Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
19 августа 2011 | Архив

Медведев: зарплата педагогов должна быть не ниже средней по региону

В ходе рабочей поездки в Майкоп Дмитрий Медведев провёл педагогическое совещание работников образования Республики Адыгея. Как сообщил президент, в новом учебном году фонд оплаты труда учителей должен увеличиться не менее чем на треть. «Рост произойдёт в том числе за счёт федеральных субсидий территориям, то есть нашим регионам на модернизацию регионального образования. Но здесь очень многое зависит и от активности самих регионов», – подчеркнул Медведев.

Выступление на совещании по вопросу законодательного обеспечения системы образования

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, дорогие друзья!

Перед встречей с вами, перед выступлением на совещании я немножко проехался по Майкопу. Конечно, город зелёный, красивый, но это не значит, что нечем заниматься, всегда есть что улучшить. Конечно, я побывал в двух образовательных учреждениях: я был в одной из школ и в детском саду. Сейчас практически все присутствующие занимаются тем, что готовят школы к началу занятий. Естественно, это задача непростая с учётом того, что далеко не все школы у нас новые, масса проблем накопилась, но в то же время очень важно, чтобы было движение вперёд хотя бы по каким-то мелочам, а в конечном счёте – по основным вопросам. Из того, что я увидел, могу сделать вывод, что здесь этим занимаются, но насколько глубоко, я не знаю, и хотел бы, чтобы вы мне об этом рассказали.

Теперь несколько слов по текущим делам. До нового учебного года остаётся уже совсем немного – две недели, и сейчас на вашем педагогическом совете, так же, кстати, как и на всех педсоветах, которые проходят в этот период по всей стране, обсуждаются вопросы, которые касаются огромного количества наших граждан. У нас, напомню, в стране более 13 миллионов школьников, около миллиона педагогов. Я уж не говорю о десятках миллионов родителей, которые тоже к этому готовятся. Причём решение многих из существующих вопросов мы должны найти в новом законодательстве. Они должны быть хотя бы в общей форме отражены в будущем законе об образовании. Этот закон очень сложный и затрагивает целый комплекс отношений: от организационно-правовых до социально-экономических. Такие акты принимаются, как правило, на длительную перспективу, и, естественно, этот закон связан с долгосрочной линией развития нашего государства.

Иными словами, этот закон по сути направлен на то, чтобы определить наше будущее, состояние нашей экономики, социальной сферы, культуры, развития науки, технологий. И именно поэтому в определённый период я принял решение провести его максимально широкое обсуждение.

Напомню, что первая версия законопроекта была размещена на сайте Министерства образования и науки ещё в мае прошлого года. После этого он дорабатывался. Вторая версия была представлена на специальном сайте для публичного обсуждения. Около 11 тысяч комментариев было оставлено, посетило его 12 миллионов человек. Главные выводы были доложены мне и, надеюсь, учтены при доработке законопроекта.

Тем не менее закон всеми обсуждался, естественно, уверен, обсуждался всеми присутствующими, но дискуссия продолжается. Конкретные предложения были представлены более чем 40 регионами. Хотел, чтобы Министерство образования и науки вновь собрало регионы и обобщило все результаты, потому что применительно к этому закону, как принято у нас говорить, лучше семь раз отмерить и только после этого отрезать, имею в виду принимать. Поэтому по итогам всей этой работы хотел бы увидеть от Правительства полноценный доклад. С другой стороны, все мы понимаем, что даже такие большие, судьбоносные для образования законы, как этот закон, не являются раз и навсегда данными откуда-то сверху, мы вполне их можем менять. И, как известно, практика является лучшим критерием того, чем мы занимаемся.

