Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
9 сентября 2008 | Архив

«С Россией нужно считаться»

Фото: На фото: Николя Саркози и Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев и Николя Саркози согласовали дополнительные пункты к утвержденному 12 августа 2008 года плану урегулирования грузино-южноосетинского конфликта.

На пресс-конференции по итогам встречи с руководством ЕС Дмитрий Медведев подчеркнул, что действие согласованного документа начинается немедленно – принимая во внимание полученные Россией гарантии со стороны Евросоюза в целом и Франции как председателя ЕС о неприменении силы Грузией.

Россия готова вывести миротворческие силы с пяти наблюдательных постов на линии от Поти до Сенаки включительно максимум в течение семи дней, принимая во внимание подписание 8 сентября 2008 года юридически обязывающих документов с гарантиями неприменения силы против Абхазии.

Полный вывод российских миротворческих сил из зон, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, на линию, предшествующую началу боевых действий, будет осуществлен в течение 10 дней после развертывания в этих зонах международных механизмов (включая не менее 200 наблюдателей от ЕС), которое должно произойти не позднее 1 октября 2008 года с учетом наличия юридически обязывающих документов, гарантирующих неприменение силы против Абхазии и Южной Осетии.

При этом возвращение грузинских вооруженных сил в места дислокации должно быть завершено до 1 октября 2008 года.

Международные наблюдатели миссии ООН и ОБСЕ будут и далее осуществлять свой мандат в районе своей ответственности в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года без ущерба для возможных корректировок в будущем по решению Совета Безопасности ООН или Постоянного совета ОБСЕ соответственно.

Стороны согласились, что Европейский союз как гарант принципа неприменения силы активно готовит развертывание наблюдательной миссии в дополнение к уже существующим механизмам наблюдения.

Что касается международных дискуссий по обеспечению безопасности Южной Осетии и Абхазии, предусмотренных в пункте шестом плана Медведева-Саркози от 12 августа 2008 года, то они начнутся 15 октября 2008 года в Женеве. Подготовительные дискуссии по данному вопросу начнутся в сентябре текущего года. В ходе этих дискуссий будут обсуждаться пути обеспечения безопасности и стабильности в регионе, решение проблем беженцев и перемещенных лиц на основе международно признанных принципов и практики постконфликтного урегулирования, а также любой другой вопрос, внесенный с обоюдного согласия сторон.

В документе подтверждаются обязательства всех сторон в полном объеме соблюдать положения плана Медведева-Саркози из 6 пунктов от 12 августа 2008 года.

Начало встречи с Президентом Франции Николя Саркози

Дмитрий Медведев: Уважаемый господин Президент!

Уважаемые коллеги!

Я рад приветствовать вас в Москве для того, чтобы продолжить обсуждение насущных проблем. Прежде всего, конечно, проблем, связанных с урегулированием грузино-южноосетинского кризиса и реализацией тех принципов, которые были согласованы фактически месяц назад мною и Президентом Франции.

Прошёл достаточно напряжённый месяц, в ходе которого предпринимались все необходимые усилия для урегулирования [грузино-южноосетинского конфликта] в соответствии с планом Медведева-Саркози.

Были и другие весьма значимые события: Российская Федерация признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Существуют определённые новые подходы, по которым мы должны двигаться по тому плану, который мы одобрили.

Все эти вопросы мы сегодня обсудим во время пребывания наших уважаемых коллег в Москве.

Ещё раз приветствуем наших коллег и готовы к обсуждению всех этих вопросов.

Николя Саркози (как переведено): Господин Президент!

Я хочу Вас поблагодарить за то, что Вы нас принимаете. Я приехал сюда в сопровождении господина Баррозу, господина Соланы и господина Кушнера, и мы здесь – от имени Европейского союза, объединённой, единой Европы, Европы, которая желает мира.

