Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
6 декабря 2011 | Архив

Президент: я предупреждал губернаторов, что сделаю выводы по итогам выборов

Дмитрий Медведев встретился с представителями Общественного комитета сторонников. Подводя итоги прошедших выборов, глава государства заявил, что, исходя из результатов «Единой России» в том или ином регионе, он сделает оргвыводы: «Потому, что это для власти сигнал. Это означает, что там «Единая Россия» у нас не достигает тех успехов, которые могла бы иметь. Потому что рядом территории, близкие условия, но почему-то в одном месте одна ситуация, а в другом – другая. Это означает, что региональная власть все-таки работает не так, как хотелось бы. Но это уже скорее вопрос для организационных выводов, которые должен буду сделать я как Президент Российской Федерации, я об этом губернаторов предупреждал».

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

Ну что? Так, как мы и договаривались относительно недавно, я сказал, что на следующий день после проведения выборов в Государственную Думу обязательно с вами встречусь. У меня нет, откровенно говоря, никакой специальной цели, нет какой-то заранее подготовленной повестки дня. Конечно, я прежде всего хотел вас всех поблагодарить за то, что вы участвовали в Общественном комитете, формулировали позицию по самым разным вопросам. Более того, скажу прямо, в целом ряде случаев я вашу позицию использовал. И уже в этом прямой смысл нашей работы, которая продолжалась на протяжении последнего месяца, даже чуть больше. Поэтому ещё раз большое всем спасибо. Это на самом деле было очень полезно.

Второе, что хотел бы сказать. Хотел бы поблагодарить всех, кто поддерживал меня и поддерживал партию «Единая Россия» в этот период, потому что он был, очевидно, совсем не простой и для партии, и для страны, потому что это всегда испытание. Благодарю тех, кто голосовал за «Единую Россию», хотя здесь присутствуют и люди, которые других политических убеждений придерживаются. Это нормально, потому что это всё-таки у нас комитет сторонников и прообраз нашего будущего так называемого «большого», или «открытого правительства».

Третье, что я хотел бы сказать. Вопреки распространённым представлениям идея «большого правительства» не заканчивается сегодня. Я не для того вас собрал, чтобы сказать: «Спасибо вам большое, цель достигнута, можем разойтись по своим углам и дальше изображать, что мы находимся в близком контакте». Нет – не дождётесь. Мы будем продолжать общаться вопреки, может быть, даже тем стандартам государственной работы, которые существует в нашей стране, когда люди группируются вокруг кого-то из начальников, из лидеров, потом лидер всем жмёт руки, кому-то даже даёт медали, и они исчезают. Конечно, мы собрались для другого, поэтому давайте сегодня просто наметим план того, как мы будем работать дальше.

Четвёртое, очевидно, что прошедшие выборы были принципиально отличны от того, что вы все видели до этого, в силу разных причин. Могу сказать свои ощущения: «Единая Россия» получила ровно то, что она имеет, не больше и не меньше, и в этом смысле это абсолютно честные и справедливые, демократичные выборы. Вот сколько ей различные социологические агентства давали, плюс-минус в пределах и предварительных опросов, и тех экзит-полов, которые проводились, собственно, то и получилось. Поэтому все разговоры о безудержном использовании административного ресурса… Где этот ресурс-то? И потом, мы же понимаем, что жизнь очень сложна и многообразна. Я посмотрел какие-то ролики, которые люди вывешивают в интернет. На них и не видно ничего. Кричат: «Караул!», «Безобразие!». Хотя, конечно, по нарушениям, естественно, необходимо будет разбираться.

Но в любом случае я считал и считаю, что «Единая Россия» выступила достойно, о чём я вчера сказал членам партии, когда мы встречались в штабе. Это закономерный результат развития партии за последние годы со всеми её достижениями и со всеми недостатками. Это, собственно, проекция работы власти за последний период. Да, у нас есть проблемы, да, у нас есть нерешённые, очень серьёзные задачи. Естественно, люди их оценивают по-своему. Поэтому никаких трагедий нет. Наоборот, на мой взгляд, всё весьма и весьма достойно и прилично.

То, что у нас будет более «весёлый» парламент, меня, откровенно говоря, радует. Мы же понимаем, что всё-таки только в спорах рождается истина. Ни у кого нет монополии на правду, на формулирование абсолютно правильных подходов. И всё-таки, когда люди начинают спорить, как правило, это заканчивается подготовкой более сбалансированного варианта решения, будь то экономика, социальная сфера или что-то другое. Поэтому более «весёлый», более энергичный парламент, мне кажется, на пользу нашей стране. Надеюсь, он таковым и будет.

Что ещё можно сказать? Наверное, надо смотреть в будущее. Мы с вами ради этого здесь и собрались. Мы можем сейчас действительно вкратце поговорить о том, что происходило, но основное всё-таки я предлагаю сконцентрировать именно на планах, которые у всех нас должны формироваться на будущее.

Я вам говорил, что идея «открытого», «большого правительства» реализуется только при соблюдении целого ряда условий. Условие номер один – это победа «Единой России» на выборах. «Единая Россия» получила абсолютное большинство в Государственной Думе. Таким образом, у неё есть юридический мандат на то, чтобы продолжать работать от имени практически половины российских избирателей. Поэтому мы с вами продолжим разговор и об этом.

Наверное, для начала достаточно. Давайте поделимся впечатлениями от нашей жизни, от того, кто чем занимался, кто с чем столкнулся. Может быть, что-нибудь такое интересное прозвучит.

Пожалуйста, коллеги, прошу вас. Я видел, Вы ролики любопытные записывали.

М.ГЕЛЬМАН: Да, но не только. Хочу сказать, что эта кампания была удивительна тем, что обычно во время выборов ничего не происходит. Или приходишь с каким-то хорошим проектом, тебе говорят: «Вот замечательный проект, давай дождёмся конца выборов». А в этот раз получилось как бы наоборот. Мы в культурный альянс объединили 15 городов за эти два месяца и завершили концепцию новой культурной политики для России. Поэтому хочу сказать, реально очень содержательная программа была именно эти два месяца. По-моему, идеей «большого правительства» мы впервые соединили региональные власти, муниципальные власти и творческих людей, которые живут в этих городах, иногда даже просто знакомили. Художника, например, которого знают во всём мире, живёт в Уфе, с Президентом Башкирии знакомили.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы заговорили про регионы, я вспомнил, что ещё не сказал. У меня вполне благостное ощущение от результатов, например, «Единой России», потому что она получила ровно ту поддержку, которую имеет от наших граждан, ни больше, ни меньше, но и сформировала, по сути, или имеет, по сути, абсолютное большинство в Государственной Думе.

Но это не значит, что никаких выводов делать не надо. У нас сейчас не партийное собрание, но тем не менее результаты разные, и с учётом того, что у нас система наделения полномочиями губернаторов сейчас такая, как есть, то есть она через посредство законодательного органа, по представлению партии, которая в конечном счёте санкционируется Президентом, считаю, что нужно обратить внимание на те регионы, где люди наши отказали в серьёзном доверии «Единой России». Не потому, что это трагедия, а потому, что это для власти сигнал. Это означает, что там «Единая Россия» у нас не достигает тех успехов, которые могла бы иметь. Потому что рядом территории, близкие условия, но почему-то в одном месте одна ситуация, а в другом – другая. Это означает, что региональная власть всё-таки работает не так, как хотелось бы. Но это уже скорее вопрос для организационных выводов, которые должен буду сделать я как Президент Российской Федерации, я об этом губернаторов предупреждал.

М.АБЫЗОВ: Разрешите, Дмитрий Анатольевич, тоже поделиться своими впечатлениями о последних двух месяцах работы Общественного комитета.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вам понравилось? Интересно было?

М.АБЫЗОВ: Это новая, интересная работа, потому что, наверное, в столь концентрированном виде получить полное представление о работе власти и общества, проблемах, которые есть, и вариантах их решения, наверное, не часто приходится. И я Вам благодарен за то, что Вы привлекли нас к именно такой форме взаимодействия, она показала свою востребованность и эффективность.