По этому вопросу я ещё и сам проведу не одно совещание. Видимо, в ближайшее время у нас состоится Комиссия по реализации приоритетных нацпроектов и демографической политике, где мы рассмотрим ход реализации инициативы «Наша новая школа». Пройдут и другие встречи. Считаю, что нам нужно определяться со всеми принципиальными позициями, вытекающими из закона: с теми, которые касаются качества образования, гарантий реализации прав граждан на все виды образования, я имею в виду дошкольное, общее и профессиональное образование. У нас там много новелл, я не буду сейчас забегать вперёд, наверное, вы скажете о том, что вам кажется правильным, что вам кажется не вполне правильным, включая и такие довольно серьёзные изменения, например, как общедоступность среднего профессионального образования.

Мне также было бы весьма интересно понять вашу точку зрения по такой чувствительной для нашей страны теме, и она, конечно, и для Адыгеи имеет вполне серьёзное значение, как судьба сельских школ и малокомплектных школ.

Здесь изначальная позиция понятна. Я исхожу из того, что село, деревня могут жить только в том случае, если там есть школа. Как только школа исчезает, очень часто сельский населённый пункт деградирует. В то же время мы не можем мириться с тем, что, допустим, в каком-то том или ином небольшом населённом пункте не хватает квалифицированных педагогов. Лучше в этом случае пойти по пути, может быть, объединения нескольких школ и доставки детей транспортом. В общем, это тема, которая не имеет абсолютно универсального решения. Она должна решаться применительно к условиям каждой местности. Конечно, я хотел, чтобы об этом мне тоже что-то, может быть, сказали.

О модернизации начального профессионального образования тоже можно поговорить, о преемственности образовательных программ на треке между детским садом и школой. Наконец, в ходе общественного обсуждения остро встал ещё один вопрос – вопрос о реальной возможности выбора школы, притом что уже есть проблемы с зачислением ребёнка в школу по месту жительства. Тоже тема вполне актуальная.

Ещё один срез вопросов, который вызвал, конечно, наибольший резонанс в педагогической среде, да и не только в педагогической. Это касается родителей, потому что им небезразлично, как себя чувствуют педагоги. Я имею в виду социальный статус преподавателя, его материальное положение и, конечно, объём педагогической нагрузки. Здесь предложений от педагогов, естественно, больше всего. Хотел бы отметить, что по этому законопроекту оплата их труда не должна ограничиваться никаким максимальным размером, а должна определяться квалификацией, сложностью и качеством работы. При этом средняя зарплата педагогов должна быть не ниже средней зарплаты тех, кто занят в экономике соответствующего региона. Это, конечно, правильно. Для этого необходимо планировать деньги, но цель эта абсолютно правильная.

Вы знаете, в новом учебном году фонд оплаты труда учителей должен увеличиться не менее чем на треть. Рост произойдёт в том числе за счёт федеральных субсидий территориям, то есть нашим регионам на модернизацию регионального образования. Но здесь очень многое зависит и от активности самих регионов. Эти правила предоставления субсидий уже Правительством утверждены, и деньги будут перечисляться.

Другой часто обсуждаемый вопрос – перевод муниципальных общеобразовательных учреждений в так называемые автономные учреждения. Я напомню, что мы впервые этим занялись в ходе реализации национального проекта «Образование», я ещё в Правительстве работал, мы эту деятельность начинали. Эта форма имеет много плюсов, и, конечно, прежде всего в плане повышения зарплаты и заинтересованности учителя в творческом труде. Автономные учреждения используют новые финансово-экономические механизмы, что, может быть, также не менее важно, используют новые формы общения с гражданским обществом.

Ситуация в регионах разная. Один из примеров – в Новгородской области доля такого рода муниципальных учреждений, которые преобразованы в автономные, уже превышает 85 процентов. Это много. Средняя зарплата педагогов более 17 тысяч рублей. Но многие регионы, к их числу относится и Адыгея, этот процесс не форсируют. Мне было бы интересно понять, с чем это связано, какие есть сомнения. Может быть, часть из них можно было бы снять.