Я разделяю точку зрения господина Президента Медведева, имея в виду, что наш начальный этап – это та договорённость, которой мы достигли. И именно это соглашение должно быть выполнено. Надо сказать, что мы с господином Медведевым очень много поработали. Вы знаете, мы очень много звонили друг другу и очень много встречались. И я не сомневаюсь в том, что если каждый из нас будет вести себя, как следует, то мы добьемся решения.

Я хочу сказать моим российским друзьям, что мы с Председателем Баррозу [Председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлом Баррозу] являемся носителями надежды 27 стран. А что хотят эти страны от России? Они желают мира, они желают доверия, и они хотят иметь хорошие отношения. Как и наши российские друзья, мы хотим защитить свои убеждения. У Евросоюза тоже есть свои принципы и свои убеждения. Так что теперь пора начать работу.

Пресс-конференция по окончании встречи с Президентом Франции Николя Саркози

Дмитрий Медведев: Уважаемые дамы и господа!

Хотел бы сказать несколько слов вначале. Сегодня мы вместе с Президентом Саркози и с моими другими европейскими коллегами провели очень важную встречу. Как обычно, такие встречи затягиваются. Но самое главное, что мы откровенно обсудили самые сложные и самые актуальные вопросы, которые сегодня стоят в повестке дня. Мы, конечно, основное время разговора посвятили обстоятельствам недавнего кризиса на Кавказе, который был спровоцирован грузинской агрессией против Южной Осетии.

Хотел бы с самого начала подчеркнуть, что наша страна ценит посреднические усилия, которые предпринимает Евросоюз, французское председательство и лично мой коллега господин Саркози. С самого начала Президент Франции подключился к этому вопросу максимально активным образом. Мы общаемся очень часто, подолгу, и, наверное, это приносит какие-то результаты.

Сегодня наши коллеги подтвердили, что Евросоюз готов и дальше содействовать разрешению конфликта, в том числе и в запуске международных механизмов по обеспечению безопасности в зонах вокруг Южной Осетии и Абхазии. Кроме того, проработан вопрос о подключении Евросоюза к таким мерам, которые будут реализовываться по согласованию с ОБСЕ.

Мы обсуждали и другие вопросы. Естественно, есть темы, по которым мы расходимся, – вопросы признания независимости Осетии и Абхазии. Вы знаете, что ЕС осудил это решение, но мы неоднократно говорили об этом, и я ещё раз хотел бы подчеркнуть, что для нас это был единственный способ сохранить жизни людей, единственный способ обеспечить сохранение осетинского и абхазского народов.

Я хотел бы сказать, что мы работали над выполнением того плана, который был согласован, и я считаю, что Россия его полностью исполняет. В то же время, к сожалению, не могу сказать того же о грузинской стороне, она пытается восстанавливать свой военный потенциал, и в этом ей активно помогают некоторые наши партнёры, прежде всего Соединённые Штаты Америки.

Думаю, что в будущем то решение, которое было принято, будет понятным для большего количества стран. И нашему примеру последуют и другие государства, для которых права человека и демократическое волеизъявление народа не пустые слова. Такие примеры уже есть, и уверен, что их количество будет расти. Но главное, и, на мой взгляд, это сегодня специально было подчёркнуто: дальнейший диалог с Сухумом и Цхинвалом возможен только как с отдельными субъектами международного права.

Мы видим в Евросоюзе наших естественных партнеров, наших ключевых партнёров, и именно поэтому сегодня нами были согласованы дополнительные меры по осуществлению плана от 12 августа 2008 года. Как и в прошлый раз, мне бы хотелось ознакомить вас с содержанием этого документа. Я сначала это сделаю по-русски, а потом мой коллега Николя сделает это на французском языке.

Осуществление плана 12 августа 2008 года.

Ещё раз подтвердить обязательства всех сторон в полном объёме соблюдать положения плана Медведева-Саркози из 6 пунктов от 12 августа 2008 года.

Позиция первая. Вывод сил.