И конечно, результаты выборов, хотелось впечатлениями об этом поделиться. Дмитрий Анатольевич, Вам пришлось выполнять ответственную задачу. С одной стороны, Вы как лидер партии боролись за большинство на выборах в Государственную Думу, а с другой стороны, как Президент Российской Федерации выполняли задачу гаранта Конституции, который должен обеспечивать равные формы, равные права партиям и гражданам по их волеизъявлению. Хотел бы от лица наших коллег по Общественному комитету поздравить Вас. Вы с честью выполнили обе эти задачи: и большинство «Единая Россия» набрала, и выборы проходили действительно открыто и демократично. И за это Вам большая благодарность от нас, от людей, которых Вы привлекли.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да. Вы знаете, я вчера позвонил лидерам других партий. Чего-чего, но я обычно слышал от них: «Нас не показывают по телевизору, мы не можем донести свою позицию». Сейчас показали всё как есть, и это, кстати, абсолютно точно отразилось на результатах «Единой России», потому что, надо признаться, наши коллеги из оппозиционных партий, они основное остриё атаки сконцентрировали на «Единой России». Я бы тоже на их месте так сделал, потому что есть партия, которая за всё отвечает, есть оппозиция. В результате четыре пятых или пять шестых эфирного времени было посвящено именно «наезду» на «Единую Россию», но это как раз и есть конкуренция, и они имели для этого все возможности. Поэтому никто, кстати, ещё раз говорю, не высказывал своих претензий на эту тему.

М.АБЫЗОВ: На самом деле один из глобальных итогов этой политической кампании в том, что политическая система России становится, наверное, более совершенной, а уровень конкуренции повышается. Если есть конкуренция на политическом поле, это, очевидно, даёт драйвер роста и развития, драйвер для новых идей, для дискуссий, и это хорошее лекарство от застоя, про который мы много говорили в последние два месяца.

Д.МЕДВЕДЕВ: Который нас все призывают бояться и опасаться.

М.АБЫЗОВ: И это тоже форма дискуссии. Главным итогом для нас, людей, которые с Вами работали эти последние два месяца, для «Единой России», является то, что будущее Правительство будет опираться на большинство в Государственной Думе. Это очевидный факт. И, с одной стороны, это отличный результат, с другой стороны, это большая ответственность, потому что в ходе этой избирательной кампании люди поднимали огромное количество проблем, многие из которых не решались годами. Это хорошее время, в том числе оглянуться назад, какие ошибки делались и какие задачи надо решать. Это задачи как большинства в будущей Государственной Думе, так и для нового Правительства соответствовать этим ожиданиям населения. Большинство доверило свои голоса и свою волю «Единой России». Это большая ответственность, и хотелось бы, чтобы эта ответственность была оправдана и депутатами от «Единой России», в том числе Правительством, которое будет сформировано в 2012 году.

Принципиально важно, что формат, который был предложен для дискуссий, Комитет сторонников, формат «открытого правительства», проекты, которые мы обсуждали, оказался действительно востребованным и себя оправдал.

В этом отношении, Дмитрий Анатольевич, те наработки, которые нашли своё отражение уже в Ваших решениях и в Ваших поручениях, надо довести до конца, они реально направлены на повышение уровня жизни наших граждан, на совершенствование системы управления. С другой стороны, этот формат надо не просто сохранить, его надо развивать.

Принципиальным вопросом, который обсуждался и который, я думаю, будет актуальным в течение ближайшего времени, – это вопрос децентрализации. И не просто децентрализации бюджетных полномочий, мы огромная страна, а в том числе и децентрализация ответственности на региональный уровень, простых граждан за то, каким образом обустроена их среда обитания и их жизнь. Эти выборы важны ещё с той точки зрения, что если мы просто превратим это в перераспределение бюджетного пирога без должной ответственности на территориях, то во многих регионах это не приведёт в том числе и к уровню доверия власти, повышению этого уровня доверия, это крайне важно.

Хотел бы, чтобы наши коллеги высказались сегодня по тем проектам, которые мы делали. У нас прошло более десятка мероприятий, было собрано несколько тысяч предложений, несколько десятков из них нашли отражение в Ваших решениях, в поручениях, которые сейчас в Правительстве, и регионы выполняют, этот формат не просто надо развивать, его надо совершенствовать. Соответственно, я надеюсь, что в ближайшее время мы определим формы и структуру работы над этим.

Ещё раз поздравляю вас вот с такой непростой задачей, которую Вам пришлось выполнять, и с хорошими результатами по её итогам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Я сейчас сидел и думал, что даже если бы вообще ничего больше не получилось, уже одно то, что мы с вами, как Вы правильно сказали, взяли большое количество задач и по этим задачам (действительно, во время предвыборного цикла это делается быстрее, такова логика предвыборной жизни) я дал большое количество поручений, по которым идёт работа. Но самое главное, мы с вами сумели захватить целый пласт проблем, который вроде бы всем известен и в то же время болтался как-то между решениями Президента, Правительства, министерств.

Приведу один пример, просто у меня перед глазами стоит, наше с вами обсуждение, которое было в Якутии. Помните разговор про бараки? Ведь я об этой теме тоже слышал неоднократно, но только в результате нашего с вами общения что получилось? Я эту позицию сформулировал, потом ещё раз обсуждал с губернаторами, с Председателем Правительства в отношении тех людей, которые живут в бараках, но эти бараки не являются объектами жилищного фонда, и в этом случае они вообще не приобретают право на жильё, ни служебное, ни по договору социального найма, никакое. То есть их пинком можно оттуда выгнать. И вот впервые по таким категориям пошла работа. Мы должны оценить, сколько их всего, найти юридический механизм, как им помогать. Вот абсолютно конкретный результат. Притом что тема была, но толчок ей был дан в результате работы Общественного комитета и нашего с вами большого количества путешествий по стране. Я, кстати, думаю, что всем понравилось. Поняли, наконец, в каком графике живёт Президент и некоторые другие товарищи.

Вы сказали про политическую систему много интересных вещей. Вы сказали, что она становится более развитой. Я с этим согласен. И ещё, на мой взгляд, что очень важно, она становится более тонкой. Уже такие линейные технологии перестают работать. Это, кстати, вывод и для «Единой России» как для самой крупной политической силы, имеющей большинство, и для других партий. Нужно учиться другим технологиям, нужно напрямую общаться с людьми. Ведь мы с вами, собственно, этот Общественный комитет сторонников изобрели для того, чтобы вы как коммуникаторы доносили до меня свои проблемы, а те, кто готов потрудиться на служебной ниве, в конечном счёте, стали бы, допустим, работать и в Правительстве, в других государственных структурах. И мне кажется, что очень важно также то, что мы с вами апробировали такого рода способ работы, потому что он у нас почти не используется, а во всём мире все эти технологии, которые иногда новомодными словечками называются, «краудсорсинговые» и так далее, стали распространяться.

Кстати, никто ещё не знает до конца, как с ними работать, но они дают иногда поразительный результат с точки зрения того, каким образом можно определить наиболее влиятельный тренд развития, найти какие-то интересные решения, собрать как можно больше людей и показать им, что они нужны, что власть их не игнорирует, что, допустим, решение государственное родилось в процессе многоканального обсуждения. Вот за этим-то будущее как раз. Я же давно об этом говорю, только, может, не все это слышат. Почему я раньше других начал говорить о том, что грядёт эпоха прямой демократии? Потому что всё, что вы делаете, когда в руках держите различные телефоны, иные гаджеты, вы общаетесь друг с другом. В ряде случаев это общение приобретает для государства важный характер, а в ряде случаев оно может вообще приобрести для государства обязательный характер. Это не обязательно будет референдум как высшее проявление воли народа, но это могут быть такие косвенные, а иногда и прямые способы влияния на принятие властью решений, от которых власть не может уклониться, что бы она ни говорила. И вот этому всему нам нужно учиться. Это, кстати, один из уроков этой кампании.

Насчёт Думы я уже всё сказал. Действительно, «Единая Россия» в результате непростой борьбы всё-таки получила абсолютно законным, легитимным способом большинство. Но я вчера, напомню, обращаясь к другим руководителям, сказал, что «Единая Россия» открыта к сотрудничеству, в том числе и к коалициям. Несмотря на то, что «Единая Россия» получила большинство и, казалось бы, она не нуждается в том, чтобы с кем-то договариваться, я ещё раз могу сказать, мы должны вступать в блоки и коалиции. Во-первых, в тех случаях, когда это положено по Конституции, потому что есть конституционные законы, а во-вторых, мы заинтересованы в том, чтобы наши законы принимались как можно более широким большинством, чтобы мы участвовали в дискуссиях, обсуждениях. Я считаю, что это обязательно нужно продолжить и в диалоге с нашими коллегами, лидерами других партий. Пусть они меня ещё раз услышат на эту тему. Идея коалиции не выброшена, это как раз позитивная и правильная идея.

Так что будем работать. Спасибо.

