведём, и с формированием Таможенного союза. В любом случае всё, что мы делаем, не должно привести к ухудшению положения дел у национального производителя. Торговые интересы наших партнёров, даже самых уважаемых партнёров, необходимость баланса на рынке – это вещи важные, но ещё важнее в этой ситуации поддержка национального производителя и сохранение прогнозируемых, стабильных цен на продукцию животноводства. Из этого Правительство и должно исходить.

Наиболее быстрыми темпами отрасль развивается в тех субъектах Федерации, где были разработаны специальные программы и созданы интегрированные структуры по производству мяса. Мы с вами неоднократно посещали подобные хозяйства, здесь присутствуют и руководители, и губернаторы, которые этим занимаются. Конечно, Белгородская область в этом смысле выглядит, скажем откровенно, просто как современная европейская область, современный европейский регион, такой, как наши соседние страны, где эти объекты уже давным-давно и хорошо развиваются. Конечно, это пример для использования в других регионах. Что особенно важно и здесь, и в других местах, где хорошее движение имеется, основной прирост получен за счёт переоснащения и строительства птицефабрик и свинокомплексов, где используются технологии абсолютно мирового уровня. У нас есть в этом смысле свои передовики: это и упомянутая, естественно, Белгородская область, Воронежская область, Ростовская, Алтайский край, Республика Татарстан, поэтому вот на них и нужно равняться.

Рабочая группа Госсовета подробно проанализировала ситуацию в животноводстве, предложив разработать Стратегию его развития на период до 2020 года. Ключевой задачей является реконструкция откормочных комплексов и перерабатывающих предприятий и проблема утилизации отходов с применением, естественно, способов ресурсосбережения и охраны природы. Предлагаю также остановиться на нескольких вопросах.

Во-первых, и это уже было сказано, снижение импортной зависимости в животноводстве. Большую часть племенных и высокопродуктивных животных мы до сих пор закупаем за рубежом. Мы об этом говорили, и я, кстати, не первое совещание на эту тему провожу, отечественные селекционно-генетические центры должны иметь собственные разработки, соответствующие уровню мировой генетики. Пока этого, к сожалению, нет. Когда я ещё в Правительстве работал, мы эту тему неоднократно поднимали. Нужно стараться сделать так, чтобы наши центры заработали в современном ключе. Исследования в этой сфере – не только важнейшее условие развития животноводства, но и область мирового бизнеса.

Во-вторых, и, наверное, это главное, – это увеличение объёмов собственного производства, а стало быть, собственного потребления и собственных экспортных возможностей по поставкам. Успехи в птицеводстве и свиноводстве позволяют на это рассчитывать. Конечно, для нас приоритет – внутреннее потребление, именно на это мы должны ориентироваться. Поэтому необходимо организовать долгосрочное прогнозирование потребление мяса с учётом выполнения доктрины продовольственной безопасности.

Сейчас прогнозируется очень существенный рост потребления мяса в мире, в основном птицы и свинины. Российское мясо уже регулярно поставляется в такие страны, как Китай и Вьетнам. По итогам 2009 года, насколько я понимаю, это порядка 10 тысяч тонн. Пока это небольшие объёмы, но с чего-то начинать надо. Для России открываются в этом случае перспективы стать солидным игроком на международном продовольственном рынке. Поэтому нужно заниматься балансировкой ситуации внутри страны и нашими экспортными возможностями, потому что без экспорта мы не сможем создать полноценно работающее животноводство. Нам нужно сделать всё необходимое, чтобы достичь этой стратегической цели: создать финансовые механизмы, инфраструктуру и законодательную базу, при этом, конечно, принимая во внимание наши обязательства в рамках международных объединений. Теперь нам в любом случае эти факторы нужно учитывать.

Есть ещё одна тема очень важная, которая обычно становится большой проблемой, я имею в виду предотвращение вспышек болезней у животных. Возникновение таких очагов даже в одном регионе может создавать угрозу для всей страны, негативно влиять и на внутреннее производство, и на экспорт продукции. Были большие проблемы с чумой свиней в Северо-Кавказском федеральном округе в 2008, 2009, 2010 годах, и это показало, что первичные очаги инфекции могут возникать в личных подсобных хозяйствах, которые не подпадают под какие-либо формы обязательного учёта и контроля со стороны ветеринарных служб, но которые должны контролироваться со всей строгостью, что называется, для недопущения подобного сценария.