Пункт первый. Вывод всех российских миротворческих сил с пяти наблюдательных постов на линии от Поти до Сенаки включительно максимум в течение 7 дней, принимая во внимание подписание 8 сентября 2008 года юридически обязывающих документов с гарантиями неприменения силы против Абхазии.

Вторая позиция. Полный вывод российских миротворческих сил из зон, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, на линию, предшествующую началу боевых действий. Этот вывод будет осуществлён в течение 10 дней после развёртывания в этих зонах международных механизмов, включая не менее 200 наблюдателей от Евросоюза, которое должно произойти не позднее 1 октября 2008 года, с учётом юридически обязывающих документов, гарантирующих неприменение силы против Абхазии и Южной Осетии.

Хотел бы отдельно подчеркнуть, что такие документы в настоящий момент российская сторона получила.

Завершение возвращения грузинских вооружённых сил в места дислокации до 1 октября 2008 года – третья позиция.

Пункт первый. Международные механизмы наблюдения. Международные наблюдатели международных сил ООН в Грузии будут и далее осуществлять свой мандат в районе своей ответственности в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года без ущерба для возможных корректировок в будущем по решению Совбеза ООН.

Второе. Международные наблюдатели ОБСЕ будут и далее осуществлять свой мандат в районе своей ответственности в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года без ущерба для возможных корректировок в будущем по решению постоянного Совета ОБСЕ.

Пункт третий. Следует ускорить подготовку развёртывания дополнительных наблюдателей в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, в количестве, достаточном для замены российских миротворческих сил, до 1 октября 2008 года, включая минимум 200 наблюдателей от Евросоюза.

Четвёртая позиция. Европейский союз как гарант принципа неприменения силы активно готовит развёртывание наблюдательной миссии в дополнение к уже существующим механизмам наблюдения.

Третий раздел – международные дискуссии. Международные дискуссии, предусмотренные в пункте 6-м плана Медведева-Саркози от 12 августа 2008 года, начнутся 15 октября 2008 года в Женеве. Подготовительные дискуссии начнутся в сентябре сего года.

Вторая позиция. Эти дискуссии будут посвящены, в частности, обсуждению следующих вопросов: пути обеспечения безопасности и стабильности в регионе; вопрос о беженцах и перемещённых лицах на основе международно признанных принципов и практики постконфликтного урегулирования; любой другой вопрос, внесённый с обоюдного согласия сторон.

Вот документ, который мы только что согласовали. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что его действие начинается немедленно, имея в виду то, что Россия получила гарантии со стороны Евросоюза, со стороны Франции как председателя в Евросоюзе в настоящий момент о неприменении силы грузинской стороной.

Я передаю слово моему коллеге Николя.

Николя Саркози (как переведено): Спасибо, господин Президент. Я буду выступать от имени господина Баррозу и от моего имени. Конечно, это отражает мнение и Бернара Кушнера, и господина Соланы, потому что мы работали вместе с российскими партнёрами. Я не буду заново зачитывать этот текст, его уже зачитал Дмитрий Медведев. Но я могу его резюмировать следующим образом.

Мы не думаем, что за четыре часа можно решить все вопросы, которые связаны с Кавказом уже на протяжении многих лет. Что касается воли европейского сообщества, мы стремимся к служению интересам мира. И с 12 августа мы работаем – господин Баррозу, я, французская дипломатия, Бернар Кушнер – на благо народа.

То, что мы решили с Президентом Медведевым, конкретно означает, что максимум через неделю будут сняты блокпосты между Сенаки и Поти. И я благодарю российскую сторону за то, что она согласилась установить чёткие даты – через неделю. Через месяц – полный вывод российских Вооруженных Сил с грузинской территории, которые находятся вне Южной Осетии и Абхазии. Подтверждение – присутствие международных наблюдателей, это касается ООН и ОБСЕ в рамках их нынешнего мандата, то есть эти наблюдатели будут вне административных зон Абхазии и Осетии. Обязательство ЕС – развернуть до 1 октября 200 наблюдателей ЕС. Мы посмотрим с Хавьером Соланой, можно ли развернуть большее число в последующие недели, после 1 октября. Президент Медведев сказал, и я подтверждаю, председатель Баррозу и председатель Солана это подтвердят, о гарантиях приверженности Евросоюза принципу неприменения силы. Я даже передал Президенту Медведеву письмо Президента Саакашвили с обязательством не применять силу в Абхазии и Осетии, что охватывается соглашением 12 августа.