С.НЕВЕРОВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Первое, что я хотел бы сделать, это, конечно же, поблагодарить наших избирателей и сторонников, которые поддержали партию «Единая Россия» на этих выборах. Конечно, поздравить сегодня всех присутствующих с тем, что эта победа состоялась. Но эта победа нужна партии «Единая Россия» не только для получения мандата доверия избирателей на реализацию той программы, с которой партия шла на выборы, это как раз продолжение той работы над качеством государственной власти, о котором Вы сейчас говорили.

Первое слагаемое в формировании этого качества государственной власти – это, конечно, формирование нового, современного и вот такого эффективного парламента. И очень важно, на мой взгляд, что мы сегодня сохранили лидерство в парламенте на данный момент, но Вы правильно сейчас говорите о том, что нам необходимо сегодня более тесно и конструктивно сотрудничать и с другими политическими партиями в решении тех задач, которые сегодня перед нами поставили наши граждане. И мне кажется, что сейчас как раз именно, когда парламент сформирован с присутствием практически всех граждан и всех сфер, которые представляют сферы нашего общества, сегодня очень важно эту работу продолжить.

Но, Дмитрий Анатольевич, мне кажется, что второе слагаемое, очень важное в формировании качества жизни и качества власти, – это то, что Вы сейчас говорили, это «большое правительство». И в этой части, мне кажется, как раз новый парламент и новые фракции, которые сегодня сформированы, должны будут более взаимно работать и с представителями исполнительной власти, и, конечно, в первую очередь с нашим гражданским обществом, для того чтобы реализовать все те идеи, все те вопросы, с которыми мы шли. И здесь очень важно, ещё раз хочу повторить, это сегодня непосредственный контакт политика с избирателем. Мы ушли от мажоритарной системы, от одномандатных округов, когда политик более был привязан к своему округу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Надо, кстати, подумать, может, к ней вернуться пора?

С.НЕВЕРОВ: Думаю, что политические партии в состоянии те встречи, которые проводили сегодня достаточно эффективно, эту работу продолжить непосредственно в рамках и пропорциональной системы выборов.

Сегодня идёт формирование в парламенте нашей новой фракции. 61 депутат из 238, по предварительным подсчётам, – это представители общественных организаций, и более 50 из них – беспартийные. Эта работа в парламенте будет, на мой взгляд, достаточно интересной по одной простой причине – потому что сегодня нужно будет не просто убеждать в принятии каких-то решений наших политических оппонентов, с которыми мы будем спорить и достаточно, мне кажется, серьёзно дискутировать, но и нужно будет сегодня внутри фракции, то есть внутрифракционная дискуссия будет очень высока, и она, я думаю, будет очень полезна. Вот, на мой взгляд, сегодня как раз это и есть новое качество и нового парламента, и новой фракции «Единая Россия», которая прошла в Государственную Думу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Сергей Иванович. Я что хочу сказать? Вы несколько моментов затронули. По поводу современного парламента. Конечно, мы все заинтересованы в том, чтобы он был работоспособным. Я даже, когда выступал, призывая всех прийти проголосовать, вообще всех граждан, не только за «Единую Россию», конечно, а вообще принять участие в выборах, я специально сказал, что нам критически важен работоспособный парламент. Потому что, во-первых, мы помним 90-е годы, как парламент принимал тогда законы, и что из этого выходило, был просто прямой клинч между президентской вертикалью, Правительством и парламентом, а это беда для такой страны, которая находится в стадии развития, как Россия. И, во-вторых, мы за последние годы научились находить общий язык по самым разным вопросам. Сейчас как раз, мне кажется, будет лучшее время для того, чтобы это делать.

По поводу выборов, вроде как они закончились, но всё равно тянет на эту тему поговорить. Вы напомнили про мажоритарную систему. Я неоднократно говорил на встречах с политологами, со своими сторонниками, с коллегами по Администрации, с кем угодно, что у нас не застывшая политическая система, мы её меняем. У нас был 7 процентов проходной балл, будет 5 процентов. Нормально; видимо, система для этого созрела, потому что это решение получило поддержку в Государственной Думе по инициативе Президента.

Мажоритарная система, которая, допустим, могла бы возродиться в новом качестве, а такие идеи есть, в том числе использование мажоритарных округов, но составленных по партийным спискам, с тем чтобы нам не терять именно партийной природы нашего парламента, иначе это, конечно, тоже анархия и возврат в ранние 90-е, но мне кажется, это тоже возможная и обсуждаемая идея. Кстати, она будет генерировать выход на поверхность более ярких людей, которые традиционно в регионах, всегда такие лидеры общественного мнения образуются, и которые подчас нивелируются или просто закатываются местными региональными руководителями. Это тоже известно.

Мы же с вами понимаем, если говорить о «Единой России». «Единая Россия» в ряде регионов всё-таки выступила не сильно удачно не потому, что люди самой партии отказывают в доверии, есть, конечно, и такие, это нормально, это тоже демократия, но просто потому, что её раздражают местные функционеры. Они смотрят, говорят: «Вот этот, этот и этот, если это «Единая Россия», ни фига не буду за неё голосовать». Это тоже урок, в общем, это нормально абсолютно.

Там мэр Москвы что-то хотел сказать. Да, Сергей Семёнович, пожалуйста. Как у вас, всё нормально, спокойно?

С.СОБЯНИН: Не совсем спокойно. В принципе люди понимают, что мы делаем, и в большинстве своём одобряют, что мы делаем, но что ни высказывают: «Ну хорошо, вот вы работаете, вроде бы понятно, мы более или менее надеемся, что вы дальше будете так же работать. Но за кого голосовать-то? Мы не знаем никого из депутатов, мы их не чувствуем. Избрали, но что они там делают, не понятно».

Д.МЕДВЕДЕВ: Прикрываются мандатом.

С.СОБЯНИН: Я говорю, но мы отвечаем за них, мы лидеры партии.

Д.МЕДВЕДЕВ: И лидеры общественного мнения.

С.СОБЯНИН: Говорят: «Нет, вы отдельно, а они – отдельно».

Д.МЕДВЕДЕВ: Вот этот разрыв на самом деле действительно имеет место.

С.СОБЯНИН: И склеить эти две вещи, две половинки исполнительной и представительной власти в этой ситуации, к сожалению, не очень получается. Люди привыкли, чтобы кто-то конкретно отвечал, за кого они голосуют и кто пойдёт дальше в парламент. Поэтому разговоры о мажоритарной и пропорциональной системе, мне кажется, имеют смысл, потому что люди всё-таки хотят видеть конкретно, кто отвечает дальше, что они проголосовали, чтобы этот человек привязан был к их округу, чтобы он ходил к ним, встречался, отчитывался, а так получается обезличенность.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вот видите, Вы это подтверждаете, тем более сейчас Сергей Семёнович всё-таки хорошо уже чувствует, чем Москва живёт, а Москва – это самый сложный город, потому что это самый большой город и самые разные настроения в нём.

И вот Вы меня ещё на одну мысль навели. Понятно, что когда у кого-то что-то убывает, кому-то что-то прибывает. Но мне кажется, что мы все должны потихонечку тоже взрослеть, потому как есть люди, которые, конечно, назло голосуют, это тоже нормально, это знак протеста, можно, конечно, и графу против всех вернуть, ничего там страшного не случится. Хотя, на мой вкус, это довольно странный способ выражения своего мнения, но тем не менее.

Я просто хотел о чём сказать? По поводу идеологических предпочтений, если человек, например, всю жизнь голосовал за правых, то, на мой вкус, это довольно странно, когда он начинает голосовать за левых. Если это делается назло всей системе, это, конечно, дело вкуса, но на самом деле это означает, что у человека никогда не было стойких правых убеждений. Потому что ведь как голосует избиратель в развитой демократии? Он голосует и за ярких людей, это Вы правы, Сергей Семёнович, но он голосует и всё-таки за набор идеологических представлений. Особенно в Европе. В Америке, может быть, с этим несколько сложнее, потому что там другая немножко система, политическая машина другая, и очень трудно человека, например, сподвигнуть перейти, допустим, с правого фланга на левый, для этого должно произойти что-то совсем катастрофическое. А у нас эти перетоки довольно свободные, но, видимо, это связано с недостаточной политической структурой нашего современного общества ну и какими-то идеологическими сложностями.

С.СОБЯНИН: В президентской республике.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, и в президентской республике партийное строительство и партийную идеологию никто не отменял. Тем более у нас целый ряд партий придерживается очень жёсткой идеологии. Те же самые коммунисты, всё-таки их идеология тоже трансформируется, но это всё-таки коммунистическая идеология. И такой плавный переход людей из одной когорты в другую, в общем, тоже должен наводить на мысль о том, что происходит в нашей политической системе, и должен учитываться в практике строительства «Единой России» как политической партии. Это на самом деле абсолютно точно.