Большое внимание [при обсуждении] уделялось дошкольному образованию. В законопроекте повышаются его гарантии за счёт передачи финансовых обязательств субъектам Российской Федерации от муниципальных образований. Подготовка к школе в этом законопроекте гарантируется каждому ребёнку – не важно, дома он получает знания или в детском саду, включая частные детские садики. При этом обучение дошкольников должно быть ориентировано на федеральные стандарты, которые поэтапно начнут внедряться в начальных классах с этого учебного года.

Хотел также услышать от вас, какие проблемы возникают при организации творческих занятий с детьми, проблемы, которые связаны с физкультурой и спортом, это, конечно, в основном материальные проблемы, потому что от таких благ никто не отказывается. Есть деньги – строят стадионы, строят спортивные площадки, бассейны. Но есть и методические проблемы. И этим вопросам в законопроекте уделено довольно значительное внимание.

Ещё один вопрос, который волнует всех людей: родителей, политические партии, в общем, равнодушных нет (только ленивый по этому вопросу не высказался), – это единый госэкзамен. В принципе в прошлое ушли споры по поводу того, нужен он или нет. Я могу вам сказать по собственному опыту, я всё-таки с педагогами много общаюсь в разных местах, в разных школах, в разных территориях. Я пока не слышал ни от одного педагога, допустим, такой позиции: это вредная вещь, зря вы это всё затеяли. Никто из педагогов мне об этом не говорил. Политики говорят. Но у политиков свой хлеб, им нужно зарабатывать политические очки, а вот педагоги не говорят.

Но есть серьёзнее проблемы. И то, что мы каждый год что-то пытаемся улучшать, я считаю это правильным. В этом году мы столкнулись с ещё одним набором неприятных фактов, все они вам хорошо известны: задания были размещены в социальных сетях в интернете, вместо целого ряда выпускников их тесты заполняли студенты. Но, скажу вам прямо, я не считаю, что это порождение единого госэкзамена, это просто грубое нарушение установленного порядка и, простите, отсутствие культуры. Это должны все понимать. Как педагоги, так и родители должны осознать, что подобного рода факты, они прежде всего не в интересах их собственных детей. Все же сегодня понимают, для чего получаются знания. Не ради того, чтобы поставить соответствующие корочки где-то там на полках. Но для того, чтобы заблокировать подобную возможность, я требую от Министерства и от Правительства в целом подготовить юридические и технологические решения, которые будут препятствовать таким нарушениям. (Обращаясь к А.Фурсенко.) Андрей Александрович, готовите? Хорошо.

Кроме того, я поручу организовать публичную дискуссию о путях дальнейшего развития системы единого госэкзамена. Но это не означает, что мы собираемся свернуть с этой дороги. Я считаю, что в конечном счёте этот путь, это решение было абсолютно справедливым. И сужу об этом тоже не понаслышке.

В следующем году мы будем отмечать один из юбилеев зарождения государственности. Я дал поручение провести в 2012 году олимпиады по истории России, по истории, соответственно, регионов России. И более того, нам нужна современная, адаптированная для наших школьников разного возраста пропаганда исторических знаний. Конечно, здесь очень многое зависит от самих учителей. Надеюсь, что новые общеобразовательные стандарты дают неплохие возможности для того, чтобы учитывать региональные и этноконфессиональные особенности разных территорий. Важно, чтобы мы могли учить нашу молодёжь уважать не только свою собственную культуру, что, безусловно, необходимо, но и культуру своих соседей, быть толерантными. Насколько это важно, насколько это существенно, показывает не только наш драматический опыт определённого периода, но и многие события, которые происходили и происходят в других странах, и для всех нас это должно быть уроком. В многонациональных регионах необходимо уже со школы приобщать ребят к традициям разных народов, чтобы они воспринимались как не чуждые, не раздражающие, а близкие, нормальные, понятные. И, конечно, качественно преподавать историю, русский язык как государственный язык Российской Федерации и родные языки. Мы с вами прекрасно понимаем, что умение жить во взаимном согласии воспитывается исключительно с детства. Тот, кого воспитывали в ненависти, как правило, всю жизнь будет стоять на этом пути.

