Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
12 июля 2011 | Архив

Дмитрий Медведев объявил 12 июля в России Днем национального траура

Об этом глава государства заявил на совещании в связи с трагедией, происшедшей 10 июля на Волге.

Дмитрий Медведев выразил соболезнования родным и близким погибших. Участники совещания почтили память жертв катастрофы минутой молчания.

В совещании приняли участие глава МЧС Сергей Шойгу, Министр транспорта Игорь Левитин, глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова, Генеральный прокурор Юрий Чайка и Первый заместитель Руководителя Администрации Президента Владислав Сурков.

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

Вчера произошла катастрофа теплохода «Булгария» в Татарстане, погибло много наших людей. Хотел бы выразить всем близким погибших свои соболезнования. Мною принято решение объявить завтрашний день Днем национального траура. Давайте почтим память погибших. (Минута молчания.)

Начнем прежде всего со спасательной операции. Вчера мы весь день были на контакте с Сергеем Кужугетовичем [Шойгу]. Хотел бы, чтобы Вы доложили о том, какова ситуация в настоящий момент, что сделано, что можно ожидать.

С.ШОЙГУ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Коллеги!

По ситуации. Вчера в 13 часов 58 минут в районе населенного пункта Сюкеево затонул теплоход «Булгария», это все известно.

Из самых последних данных. В результате данного Вами, Дмитрий Анатольевич, поручения проведен опрос практически всех свидетелей, кто находился на этом судне. И выяснилось, что на судне находилось 208 человек, то есть в сравнении с теми данными, которые были изначально, количество со 185 человек увеличилось до 208 за счет незарегистрированных по разным причинам пассажиров. С этим еще следует разбираться.

По состоянию на 12 часов сегодняшнего дня, спасено 80 человек, из них девять госпитализированы, их состояние характеризуется как стабильное.

Для временного пребывания всех оперативных групп оперативного штаба организована плавбаза как на берегу, так и оперативный штаб в порту Казани. В настоящее время работает четыре судна, 329 человек личного состава, 74 единицы техники. Используется самое современное оборудование для погружения и обнаружения тел погибших. К сожалению, вынужден констатировать, после обследования судна найти там живых надежды практически нет.

Поисково-спасательная операция продолжается, привлечен 91 водолаз. В ближайшие четыре часа мы нарастим количество водолазов с учетом объема работы до 150.

К этому моменту поднято на поверхность 12 тел погибших, наблюдают еще, но сейчас пришло время применять уже оборудование для резки корпуса.

Мы провели с Министром транспорта Игорем Евгеньевичем Левитиным совещание и хотим предложить на Ваше решение, Дмитрий Анатольевич, операцию по поднятию этого судна – естественно, не останавливая все работы по поиску и поднятию тел погибших.

Судоходство на данном участке не нарушено. Как я уже сказал, продолжаем наращивать группировку.

Вместе с этим хотел бы доложить о ситуации, которая сложилась сегодня на границе Томской и Тюменской областей, это связано с жесткой посадкой самолета на мелководье реки Обь. Самолет «Ан-24» шел по маршруту Томск – Сургут, на борту находилось 37 человек, в том числе один ребенок (33 пассажира, четыре члена экипажа). Пострадало на этот час 35 человек, в том числе пять человек погибли, 30 – госпитализированы. Думаю, об их состоянии Татьяна Алексеевна [Голикова] лучше расскажет. Судьба двух человек неизвестна.

Продолжаем обследовать сам корпус самолета. Скорее всего, эти люди находятся в корпусе самолета, который притоплен, а глубины там до двух метров. Водолазы на месте. В настоящее время задействованы три вертолета, на месте работает оперативная группа Министерства.

Д.МЕДВЕДЕВ: Все поисковые мероприятия, естественно, должны быть доведены до конца, несмотря на то, что надежд найти кого-либо живыми практически нет. Это нужно сделать по вполне понятным морально-этическим соображениям.

Что касается судьбы погибшего судна, я с Вами сегодня с утра это обсуждал. Я считаю правильным принять решение о подъеме этого теплохода для того, чтобы выяснить все обстоятельства его гибели. Поэтому такую операцию необходимо организовать. Поручаю это Правительству, Министерству транспорта в кооперации с МЧС и другими заинтересованными ведомствами.

Татьяна Алексеевна, там достаточно большое количество пострадавших. Насколько я понимаю, очень тяжелых нет. Доложите о ситуации. Какая помощь им оказывается?

Т.ГОЛИКОВА: Дмитрий Анатольевич, коллеги! С момента, как произошла авария, мы находимся в непосредственном контакте с органами здравоохранения и органами социальной защиты Республики Татарстан. Они надлежащим образом организовали всю медицинскую и социально-психологическую помощь.

Сергей Кужугетович уже сказал, что девять человек находятся в стационарных учреждениях. У них в основном порезы, ушибы, поскольку, спасаясь, они выбивали стекла, как могли, поэтому такой характер ранений. Пяти человекам была оказана амбулаторная помощь – они отпущены домой.

Самое главное – это социально-психологическая помощь, потому что люди, которые спаслись, и родственники находятся в тяжелом психологическом состоянии. Поэтому с самого начала, как я уже сказала, Министерством здравоохранения Республики Татарстан и Правительством эта помощь была организована. Сегодня утром мы направили наших специалистов из Института Сербского во главе с руководителем для того, чтобы организовать надлежащую координацию работ, поскольку количество пострадавших и погибших достаточно серьезное и необходима соответствующего уровня помощь.