Дмитрий Олегович, что будем делать? Будем бомбить или нет? Когда я сделал соответствующее заявление, естественно, я сразу наслушался разговоров о том, что «ну это понятно, это он для того, чтобы укрепить положение «Единой России» перед выборами, своё положение в период трансформации власти». То есть сделано это было из ситуативных соображений.

Пользуясь случаем, хотел бы и Вам ещё раз об этом сказать, и, конечно, всем нашим людям уже по окончании избирательного процесса. Это было абсолютно выверенное заявление, я к нему шёл долго, к сожалению. Я не хотел его делать, но вынужден был сделать. Конечно, я не знаю, какую интерпретацию всё это в конечном счёте получит, но я могу вам сказать одну простую вещь, которая тоже должна всех нас наводить на определённые размышления. Я давно не видел подобного единогласия по поводу позиции руководителя страны. Все – левые, правые, молодые, старые – за то, чтобы действовать жёстко. Есть на это запрос. Так?

Д.РОГОЗИН: Так. Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Во-первых, до того как говорить про бомбы, я тоже хотел бы поддержать тему, которая только что прозвучала. Я сам 11 лет проработал депутатом Государственной Думы, трижды избирался именно в одномандатном избирательном округе. Я Вам скажу, я точно знал каждый месяц, что у меня неделя – это работа с моими избирателями, я знал их в лицо, я знал все 13 районов моего округа в Воронежской области. Я до сих пор, вот уже четыре года работая в Брюсселе, далеко от Родины, сердечно привязан к моим избирателям. Это абсолютно, я считаю, нормально.

Я думаю, что действительно, может быть, был бы смысл подумать об этом. Потому что в рамках вообще всей той работы, которую Вы инициировали в рамках «большого правительства», в рамках такой прозрачной политической системы крайне важно, чтобы каждый представитель власти понимал, кто его избрал, и нёс перед ним отчётность. И вот вчерашние и сегодняшние выборы, я считаю, отличный на самом деле результат для страны, для будущего по одной простой причине – это хорошая встряска, встряска для партии власти, которая раньше почивала на лаврах и думала, что всё хорошо, есть популярные лидеры, можно за их спиной спрятаться и ехать как пассажиры. Но это встряска и для оппозиции, потому что одно дело поплёвывать в спину власти, другое дело – когда на тебя уже падает груз ответственности.

Д.МЕДВЕДЕВ: Дмитрий Олегович, Вы абсолютно правильно рассуждаете. Более того, у нас разговор прямой и откровенный, действительно, ведь могла «Единой России» потребоваться и коалиция для того, чтобы решать конкретные задачи. Вот о чём я хотел бы сказать нашим руководителям, чего я, видимо, им уже не скажу сейчас в силу понятных причин. Если кто-то создаёт коалицию, я имею в виду с основной партией, партией, которая имеет большинство, или близкой к большинству, он должен понимать, что он принимает на себя политическую ответственность за ситуацию в стране, как бы ни называлась эта партия – Компартия, ЛДПР, «Справедливая Россия», не важно. В этом случае все шишки уже будут сыпаться не только на «Единую Россию», но и на них.

Д.РОГОЗИН: Я хотел сказать, что практически то же самое мы увидели в рамках работы «большого правительства» или нашего Общественного комитета. На том заседании, на котором я присутствовал первый раз, было принято решение о создании комиссии по обороне и оборонной промышленности. Я хочу Вам сказать, что мы эту идею поддержали не потому, что она была связана как-то с выборами. Она вообще с выборами не связана, она связана с решением государственной задачи.

Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно.

Д.РОГОЗИН: Обновление обороны, безопасности страны, оснащение наших Вооружённых Сил самым современным, самым мощным оружием для того, чтобы обеспечить для страны социальный прогресс, культурный прогресс, нормальную жизнь, спокойствие. Потому что когда ты сильный, на тебя точно не нападут. В этой связи мы провели в рамках комиссии по обороне и оборонной промышленности несколько важных мероприятий.

В Коврове была интереснейшая встреча директорского корпуса, глав государственных корпораций с руководством Министерства обороны на дегтярёвском заводе. После этого была интереснейшая встреча в Кирове моя, я ездил сам в Киров, встречался с директорским корпусом. Были встречи у нас в Луге, в Ивангороде, в Московской области – это Дзержинский, это Томилино, это Голицыно-2 и так далее. Объездили достаточно много предприятий, объектов. Что я Вам хочу сказать?

Вот кировская встреча, очень интересно. Директорский корпус в основном все коммунисты и собирались голосовать за коммунистов. Поговорили по делу, я попросил их, сказал, что есть поручение Президента, мы должны подготовить доклад о реформировании оборонно-промышленного комплекса России. Что Вы думаете? Тут же все забыли про все свои претензии к власти, поняли, что их слышат, мы договорились о том, что будет подготовлен доклад, сейчас я его уже заканчиваю, и они все внесли туда свои предложения, в том числе с учётом социального аспекта. Потому что если не создать особые льготные, престижные условия для работы в оборонно-промышленном комплексе, то мы не решим проблемы конкурентоспособности всего этого комплекса и всей производимой продукции.

То есть что я хочу сказать? К 15 декабря, Дмитрий Анатольевич, Вам будет представлен окончательный доклад комиссии по обороне и оборонной промышленности.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо.

Д.РОГОЗИН: Это первое. И второе, просьба, мы обсуждали её, может быть, именно с учётом того, что сейчас формируется структура Государственной Думы подумать над тем, чтобы расширить компетенцию Комитета по обороне в Государственной Думе и сделать его Комитетом по обороне и оборонной промышленности. В целом мы хотели бы, чтобы и дальше работа наша была продолжена с участием директорского корпуса, рабочего класса, всех тех, кто неравнодушен к проблеме защиты Отечества.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Единственное, чем Вы меня слегка удивили, это тем, что всё-таки весь директорский корпус выступает за коммунистов. Сейчас уже политическая борьба закончена, я всё-таки считаю, что за последние годы ни одна партия не сделала столько для развития оборонного комплекса, как «Единая Россия». Конечно, у каждого есть свои политические симпатии, мы людей за это не преследуем, но тем не менее учитываем.

Д.РОГОЗИН: Я думаю, что если они поймут свою вовлечённость в общую работу, они и взгляды свои поменяют.

Я хотел бы сделать подарок, Дмитрий Анатольевич. В связи с той работой, которую мы ведём, мы закончили книгу, называется «Война и мир в терминах и определениях». Это новый глоссарий, новый сборник военной терминологии под моей общей редакцией. Вам подарок.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Вы у нас в роли Льва Николаевича здесь. Спасибо. Приятно. Это первый том, видимо, ещё будут как минимум три.

Пожалуйста.

В.ГРУЗДЕВ: Дмитрий Анатольевич, в продолжение темы, которую затронул Дмитрий Олегович. У нас в Тульской области высокая явка, более 70 процентов. 61 процент поддержали «Единую Россию», и, кстати, директорский корпус, и вообще оборонная промышленность именно в городе Туле поддержали в большинстве «Единую Россию». Поэтому меняется отношение, в том числе меняется отношение и к власти. Но это – запрос на обновление и на ожидания определенные.

Что я хотел спросить Вас? Это вопрос, конечно, межбюджетных отношений. Нам нельзя останавливаться в этой работе, и межбюджетные отношения, наверное, один из самых важных моментов, которые есть на сегодняшний день. Тульская область не сильно обеспеченный регион с точки зрения бюджета, но даже тогда, когда мы начинаем зарабатывать чуть больше, мы, к сожалению, лишаемся либо дотаций, либо субсидий из федерального бюджета, что, мне кажется, не очень справедливым. То есть, мы стараемся зарабатывать больше, но при этом нас начинают немножко…

Д.МЕДВЕДЕВ: Это известная тема, мы с Вами об этом говорили неоднократно в ходе кампании, то есть это призыв к тому, чтобы не останавливаться в смысле реформирования межбюджетных отношений.