Уважаемые коллеги!

Профессия педагога (мы с вами часто говорим банальные, но абсолютно правильные слова), труд педагога – это не просто профессия, не просто специальность, это призвание, и так будет всегда. Если хотите, это стратегическая миссия для любого государства по подготовке новых поколений. Поэтому современный, квалифицированный, хорошо подготовленный учитель – это одна из центральных фигур нашего развития, модернизации страны, которой мы занимаемся. И я очень рассчитываю на ваш вклад в этот процесс.

А сейчас давайте поговорим о текущих делах.

Вообще такие мероприятия, с одной стороны, очень знаковые, важные, потому что это действительно подготовка к новому учебному году, возможность обменяться впечатлениями о том, что было, подумать о будущем. С другой стороны, когда собирается большое количество людей, у любого мероприятия возникает формальный оттенок. Но ничего в этом страшного нет, особенно если всё это происходит в присутствии гостей из Москвы, и есть не только желание что-либо сказать о проблемах, которые волнуют, но и, в общем, рассказать о лучших образцах своей образовательной системы, произвести соответствующее впечатление. Это абсолютно нормально. Поэтому я, с вашего позволения, несколько слов всё-таки скажу не о достижениях, они есть в любом крае, в любом регионе России, и в Адыгее в том числе, а о проблемах, о которых коллеги говорили.

Во-первых, по самому законопроекту. Ещё раз хотел бы ко всем обратиться. Мне очень хотелось, чтобы голос педагогической общественности при окончательном согласовании версии этого закона был услышан. И именно поэтому мы его принимаем так долго. Можно же было сделать иначе, можно было сказать: всё, обсуждение закончено, поговорили полгода, и хватит, учли определённый набор поправок. Но я исхожу из того, что это исключительно фундаментальный закон. Даже такой важный закон, который охраняет нашу жизнь, как закон о полиции, мы обсуждали существенно меньше, потому что всё-таки образование – это, может быть, самая главная ценность, которую человек создаёт для себя всю жизнь. И поэтому мы так долго его обсуждаем. Короче говоря, я бы очень хотел, чтобы, если всё-таки у вас ещё сохраняются какие-то серьёзные вопросы, они тем или иным способом через ваши предложения, переданные руководителю республики, министру, федеральному министру, были доведены до той группы людей, которая занимается окончательной вёрсткой этого закона.

Далее. Если говорить о конкретных изменениях, то, в общем, мы вполне готовы к тому, чтобы их осуществить. Вот Любовь Валерьевна [Дубовская] говорила, насколько я понял, о статье 34 законопроекта. Я обменялся впечатлениями с Андреем Александровичем [Фурсенко]. Наверное, это в той или иной степени можно сделать, поэтому я просил бы тогда по итогам работы обратить на это внимание. В любом случае я поручу проанализировать всё, что здесь прозвучало.

Я абсолютно согласен с тем, что судьба образования зависит не только от крупных элитных школ, хотя их значение нельзя недооценивать, но и от состояния сельских школ, почему, собственно говоря, я об этом и специально говорил. Мы должны сделать так, чтобы, во-первых, труд педагога в сельской школе минимальным образом отличался от труда учителя в городской школе. Да, он будет отличаться, потому что село, аул всегда будут отличаться от города, но всё-таки этот разрыв надо преодолевать и в деньгах, и в условиях жизни, и в методических возможностях, тем более сейчас такие возможности, такие способности у нас есть с учётом того, что в любой школе есть интернет, есть возможность быстрого получения образования.