Кроме этого, оправлены наши судебные медики, поскольку большой объем работы, к сожалению, придется на судебно-медицинскую экспертизу. И там точно так же, как и в случае с психологами, наши федеральные учреждения будут осуществлять координацию работ.

Если потребуется, федеральные силы и средства тоже задействованы. В данный момент времени Министерством здравоохранения Республики Татарстан развернуто 115 резервных коек, это так делается всегда. Лекарствами и медикаментами все обеспечены.

Что касается второго случая, то у нас 25 пострадавших числится с разной степенью тяжести. Сейчас мы выясняем, оцениваем ситуацию; если потребуется, обратимся к Министерству по чрезвычайным ситуациям – если нужно будет вывозить [пострадавших] либо в федеральные учреждения, либо в ближайшие учреждения в Тюмени и Ханты-Мансийского автономного округа.

Д.МЕДВЕДЕВ: Там серьезные повреждения?

Т.ГОЛИКОВА: Средние и тяжелые.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нужно сделать все необходимое и по первому, и по второму случаю – естественно, в кооперации с Татарстаном в данном случае по первой катастрофе.

Я поручаю Правительству создать государственную комиссию для расследования всех обстоятельств, происшедших в Татарстане с теплоходом «Булгария». Возглавить эту комиссию должен Министр транспорта.

Игорь Евгеньевич, Вам нужно будет, соответственно, вылететь в Татарстан для того, чтобы разобраться во всех обстоятельствах; естественно, принять необходимые решения как организационные, так и экономические – опять же в согласовании с властями Республики Татарстан.

И еще один момент. Уже сегодня понятно, что такого рода происшествия не могло произойти, если бы исполнялись правила техники безопасности и нормы технологического надзора, несмотря даже на сложные погодные условия. Нужно досконально разобраться в том, почему это произошло, почему это случилось, почему судовладелец использовал судно в таком техническом состоянии, если подтвердится версия о том, что там были допущены нарушения. Нужно будет оценить, конечно, действия экипажа. Это задача не только для правительственной комиссии, но и для прокуратуры и следственных органов.

И конечно, нужно провести тотальное обследование всех транспортных средств, которые занимаются перевозкой пассажиров. Очевидно, что далеко не единственное судно имеет такого рода проблемы. Конечно, гражданские суда (теплоходы) имеют довольно длительный срок эксплуатации, это даже не самолеты, тем не менее – судя по той информации, которой мы сегодня располагаем, – состояние этого судна было ненадлежащим. В любом случае окончательные выводы должна сделать правительственная комиссия и следственные органы.

Вчера по моему поручению следствие приступило к работе, и по моему указанию туда отправился Председатель Следственного комитета [А.Бастрыкин]. Он должен на месте разобраться с тем, что произошло, оценить все доказательства, максимально тщательно их запротоколировать и провести необходимые следственные действия.

Юрий Яковлевич [Чайка], я также хотел бы, чтобы Генеральная прокуратура в рамках полномочий Генпрокуратуры провела проверку соблюдения транспортного законодательства и этим конкретным судовладельцем, и лицами из государственных структур, которые выдавали необходимое разрешение на осуществление судовождения, плавания в этих условиях, и вообще всех, кто причастен к организации соответствующего тура, особенно с учетом того, что на этом теплоходе находилось большое количество детей.

Все результаты необходимо обобщить, но сделать это нужно не только по конкретному происшествию, не только по конкретной катастрофе, но и вообще по судам такого класса, и другого класса на самом деле. Потому что количество старых посудин, которые плавают у нас, запредельное. И если до сих пор, что называется, проносило, это не означает, что такого не могло произойти. Вот случилось, причем с самыми страшными последствиями.

Надо оценить эту ситуацию и заставить либо провести необходимые капитальные ремонты всех, кто имеет суда в собственности, либо вывести их из эксплуатации, если они не годятся по своим качествам для осуществления такого рода перевозок. Эта задача по всей стране должна быть поставлена, потому что парк судов, конечно, очень старый, и он сегодня частный, государство владеет лишь очень небольшой частью этих судов, но это не означает, что государство должно уклониться от контроля.

Теперь в отношении того летного происшествия, о котором вы мне доложили. Здесь тоже нужно провести, естественно, все необходимые обследования. Мне с утра доложили о том, что экипаж находился в состоянии очень сложной летной ситуации. Надо оценить действия экипажа, потому что они могут по-разному толковаться, но в целом если экипаж действовал грамотно, то это скорее повод для того, чтобы отметить экипаж за то, что они сумели приводниться и спасли достаточно значительное число жизней.

Тем не менее я не так давно говорил в отношении состояния нашего воздушного флота. Все, что я говорил применительно к «Ту-134», не в меньшей степени это относится к самолетам «Ан-24». С учетом того, что мы меняем парк самолетов, такие же подходы я предлагаю распространить и на «Ан-24».

И, наконец, последнее. Я вчера разговаривал с Президентом Татарстана, он немедленно вернулся из отпуска. Надеюсь, что там сейчас все решения принимаются на месте. Если что-то потребуется – мы, конечно, примем необходимое решение и на федеральном уровне с учетом масштабов трагедии и необходимости помочь людям, которые попали в такую беду.

kremlin.ru

Версия для печати