В.ГРУЗДЕВ: И второй очень важный момент – это те федеральные сквозные программы, которые Вы начинаете на федеральном уровне, к которым присоединяемся мы, регионы, муниципалитеты и граждане, это и Закон 185 о реформировании системы ЖКХ, и ремонт тех же дворов, которые на самом деле вот для таких небогатых регионов, как Тульская область, очень важны. Я бы просил, чтобы вообще в принципе сам по себе федеральный бюджет в какой-то связке был сшит вместе с региональными бюджетами с точки зрения проведения совместных программ. Когда мы сможем это объединить, то мы сможем получить и больший результат, это то, что как раз смогут увидеть граждане.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Сергеевич. Честно говоря, мне даже можно это не комментировать, потому что я Вам обещал, и буквально завтра я встречаюсь с Козаком и Хлопониным, которые мне должны на тарелочке с голубой каемочкой представить плоды своего скорбного труда на тему переосмысления межбюджетных отношений, а потом уже будем принимать окончательные решения, в том числе и по взаимоотношениям по программам, и так далее.

Ф.БОНДАРЧУК: Много об этом говорили, коротко. Хотелось видеть новых людей, они есть, хотелось больше молодежи и хотелось ротации, чтобы профанацией не занимались, чтобы не сидели: вот опять тот человек, я знаю, видел год и два назад.

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы-то с Вами пока еще месяц работаем, так что пока еще рано кого-то удалять.

Ф.БОНДАРЧУК: Я не про это, но то, что могут быть новые люди, это однозначно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это 100 процентов, полностью Вас поддерживаю. Сразу хочу сказать: мы с вами договаривались, что «открытое правительство» оно потому и открытое, что – вот есть клуб сторонников, комитет сторонников, это как бы ближний круг, но его можно расширять, ничего плохого в этом нет. Тащите людей.

Ф.БОНДАРЧУК: Все понятно, будем тащить. Просто я еще, последнее хотел сказать. Тут уже говорили, Миша Абызов уже поздравлял один раз. Но что-то я не понимаю. На самом деле хочется поддержать. Я Вас поздравляю, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Спасибо большое. А я – Вас. Спасибо большое. На самом деле, Вы сказали об этом, я тоже хотел бы сказать. Знаете, я, может быть, это тоже вначале скороговоркой произнес. У нас нет еще в этом плане политической культуры. Более того, даже наши съезды – все опять: ну вот, опять КПСС, опять они! Слушайте, во всем мире результаты – это тоже шоу, которое показывает такой, если хотите, апофеоз, и создает другое настроение. Мне кажется, нам точно нужно этому учиться. Федор Сергеевич сказал, что ему периодически на съездах скучновато. Давайте и съезды проводить более весело на самом деле!

Пожалуйста.

П.АСТАХОВ: Я буквально полторы минуты. Сегодня, конечно, время для поздравлений. Я от души поздравляю партию победившую, Вас, Дмитрий Анатольевич, потому что действительно это заслуженная победа. Но хочется, конечно, и учиться на ошибках, которые были сделаны. Обратите внимание, что в предвыборной политической борьбе ни одна партия, ни одна политическая сила не преминула поговорить и как-то использовать порой бедственное социальное положение наших семей и наших детей, особенно многодетных семей. Но что я увидел и о чем надо говорить – практически ни в одной программе, которые я видел, в том числе, извините, и в программе «Единой России», нет внятной семейной политики. В разделе «Семья» в программе партии сколько предложений, господин Неверов? Пять предложений.

С.НЕВЕРОВ: …у нас очень большая программа инициатив.

П.АСТАХОВ: Инициативы – это хорошо. Партией сделано действительно очень много, я свидетель тому, я участник всех этих деяний, скажем так. Но при этом надо говорить об этом более внятно. Для будущей Государственной Думы, которая сформирована, мне кажется, надо принять как минимум две основные концепции, которых у нас нет, - это концепция государственной семейной политики и концепция духовно-нравственного развития. Без этого говорить о поддержке семьи, говорить о том, что мы воспитываем новое поколение высокоразвитых, образованных и воспитанных людей просто невозможно.

Правительству будущему тоже есть целый ряд наказов, это как раз те программы, о которых говорил Владимир Сергеевич Груздев, должны быть программы и поддержки психического здоровья детей, и программы разукрупнения детских интернатов, и программы постинтернатной адаптации выпускников. И вот тот лозунг, «Россия - без сирот», должен стать именно программным заявлением в работе будущего Правительства. А то, что Вы сказали в самом начале о стандартах государственной работы, так Вы, Дмитрий Анатольевич, и задали эти стандарты: открытость, информативность, эффективность, оперативность – вот эти стандарты должны быть в работе каждого государственного человека, и тогда все проблемы совершенно по-другому будут решаться. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Павел Алексеевич, я что хотел бы сказать по поводу темы, которую Вы подняли? Абсолютно согласен, что тема семьи у нас все-таки звучит вполголоса. И по содержанию это правильно, потому что что для каждого человека ближе семьи? Нет ничего ближе, чем семейные вопросы, семейные устои, семейные ценности, просто ситуация в семье, защита детей. Но и даже с точки зрения политического информирования эта тема не на передовых полосах, эта тема не является хэдлайновой.

Вот посмотрите, я в прошлом году специально сделал Послание про детей, это вообще было впервые за всю многовековую историю нашей страны. Но даже это пока нас не спасло, потому что всё равно эта тема не маргинальная, конечно, но она тонет во всяких других темах.

Мы много говорим о социальных сетях, о блогах. Там много разных тем поднимается: реальных, и абсолютно дутых, придуманных. Скажу Вам откровенно, я думаю, что вы со мной согласитесь: семья-то ведь не очень в социальных сетях звучит. На самом деле, может быть, это и неправильно.

Конечно, там тоже есть разговоры о неустроенности жизни, о проблемах, но вообще-то нет ничего ближе интересов конкретного человека. Поэтому в принципе идею государственной программы или концепции даже, скажем так, государственной семейной политики, можно было бы поддержать, в том числе и в прикладном, юридическом плане, потому что мы должны понимать, в каком направлении мы развиваем наше семейное законодательство. Это тоже непростой вопрос, потому что мы всё-таки сейчас тоже в развитии находимся.

П.АСТАХОВ: Надо, чтобы каждый понял, что главный защитник детей – не уполномоченный, а сами родители, папа с мамой.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это тоже правда, но я, когда Вы с Генеральным прокурором ко мне приходили, Вам сказал и ещё раз хотел бы сказать, всё-таки в нашей стране институт такого оперативного реагирования пока необходим. У нас уровень развития гражданского общества, к сожалению, не таков, чтобы эти вопросы решались в режиме саморегуляции. Для этого требуется каждый раз вмешательство какого-то чиновника. Это, конечно, плохо, но пока это так.

П.АСТАХОВ: Понял, будем работать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, именно так.

Пожалуйста, коллеги.

В.ДЫМОВ: Спасибо большое. Сегодня, кстати, поздравлять надо не только «Единую Россию», но надо поздравить и работников суда. Сегодня – День работников суда. Я в прошлом работал в суде, поэтому их тоже поздравляю. Это тоже очень важный праздник. И, возвращаясь к проблематике, хочу сказать, что, конечно, Ваша искренность, Дмитрий Анатольевич, подкупает людей, и меня она тоже подкупает. Может быть, поэтому я и стал активным сторонником, сотрудничаю активно и считаю, что та работа, которую мы с Михаилом [Абызовым] делаем в рамках «большого правительства», наверное, будет иметь свою значимость. Наверное, люди её оценят, несмотря на то, что существуют действительно в блогах, везде различного рода… Меня, честно говоря, это мало волнует, потому что я знаю и отвечаю за то, что я могу изменить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, вас, несчастных, всех критикуют. Но мне кажется, это участь любого публичного человека. К этому нужно относиться абсолютно спокойно.

В.ДЫМОВ: Я с Вами согласен полностью. Вспоминаю Ваши слова, которые Вы произнесли когда-то, выступая перед предпринимателями, Вы сказали, что без предпринимателей у России нет будущего. Действительно, эти слова, может быть, и громкие, и высокопарные, но вместе с тем они очень важные. Потому что то, о чём сказал Владимир Груздев, очень важно. Региональные бюджеты должны наполняться в первую очередь доходами от предпринимателей, которые живут в регионах. Поэтому актуальность их, особенно в стране не сырьевой экономики, очень актуальна, и она возрастает.