Я согласен и с тем, что необходимо обязательно уважать традиции. Без внимательного отношения к традициям, я об этом говорил с трибуны, нашу страну может ожидать очень сложное будущее. Мы должны учитывать то, что мы разные, и в то же время мы все хотим жить в одном доме. Это, наверное, самое главное, что должны нести учителя в общении с учениками. И в этом плане гармоничное сочетание федерального и этнического компонента является, может быть, наиболее важной задачей. Хотел, чтобы на это также обратили внимание и федеральные руководители, и руководители субъектов Федерации, в данном случае Адыгеи, да и других наших субъектов Федерации, и на Северном Кавказе, и в других местах.

Здесь много говорилось в отношении того, как развивается современная техника, компьютеризация школ. Знаете, когда я начинал этим национальным проектом заниматься, мне самому было страшновато за всё это браться, особенно когда была поставлена цель, по сути, мы сами её для себя сформулировали: сделать так, чтобы интернет был в любой школе, чтобы любая школа была, что называется, в общей среде, чтобы не было таких разрывов, которые у нас традиционно существовали между отдельными территориями, даже внутри одной территории. И мы в этом смысле проделали неплохой путь. То, что говорил министр в своём выступлении о том, что компьютер у нас (у вас, в данном случае) на 19 учащихся, это, конечно, неплохо. С другой стороны, мы должны понимать, что это за компьютер. И вы сами отлично это знаете. Если это компьютер пяти-семилетней давности, то даже для учеников, которые живут в небольших поселениях, они всё это понимают, – это ничего. Я считаю, что в этом плане нужно соединять все возможности: и возможности федерального бюджета, и возможности регионального бюджета, муниципалитетов, в конце концов, спонсорскую помощь, и давать детям лучшие образцы техники, для того чтобы они могли приобщаться к лучшим образцам знаний.

Есть ещё одна проблема, связанная с компьютеризацией школ, с внедрением новых технологий, вы о ней отлично знаете (думаю, это никого не обидит, потому что когда-то я сам через это проходил), – это подготовленность самих учителей. Я, когда занимался этим (это 2006-2007 год), заходил в школы и говорил об этом, некоторые учителя на меня смотрели со страхом: зачем он нам всё это говорит – нам бы с текущими проблемами справиться, с туалетами, с канализацией, с отсутствием питания, не только горячего, а вообще какого-либо питания, а они тут какими-то компьютерами занимаются. Но сейчас уже отношение совсем другое. И я очень рад этому, потому что наш педагогический корпус оказался на высоте.

Я почему об этом говорю? Потому что, например, когда-то, когда я для себя осваивал компьютер, у меня была некоторая робость. Я был, в общем, относительно молодой, видимо, человек, но мне было страшновато, что я не смогу погрузиться в это всё. Погрузился, ничего, нормально работаю, и вы уже отлично работаете. Почему это важно? Потому что всегда необходимо, чтобы учитель был чуть-чуть подготовленнее своего ученика, и тем самым его окружало должное уважение, на это нельзя жалеть никаких средств. Я спрашивал, почему нет перехода на автономные учреждения, хочу, чтобы здесь это ещё раз от меня прозвучало: я никого насильно не загоняю в эти рамки; хотел, чтобы об этом все знали, знало руководство республики, руководство сферы образования, потому что в каждой территории свои текущие социально-экономические условия, но думать о будущем необходимо. И как мне представляется, по мере возникновения таких условий хотя бы часть школ в экспериментальном плане нужно переводить, но, конечно, это нужно делать разумно, посоветовавшись с педагогическим коллективом и обеспечив там те стандарты, которые как минимум должны в лучшей степени соответствовать требованиям времени. То есть, иными словами, этот переход должен означать для учителей, а стало быть, и для учеников не просто смену вывески, а новое качество. Если это не достигается, конечно, лучше этого не делать, но этого можно достичь, уважаемые коллеги, и это показывает опыт других территорий. Поэтому обращаю внимание на это руководство республики: позанимайтесь этим.