Затем начало международных переговоров в Женеве начиная с 15 октября при том условии, что мы сразу же займёмся этой работой. И здесь будут работать и председатель Баррозу, и Бернар Кушнер, и другие. Каков будет состав, как будут проходить эти международные переговоры… Но вы видели, что Президент Медведев говорил, что вопрос беженцев будет в центре этих обсуждений.

Я считаю, что могу сказать, что переговоры, которые мы вели последние часы, были плодотворны. Мы теперь отправляемся в Грузию, с тем чтобы пояснить, что мы подписали, с тем чтобы каждая из сторон действовала на благо мира. Через неделю снимаются блокпосты, через месяц российские Вооруженные Силы выходят с грузинской территории.

И я должен, конечно, сказать, что в дискуссиях, которые мы проводили с Президентом Медведевым, как он верно говорил, мы не во всём согласны: Европейский союз осудил одностороннее признание Осетии и Абхазии, признание их независимости Россией. Президент Медведев напомнил о своей позиции. Но мы вели переговоры не о будущем, мы говорили о выполнении плана 12 августа. Я должен откровенно сказать, что то, что мы подписали сегодня, что мы говорим сегодня, чётко представляет тот дух, который превалировал в момент прекращения огня.

И хотел бы сказать ещё слово, чтобы всё поставить на свои места. Если всё произойдёт так, как мы указали (ясно, что для европейской делегации – Баррозу, Соланы, Кушнера – это важные дискуссии, очень серьёзные переговоры), это означает, что примерно через месяц конфликт, который мог иметь гораздо более серьёзные человеческие жертвы, будет остановлен. Я говорю, что оружие будет молчать. И мы над этим серьёзно подумали. Мы решительно выступаем за прекращение огня для создания доверия между различными сторонами, с тем чтобы добиться вывода. Ну, конечно, будут проводиться ещё важные обсуждения в Женеве в том, что касается безопасности, стабильности и условий в Абхазии, в Осетии, но эти вопросы не рассматривались ранее, потому что мы занимались другими важными вопросами. Это соглашение является воплощением максимума того, что можно было сделать. Если бы все конфликты во всём мире таким же образом пытались бы решить, их бы не было.

Я должен сказать, что для нас это была большая удача, что мы могли работать с председателем Комиссии, господином Соланой, потому что наши часы были сверены. И важна воля Президента Медведева в том, чтобы войны не было. И так достаточно очагов войны в мире. Не должно быть авантюр такого рода. Необходимо сделать все для того, чтобы добиться мира, к чему мы и стремимся.

Конечно, решено не всё, но то, что решено сегодня, это весьма значительные решения.

Вопрос («Раша тудей»): Прежде всего вопрос Дмитрию Медведеву: господин Президент, как Вы в общем оцениваете позицию Евросоюза по ситуации вокруг Грузии?

Также вопрос господину Саркози: почему европейцы предпочитают не говорить об изначальной агрессии Грузии против Южной Осетии?

И также вопрос к обоим президентам: каковы перспективы саммита Россия-ЕС в Ницце, который должен состояться в ноябре, и каковы перспективы подготовки соглашения о сотрудничестве и партнёрстве между Россией и ЕС?

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Итого всего четыре вопроса, из них три – мне. Да, и четыре – Николя.