Вспоминая нашу дискуссию с Вами в Екатеринбурге и те вопросы, которые звучали там, я хочу сказать, что действительно они не новые, они звучали. Повторяться и говорить об этом не имеет смысла, они все на поверхности, суть их очень проста. Она сводится к четырём-пяти пунктам. Первое – это налоговая нагрузка и вообще понимание налогового бремени предпринимателями и бизнесом. Второе, наверное, – это инфраструктура и возможность подключения. Все вопросы и суть основных вопросов предпринимателей к Вам была о том, что энерготарифы по стране должны быть одинаковые, и они должны равняться. Второе – это суды и защита прав собственности. Это очень важно, и как раз, может быть, в этой связи я и поздравил работников судов с их праздником. И вообще очень важным аспектом является само настроение, поэтому, наверное, получив такой кредит доверия, если можно так сказать, у партии есть возможность поправить то общее настроение, которое сегодня всё-таки существует.

Нельзя говорить о том, что не существует. И правильно сказал Михаил Гришанков, мы говорили в кулуарах, что действительно надо с людьми разговаривать, потому что как раз открытость, искренность и являются сильной стороной будущего и политика, и предпринимателя, и вообще руководителя любого государства. И мне в этом смысле, конечно, очень помогло, я хочу сказать большое спасибо и «большому правительству». Раньше я видел ситуацию вот так, теперь я вижу несколько шире, и судить теперь могу не просто о том, что я вижу вокруг своего носа, а о том, что происходит в стране.

Поэтому я хочу Вам пожелать, конечно, оставаться таким же искренним, открытым человеком.

Д.МЕДВЕДЕВ: Можете не сомневаться.

В.ДЫМОВ: Спасибо большое.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Вадим Георгиевич.

Я ведь недаром тоже заговорил о том, что настроения разные, но это естественно, у нас общество развивается, оно будет всё сложнее и сложнее, это мы понимаем. Главное просто, чтобы мы всё-таки развивались по восходящей.

Вы говорили о настроениях, которые существуют у предпринимательского класса, я же тоже знаю, они разные, тем более, в общем, интересы этого класса мне понятны, я 10 лет практически был в бизнесе, соприкасался с бизнесом, я понимаю, как он устроен, как он работает. Но в то же время я считаю, что и сам предпринимательский класс должен для себя всё-таки осознать, где его место. Я почему об этом вспомнил, потому что Сергей Семёнович сказал, я потом это прокомментировал, считаю там, может, конечно, это всё из пальца высосано и люди эти не имеют отношения к предпринимателям: «Вот, я там предприниматель такой-то, надоела эта «Единая Россия», буду голосовать за коммунистов». Но у меня сразу возникает вопрос: это всё-таки предприниматель, или это кто-то другой?

Я допускаю, что даже такие настроения у кого-то могут быть. Но мне кажется, что и предприниматели в этом плане должны лучше сорганизовываться, для того чтобы защищать свои интересы. Не бегать по политической поляне, тем более все же прекрасно понимают, что, например, означает для предпринимателей приход той или иной политической силы, особенно, если эта сила левая или ультралевая. Посмотрите на другие страны. Та же самая Германия, там две наиболее популярные силы: есть социал-демократы и есть христианские демократы, соответствующие объединения с социальным союзом. Но бизнес традиционно поддерживает только вторых. Я не говорю о том, что мы должны такую модель создать, когда весь бизнес поддерживает только «Единую Россию». Но мне кажется, что это тоже пример некоего ответственного поведения, потому что все должны искать для себя правильную политическую страту. Если она не найдена, в головах начинается раскардаш. Но это к вопросу о дальнейшем развитии.

Пожалуйста.

К.ЦЫБКО: Дмитрий Анатольевич, у меня короткое предложение, может быть. Константин Цыбко, Челябинская область. Я, как и многие присутствующие, естественно, весь выборный период находился в регионе. Кстати, как раз я работал по городам-атомщикам, которые делают наше оружие оборонное атомное, и прямо могу сказать: 65 лет мы держали ядерный щит, и делать умеем оружие, ответ будет всегда адекватный на любого, кто сомневается.

Но я хотел сказать о другом. Дело в том, что из этих встреч я вынес то, что люди, к сожалению, за долгую историю взаимоотношений общества и власти в России иногда даже не верят, что есть возможность задать вопрос Президенту и что в «большое правительство» действительно рядовой человек может через меня донести свою просьбу или свою проблематику на самый высокий уровень.

Д.МЕДВЕДЕВ: Такова специфика человеческого восприятия, психики. Я когда, например, там что-то пишу в какой-нибудь социальной сети, всё равно 80 процентов пишет: «Да это не он, это Администрация написала, пресс-служба или какой-то фэйк». То есть народ даже в такие вещи не верит, но это не значит, что не нужно общаться.

К.ЦЫБКО: Абсолютно, потому что действительно очень часто даже мне говорят: «Наш парень, с нами вырос, и ты можешь задать вопрос Президенту?» Я говорю: «Ну, конечно». И у меня просто предложение короткое: может быть, учитывая, что есть и региональный аспект, конечно, в нашей работе, чтобы были бы закреплены члены «большого правительства» за какими-то регионами и было бы понятно, что этот человек действительно может аккумулировать какую-то проблематику, доносить её до уровня Правительства и решать, потому что региональный аспект очень важен. И тогда человек действительно будет понимать: да, это наш представитель в «большом правительстве», да, он может донести нашу проблему, нашу боль. Вот такое предложение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Правильная идея, нам, кстати, на самом деле, Константин Валерьевич и все присутствующие, мне кажется, нужно подумать на тему, о которой мы говорили так, вполголоса, потому что она вроде такая бюрократическая, но всё равно без каких-то организационных начал ничего не работает, это тоже правда.

Какую модель всё-таки нам избрать дальнейшего общения? Да, там понятно, можно некоторое количество людей, здесь присутствующих, поназначать на государственные должности, что, в общем, наверное, и правильно было бы, но не всех по понятным причинам. Но нам нужно всё равно сохранить необходимые каналы коммуникаций для того, чтобы наша с вами идея Общественного комитета и «открытого правительства» работала. У меня просьба, над этим подумать. (Обращаясь к М.Абызову.) Михаил Анатольевич, Вы привлеките других коллег, нужно какую-то форму для этого найти окончательную.

М.АБЫЗОВ: Мы договорились с коллегами, что в течение декабря мы то должны будем обобщить все итоги работы, сейчас только первый этап проходит этого обобщения, и предложить модель работы на следующий период, в следующем году, начиная от формы, как это организовать не только на федеральном уровне, но и на уровне регионов, возможно, за счёт закрепления кого-то из Общественного комитета, включения лидеров общественного мнения внепартийной принадлежности в этот состав «открытого правительства» и Комитета сторонников. Они должны быть очень близки именно к проблематике, которая происходит там, и быть оттуда, с земли, что называется, а не мы кого-то закрепим просто за этой работой на уровне регионов.

Второе, предложим и содержательные блоки по построению этой работы на будущий период. Имеется в виду, на каких направлениях сконцентрироваться и какие приоритеты предложить Вам к дискуссии. Мы надеемся, что Вы нас соберёте в таком составе, может быть, чуть расширенном для обсуждения этого и принятия решений.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, соберу. Но у меня просьба попробовать создать такую модель, которая потенциально будет работать и в формате нашего этого «открытого правительства», и в онлайне само собой. Но я даже поставлю задачу, возьму на себя смелость, чтобы она работала применительно к партийной деятельности, потому что очевидно, что вот эти выборы показали и сильные стороны той же самой «Единой России», и её слабости, как и у любой другой партии. Система коммуникаций точно не сильная сторона «Единой России» именно в силу того, что это действительно партия руководителей, начальников – это тоже правда. Помимо рядовых членов здесь много начальников, и это создаёт определённый флёр или негативный шлейф, который нам, как мне кажется, нужно отсечь, но его нужно чем-то заменить. Чем, я попрошу подумать всех и членов партии, и просто всех участников Общественного комитета сторонников.

Что скажет Сергей Юрьевич [Глазьев]? Я думаю, что мы в следующий раз поговорим, потому что тема, которой Вы занимались, большая. Я, кстати, Вас поздравляю, всех присутствующих здесь с тем, что произошло 19-го числа в нашей стране, я имею в виду подписание документов о создании, по сути, надгосударственных органов будущего Союза евразийского экономического. Мне кажется, это очень важное событие. Это, кстати, ещё одна тема, которая абсолютным большинством наших людей воспринимается как позитивная, независимо от их партийной принадлежности, возраста, политических убеждений и каких-то ценностных установок.

С.ГЛАЗЬЕВ: Я хотел как раз сказать, что это все разделяют независимо от убеждений.

Д.МЕДВЕДЕВ: Точно абсолютно.