Тема качества образования звучала в выступлениях практически всех педагогов, руководителей системы образования, независимой оценки этого качества. Это действительно очень важно. Я не могу не согласиться с тем, что мы должны бережно относиться к тому, что было создано нами за весь период современного развития, включая преподавание отдельных дисциплин. И качество подготовки по математике, физике, механике, вообще, в провинциальных учебных заведениях действительно у нас было весьма и весьма приличным. И когда мы на эту тему разговаривали с иностранными коллегами, они всегда говорили: да, у вас, может быть, по каким-то вопросам, мягко говоря, неидеально, но качество математической подготовки, подготовки физиков на блестящем уровне. И поэтому за нашей страной закрепилась слава такой кузницы кадров, специалистов в этой сфере. Этого ни в коем случае нельзя растерять.

Поэтому с тем, о чём говорил Дауд Казбекович [Мамий], я согласен. Давайте подумаем, каким образом соединить разные критерии оценки. Необходим баланс в оценке того, что даёт единый госэкзамен, потому что мы с вами понимаем: это точно уж не догма, это лишь способ оценки знаний, и не более того. Это не цель, а именно средство, но важное средство.

В то же время я обратил внимание на то, как зал захлопал словам о том, что единый госэкзамен превратился в единственный критерий оценки, и результат работы педагога проявляется в результатах подготовки к ЕГЭ. И это кажется, видимо, многим неправильным. Так?

РЕПЛИКА: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я тоже с этим согласен. Потому что миссия педагога, знания, которые вы даёте, – это точно не результаты этого теста и набор баллов. Но мы не можем этого не учитывать, это вы тоже должны понимать. И вот здесь необходим этот баланс, о котором я сказал. И опыт, который есть у вас, в Адыгее, и в других территориях, он должен быть обязательно учтён, с тем чтобы мы не растеряли преимущества прежней системы оценки знаний, но в же время обогатили бы его современными способами оценки, потому что всё-таки, ещё раз повторяю, вы согласитесь, практически нет ни одной страны, где отсутствовал бы экзамен, подобный нашему. Это тоже так. И раз человечество от этого не отказывается, значит, это правильный путь.

И, наконец, ещё две вещи. В выступлении как раз Дауда Казбековича звучало предложение проводить летние олимпиады, школы у вас, в Адыгее. Если вы с такой инициативой выступаете, давайте мы вам пришлём много людей. Деньги ищите. На самом деле, места у вас прекрасные и летом что-то такое можно было бы придумать, подумав о том, как всё это правильно сделать. Поможем.

И, наконец, самое последнее.

Инна Александровна [Неговелова] так трогательно выступала в конце. Я хотел бы от имени всех здесь присутствующих пожелать молодым педагогам, молодым учителям больших успехов по нескольким причинам. Они приняли для себя непростое решение, потому что, вообще, любой человек, который принимает решение быть учителем, в известной степени себя ограничивает в смысле поиска дополнительных заработков, решения каких-то неотложных социальных проблем. Давайте признаемся честно: учитель во всём мире это не самая хорошо оплачивая профессия. Нам, конечно, нужно стремиться к тому, что есть в других странах, но это не самая высокооплачиваемая профессия. Но люди тем не менее во всём мире принимают для себя такое решение, потому что чувствуют желание этим заниматься. Поэтому пока у нас есть молодёжь, которая учится в педагогических вузах, в других, кстати, вузах, а потом приходит работать, у нашей страны есть будущее. Но мы понимаем, насколько трудно в первый раз зайти в класс и начать что-то объяснять детям, даже если это совсем маленькие дети. И я знаю это тоже не совсем понаслышке. Я, правда, заходил не в класс, а в аудиторию, и там сидели вполне большие дети, но тоже дети – студенты. И убедить их в том, что ты лучше их подготовлен в чём-либо, бывает подчас очень сложно. И все присутствующие это знают.

Поэтому давайте пожелаем молодым педагогам успехов, а всем, кто занимается тяжёлым учительским трудом, здоровья, хорошего материального положения и прекрасного настроения.

Официальный сайт Президента России

Версия для печати
Главное