Животноводству в целом принадлежит очень важная роль в подъёме сельскохозяйственных территорий. Животноводство, и все присутствующие здесь это отлично знают и по собственному опыту, – это, если хотите, самые высокие технологии в области сельского хозяйства, это продукция с высокой степенью добавленной стоимости. Из-за этого и проблемы с ним, и перспективы, которые открываются. Поэтому здесь есть и такие плюсы, как круглогодичная занятость, что для нашей страны тоже имеет, вне всякого сомнения, значение. Есть реальные перспективы устойчивого роста и появления новых рабочих мест, ну и, в конечном счёте, улучшение уровня жизни на селе. Вот то, что я хотел сказать вначале. Давайте продолжим работу.

* * *

На что я хотел бы обратить внимание Правительства и Администрации Президента, которая фиксирует наш разговор. По поводу Таможенного союза: этот союз выстраданный, это наш курс стратегический, мы, естественно, никуда не отворачиваем – наоборот, хотим, чтобы степень нашей интеграции была всё выше и выше. Есть трудности пока при его формировании. Это объективный процесс. Естественно, это набор разных интересов, которые приходится стыковать. Я уверен, что мы их состыкуем, ничего сверхсложного здесь нет. Но нам нужно уже сейчас понимать, что будет происходить, допустим, с нашим животноводством, с нашим птицеводством в результате создания Таможенного союза. Я здесь согласен, что нужно подсчитать балансы, которые возникнут в результате этого объединения – и в части возможностей Беларуси, и вообще в связи с тем, что мы создаём единый и открытый рынок.

И по поводу того, что будет, когда нам всем будет хорошо, когда мы рынок насытим и нам нужно будет определяться, как действовать дальше. Это абсолютно правильная и грамотная постановка вопроса. Я считаю, что эта постановка – свидетельство того, что, во-первых, наши белгородские коллеги думают об этом, и, в общем, понятно, почему здесь такие успехи. И это действительно вопрос к государству. Я обращаю на это тоже внимание Правительства. Мы должны прямо и честно ответить нашим аграриям, что будет происходить с рынком 2012-2013 году. Или мы действительно до такой степени разовьём свои экспортные мощности, и в этом случае перспективы дальнейшего роста просматриваются. Это хорошо. На самом деле это лучший вариант. Но для этого нам нужно завоевать другие рынки. Не просто поставлять зерно, которое мы научились уже продавать. Мы с вами понимаем, что наши успехи на зерновом рынке, в том числе и потому, что у нас и животноводства нет, как следует развитого. Это очевидно абсолютно. Поэтому только гордиться ими – смысла нет. Хотя, конечно, это неплохо.

Либо второй негативный сценарий, когда мы понимаем, что наши экспортные клапаны заперты, рынки закрыты – не знаю, по каким причинам. Всякое может случиться. И тогда нам на время придётся принять решение о том, чтобы дальнейшие мощности не создавать, в расчёте на то, что рынок всё равно будет развиваться. Я, кстати, уверен, что, скорее всего, будет первый сценарий. Потому что посмотрите, что происходило даже в кризисный год: всё грохнулось, выросло только сельское хозяйство. Потому что невозможно снизить потребление даже в условиях финансового кризиса. Но прогноз этот должен быть, и наши аграрии имеют право на то, чтобы получить от государства на это чёткий ответ, да или нет.

И последнее, что мне хотелось бы поддержать здесь, мы об этом говорили и на других совещаниях, и на других президиумах, – по поводу «зелёной энергетики». Мы об этом много сейчас рассуждаем во время встреч на «двадцатке», «восьмёрке», но пора что-то сделать и в практическом плане. Вот эти самые «зелёные» тарифы должны появиться. Иначе никто никогда не залезет в эту сферу, а наши уважаемые партнёры по энергетике так и будут воспроизводить сами себя. Поэтому моё поручение членам Правительства, и Игорю Сечину [заместителю Председателя Правительства] отдельно, пусть этим займётся.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати
Главное