С.ГЛАЗЬЕВ: Единственное, просил бы обратить внимание, что в связи с тем, что жизнь становится всё более сложной, в рамках единого экономического пространства, вступления во Всемирную торговую организацию, плюс задачи модернизации, перехода на инновационный путь, может быть, расширим работу нашего «большого правительства», включим Академию наук? Готовность моих коллег огромная. Мы многое можем предложить для синергетического эффекта.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте, конечно. А с моей стороны я готов привлекать Академию наук на любых началах, а Академия наук пусть привлекает большее количество молодёжи для того, чтобы всё-таки она тоже омолаживалась. Потому что мы знаем проблемы Академии наук в этом смысле. Может быть, кто-нибудь из присутствующих скоро пополнит ряды академиков.

Хорошо. Я обещал, что вообще-то два или три человека и всё. Но для того, чтобы повеселее закончить, я дам Ивану [Засурскому] слово и Тине [Канделаки] и всё, будем завершать просто на позитивной ноте.

И.ЗАСУРСКИЙ: Да, Вы знаете, получится позитив на самом деле, потому что Вы сами сказали, в чём сильные и слабые стороны, я в принципе тоже Вас поздравляю, и очень рад, что есть, что отметить на самом деле, потому что, мне кажется, ситуация очень сложная, и мне кажется, что очень важно на неё правильно реагировать. Мне кажется, очень много людей, поскольку Вы нашей Президент страны, будут Вам говорить очень приятные вещи.

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, но рано или поздно это закончится, я не буду Президентом, но будут говорить неприятные вещи.

И.ЗАСУРСКИЙ: Я не люблю говорить неприятные вещи, поэтому я и не буду их говорить. Я хочу сказать просто какой-то позитив, а позитив очень простой, что, мне кажется, Вы могли бы набрать больше, если бы не несколько вещей, которые относятся именно к недостаткам, скажем так, или даже, не знаю, недостаткам или событиям.

Просто наложилось несколько вещей, которые, мне кажется, сыграли большую роль. Во-первых, то, что в интернете были эти DDoS-атаки, и куча интернет-ресурсов просто не работала. Мне кажется, если можно было бы что-то сделать, какую-то диверсию против «Единой России», то ничего более масштабного как в интернет-индустрии придумать было нельзя, потому что, знаете, это всё списывается, естественно, на партию власти, это всё умножает такой флэшмоб: «Голосуй за кого угодно, кроме «Единой России». И мне кажется, что это объединяет Ваших противников в общем-то, притом что никакого содержательного элемента в дискуссию он не вносит.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, конечно, абсолютно.

И.ЗАСУРСКИЙ: Это укрепляет людей просто в их предрассудках. Потом, Вы знаете тоже, что были события, была авария под Екатеринбургом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Извините, я Вас перебью, мне кажется, для чего обычно такие вещи делаются? Это месть: ты про меня говоришь гадости, а я тебе сделаю плохо, вот и всё. Это же никогда не преследует системных целей. Невозможно добиться системных результатов, блокируя на несколько часов работу кого-то, не важно, какого сайта или ещё чего-то. Просто сведение счётов. Но это тоже плохо, согласен.

И.ЗАСУРСКИЙ: Абсолютно. И главное, что это реально бьёт рикошетом по Вам. Потому что все знают, что Вы поддерживаете эту индустрию, все знают, что Вы говорите, Вы делаете это публично. И, в общем, я Вам верю, я считаю, что Вы это и имеете в виду. Поэтому, когда это происходит, это означает, что люди меняют своё отношение не в лучшую сторону. Но это только часть проблемы.

Другая – Вы знаете, что с Осетией тоже произошло, что в Осетии сейчас тяжёлое довольно-таки положение, и тоже там на Россию катят бочки. Я не знаю, справедливо, или нет, это Вам виднее. Я не специалист в этих темах абсолютно, я просто Вам говорю, какие факты в медийном пространстве реально сыграли против вашей кампании. И самое главное, мне кажется, то, что действительно трагично, это то, что в Думе при том, что изменились даже проценты, для моего поколения, скажем так, для людей, которые социализованы в интернете, наши интересы не особо представлены.

Смотрите, экологическая проблематика. Вы сами знаете: самые большие конфликты, реальные, какие-то убийства, когда люди кого-то бьют, какие-то стройки останавливаются, это, как правило, экология. Соответственно, по-прежнему этой экологической чувствительности в Думе нет, и кто будет представлять реальные в этом смысле интересы людей по защите среды обитания, не понятно, что будет с байкальским комбинатом – тоже не понятно. Понимаете, у людей же есть определённые ожидания, и люди всегда ожидают худшего.

А позитив, вы знаете, на самом деле очень простой. Мне кажется, что это нужно всё Вам делать. Мне кажется, что нужно брать всё-таки экологическую тему всерьёз. Поймите, говорят, в России нет национальной идеи. Извините, но мы для всей планеты держим (извините за такую терминологию, чтобы всем было понятно) общак. Знаете, у природы на Земле осталось мало.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошего мнения о присутствующих! (Смех.)

И.ЗАСУРСКИЙ: Нет, я не о присутствующих, я знаю, что трансляция идёт на все уголки страны.

Вы знаете, я имею в виду, что природы на планете осталось не так много. У нас в России её довольно много. Это значит, что если мы держим природу, это значит, что все в мире нас уважают и любят, это значит, что у нас есть смысл, безотносительно того, что происходит. Это очень крепкий фундамент, на котором можно стоять, и это именно та проблема, из-за которой сейчас дерутся люди на улицах по-настоящему. И очень обидно, что ни одна политическая сила в принципе не смогла на эти чаяния откликнуться, и что политический дискурс в этом смысле ушёл дальше от реальной, может быть, какой-то проблематики.

Эти вопросы и вопросы, которые вообще не обсуждались, связанные с образованием, очень важны. Потому что Вас, например, обвиняют, что на оборону [расходы] повышаете, что Кудрин Вам медвежью услугу оказал. Но в принципе на самом-то деле мне кажется, что современные технологии, которые Вас интересуют, позволяют образование сделать доступным для всех, совершенно в новом каком-то формате, и для этого не обязательно финансировать какие-то структуры в каком-то колоссальном масштабе, так же, как оборону. Может быть, нужно действовать умно и делать какие-то красивые вещи. И мне кажется, что было бы здорово, если бы вы смогли что-нибудь сделать прямо сейчас.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Знаете, начну с последнего по поводу образования. Все обвинения – такая вещь, естественно, понятная, полемическая, и никогда никто в суть обвинения не погружается, это разные измерения абсолютно, существуют в разных мирах. Тем не менее я просто напомню для тех, кто забыл. У нас консолидированные расходы на образование в год – приблизительно 2 триллиона 100 миллиардов рублей.

РЕПЛИКА: При этом в 1999 году были около 10 миллиардов

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, при этом в 1999-м были около 10 миллиардов. О чём это говорит? Но это консолидированный, правда, бюджет. Это расходы, абсолютно сопоставимые с расходами на оборону, хотя те являются секретными, но тем не менее это величины всё равно счётные, понятные. Тем не менее возникает ощущение, что на оборону – много, на образование – мало. В образовании другая проблема, деньги идут непонятно куда и непонятно на какие цели и зачастую на неэффективные проекты, хотя есть и очень много полезных вещей, которые мы сделали за последние годы. Просто об этом нужно говорить. Я ещё раз убедился в том, что мы просто обязаны правильным образом рассказывать или продавать наши достижения, потому что это тоже отдельное искусство, и этого нечего стесняться.

В том, что касается экологии, я Вас полностью поддерживаю. Если бы в моём кресле сейчас сидел Сергей Михайлович Миронов, он бы, наверное, сказал, что это их тема, потому что они настоящие экологи, но это не так, конечно. Потому что экологией должны заниматься все, и основная ответственность лежит сейчас на правящей партии. Не могу сказать, что мы ничем не занимались, но очевидно, что сделано пока очень немного и даже в смысле создания стимулов для компаний, которые вредят экологической среде и создают проблемы для нашего развития. Вы, кстати, правильно сказали, что нас воспринимают не в тех терминах, как Вы говорите, но как некую кладовую. Это правда. Я об этом, кстати, всё время говорю, когда встречаюсь с иностранными коллегами. Я говорю: «Знаете, что бы там ни было, но у нас 10 процентов мировых запасов пашни и 20 процентов мировых запасов пресной воды». Могут меняться энергоносители, уголь, газ, ядерное топливо, ещё что-то, но эти ценности останутся, и человечеству всегда нужно будет есть и пить». Поэтому в этом смысле нас невозможно игнорировать, и мы должны правильным образом распоряжаться этими богатствами.

Наконец, последнее, о чём Вы сказали. Я пока на эту тему не высказывался, потому что считаю, пусть ситуация развивается по внутренним правилам, я имею в виду ситуацию в Южной Осетии.

Конечно, мне тоже не очень нравится, что они там разругались, что бывает на самом деле, особенно в маленьких территориальных образованиях, там всего несколько участников всего этого процесса, представляющих разные кланы, скажем откровенно, которые периодически вступают в спор, но плохо, что это отражается на интересах самой республики, которую мы поддерживали и будем поддерживать. Все решения, которые были приняты, естественно, сохраняются и будут сохранены. Но о том, как управлять своей страной, а мы признали международную правосубъектность Южной Осетии, должны договориться сами. Естественно, мы готовы там им помочь в смысле присутствия каких-то наших посредников, это, естественно, мы будем делать. Но пусть сами договариваются и понимают все власти свою ответственность за судьбу этого маленького, но гордого народа, чтобы они не в Москву показывали пальцем, а сами принимали ответственные решения и с одной, и с другой стороны. Если они этого не сделают, значит, у них будут проблемы, пусть договариваются. Спасибо Вам. Или вы ещё хотите сказать? Про образование сказали.

Т.КАНДЕЛАКИ: Раз уж у меня такая возможность быть последней, хочу сказать Вам, почему я вчера за партию «Единая Россия» проголосовала, я думаю, что это будет правильный финал.

Д.МЕДВЕДЕВ: И честно, кстати.

Т.КАНДЕЛАКИ: Не знаю, видел ли кто-нибудь вчера мой Livejournal, 2500 комментариев за ночь. Я думаю, те, кто разбирается вообще в статистике ЖЖ, понимают, что это, скажем так, не всегда бывает.

Д.МЕДВЕДЕВ: Гадости или нет? Гадости пишут?

Т.КАНДЕЛАКИ: Да, в большинстве своём гадости, но я отвечаю, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Правильно делаете, потому что я не могу ответить. Честно скажу, извините, я прерву. В силу своего сложного положения, когда я получаю гадости, я их немало получаю, но как у любого нормального человека, у меня рука тянется не к пистолету, но к клавиатуре для того, чтобы сказать теми же самыми словами, я же их тоже знаю и люблю иногда даже использовать, но я не могу этого сделать по законам жанра, хоть Вы за меня сделайте.

Т.КАНДЕЛАКИ: Я не хочу казаться лучше, чем я есть, поэтому я вчера всем сказала, почему я это делаю, и хочу просто здесь это повторить, потому что для меня это очень важно. Я вчера сказала, что «Единая Россия» – это не моя партия, мне бы хотелось, чтобы была ещё какая-нибудь другая партия, в которую я смогу вступить. Я не член этой партии, но я вчера за неё проголосовала по одной простой причине – я проголосовала за Вас. Вы два с половиной месяца в этой партии, это слишком маленький срок, чтобы делать какие-то выводы. Я считаю, что для меня партия только начинается, с точки зрения Вашего в неё прихода. Вчера я назвала людей, за которых я проголосовала. Я ночью сидела и выбирала, как, наверное, и многие избиратели, между КПРФ, потому что я промониторила в интернете все сайты, все программные манифесты, все заявления, это единственная партия (это моё субъективное мнение), у которой есть точка зрения.

Д.МЕДВЕДЕВ: Своя идеология.

Т.КАНДЕЛАКИ: Да, и своя идеология. И накануне выборов ночью не спала и выбирала. Я поняла, что я жила в Советском Союзе и не хочу туда возвращаться, я поняла, что «Единая Россия» – это единственная партия, в которой есть мои товарищи, которых я не считаю жуликами и ворами, честное слово, начиная от Сергея Копкова, я сегодня к нему подошла и это сказала, заканчивая Фёдором Бондарчуком. Я всех этих людей перечислила. Я считаю, что про это надо говорить. Основная проблема сегодня в коммуникации. И, наверное, Вы правильно сегодня сказали, мы не можем формулировать свои достижения, мы не можем взять и ответить, что Фёдор Бондарчук, Сергей Копков, Вадим Дымов, Михаил Абызов в эту партию пришли за административным ресурсом. Они и так были успешными, влиятельными и богатыми, и так были элитой. И так уж случилось, что сегодня в «Единой России» сосредоточена элита. Но Вы абсолютно правы, бизнес всегда держался консервативной партии, здесь ничего нового нет. Но, к сожалению, многие люди, которые проголосовали против, этого не знают. Элементарно не ведётся разъяснительная работа, они просто этого не понимают. Вот и всё. Они не понимали, когда я накануне говорила о том, что – смотрите – сейчас будет достигнут консенсус, сейчас Дмитрий Анатольевич всем позвонит и предложит, естественно, коалицию. Так оно и произошло. Они не понимали, что они вообще выбирали, потому что, как мне кажется, сегодня основная проблема после выборов заключается в том, что серьёзные перемены нужны, их все хотят, и важно наладить каналы коммуникаций.

Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно.

Т.КАНДЕЛАКИ: Они реально «хромали» на этих выборах, и Вы это прекрасно знаете.

Д.МЕДВЕДЕВ: И до выборов «хромали».

Т.КАНДЕЛАКИ: И до выборов тоже. А что касается атаки, я могу ответить. Вы знаете, когда атака началась, я проснулась утром рано, потому что хотела утром проголосовать, так вот я дала Алексею Венедиктову все свои аккаунты и сказала: пожалуйста, пользуйтесь. Я голосую за «Единую Россию», но отдаю все свои аккаунты тем, у кого проблемы, кто не может донести свою точку зрения до избирателя. Пользуйтесь, я буду ставить ретвиты, у меня 200 тысяч подписчиков. Я считаю, что это немало, в остальных социальных сетях ещё больше.

Поэтому я считаю, что мы как «большое правительство» в этом смысле не должны давать возможность думать и говорить о нас так, как вчера многие говорили. Мы должны говорить: пожалуйста, берите. Да, мы за другую политическую позицию, но при этом, пожалуйста, мы даём возможность оппонентам выступать на нашей площадке, если у них проблемы с площадкой.

Я очень надеюсь, Дмитрий Анатольевич, что после выборов, когда уже будет возможность перевести дух, Вы скажете, в чём план. Я всегда за концепцию, Вы знаете.

Д.МЕДВЕДЕВ: Есть у вас план? Это известный мультфильм.

Т.КАНДЕЛАКИ: Вы знаете, у меня есть несколько соображений по плану, связанному с образованием, но мне, конечно же, хотелось узнать у Вас, каков главный итог выборов и куда идём дальше. Я надеюсь, что в ближайшее время Вы это обязательно скажете. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте так и договоримся. Спасибо большое, Тина, за искреннее выступление. Можно похлопать, потому что это искренняя позиция.

Кстати, для того, чтобы такую позицию занимать в социальных сетях, нужно быть твёрдым человеком, это правда, потому что «поехать» могут мозги у кого угодно.

Насчёт того, чем будем заниматься. Я предлагаю на этом поставить не жирную точку, а многоточие. Мы встретимся и обсудим именно повестку дня на ближайшие месяцы и годы с учётом того, что одно событие мы прошли, теперь нам нужно пройти через второе событие, а потом уже будем формировать настоящее, формальное правительство и в этом должно принять самое активное участие «большое правительство» или «открытое правительство». Чем будем заниматься в ближайшие месяцы и чем будем заниматься потом. Потому что я исхожу из того, что оба эти правительства должны существовать совместно: и правительство, которое основано на законах, и наше «открытое правительство».

Я ещё раз хотел бы обратиться к вам, сказать вам большое спасибо за то, что вы были в этот непростой период вместе со мной. Это на самом деле мне помогало, и я здесь говорю уже не как Президент и не как лидер списка, а говорю просто как человек, у которого тоже есть свои эмоции, свои представления о своей роли в жизни, о своём месте, чем я занимаюсь, как я занимаюсь. Я чувствовал, что вы мне просто помогаете тем, что вы есть, потому что всех же критикуют, и никому это не нравится. Но смею вас уверить, на Президента этот поток сваливается 24 часа в сутки в колоссальнейших масштабах. И я не жалуюсь. Это нормально, потому что такова участь любого руководителя государства или руководителя правительства. Но, когда есть моральная поддержка, это помогает, честное слово.

Так что большое вам спасибо, и до встречи.

И я ещё раз всех сердечно поздравляю! Вы молодцы!

Официальный сайт Президента России

Версия для печати