По поводу позиции Евросоюза по Грузии. Я уже свою точку зрения приводил, когда давал интервью ряду европейских каналов. По моему ощущению, позиция Евросоюза имеет два оттенка. Первый, как мне представляется, всё-таки основан на не вполне точном понимании обстоятельств, которые произошли в тот период на территории Южной Осетии, обстоятельств агрессии Грузии против Южной Осетии. В связи с тем, что эти обстоятельства трактуются, на наш взгляд, не вполне точно, нет понимания и побудительных мотивов нашего признания Южной Осетии и Абхазии. И в этом я вижу дополнительный ресурс для того, чтобы нам уточнять эти позиции, для того, чтобы нам общаться, разъяснять свои мотивы нашим европейским коллегам.

Если говорить о другом моменте, то, как мне представляется, решение Евросоюза, касающееся ситуации вокруг Южной Осетии, того кризиса, который произошёл, в целом является достаточно сбалансированным, если иметь в виду то, что присутствовали гораздо более экзотические точки зрения, я бы даже сказал, экстремистские, которые призывали к каким-то странным санкциям, к другим действиям в отношении России. Я неоднократно об этом говорил. Это и непродуктивно, и бессмысленно, и для Евросоюза невыгодно. Так вот в этом смысле та позиция, которая была занята в ходе саммита Евросоюза, который был 1 сентября, выглядит вполне разумно и компромиссно. Вот то, что я бы сказал по ситуации, связанной с позицией Евросоюза.

Отвечу сразу в отношении перспектив нашего саммита в Ницце, а также перспектив соглашения. Я считаю, что в этой ситуации шарик, что называется, на стороне наших европейских партнёров. Мы не хотим никакого ухудшения отношений, мы не считаем правильным решение о приостановке обсуждения текста нового договора. Но если так захотелось нашим европейским коллегам – пожалуйста, никакой катастрофы не произойдёт, даже если мы будем договариваться по этому договору в течение более длительного времени, чем мы на то рассчитывали. У нас вообще в течение года на эту тему дискуссия даже не велась. Ничего, отношения развивались и довольно неплохо: оборот рос, торговые отношения выстраивались, инвестиции шли.

Поэтому я считаю, что решение о приостановке работы над соглашением как минимум носит спорный характер. И в любом случае само по себе это решение не нанесёт какого-то колоссального вреда российским интересам.

Ну а перспектива саммита – я считаю, что нам нужно обязательно встречаться, обязательно общаться. И мы сегодня некоторое время, правда, небольшое, посвятили этому вопросу. Мы говорили о том, что неплохо бы встретиться и поговорить по самым широким вопросам взаимодействия между Россией и Европой. И в этом смысле Ницца является вполне нормальной площадкой. Во всяком случае, мы будем готовиться к этому мероприятию максимально тщательно.

Николя Саркози: Всё очень просто. Во-первых, я думаю, что Европейский союз имеет совершенно сбалансированную позицию. Если вы посмотрите тексты решений, единодушного решения Европейского совета, он осуждает непропорциональные действия России. Если мы говорим о реакции, значит, были какие-то действия. У этих слов определённый смысл. И я считаю, что таким образом мы действовали сбалансированно.

Второй момент несогласия. Мы считаем, что России не стоило в одностороннем плане признавать независимость Абхазии и Осетии. Есть международные правила, которым стоит следовать. Это два момента, которые вызывали между нами проблемы.

Третий элемент. Документ, который мы представляем сегодня – Президент Медведев и я, – этот документ вступит в силу с согласия председателя Баррозу, я не вижу никаких оснований, чтобы встречи между Россией и Европой, которые были перенесены с сентября, не возобновились бы в октябре. Всё совершенно ясно: мы хотим и партнёрства, и мира, и вряд ли кому-то нужно противостояние Европы и России.

Необходимо, во-первых, чтобы слова действительно имели смысл. И мы провели переговоры по документу с Председателем Баррозу, с Президентом Медведевым. И, несомненно, по-прежнему существует стратегическое партнёрство между Россией и Европой.

Вопрос (Ассошиэйтед пресс): Франция прибыла сюда с тремя целями, которые были удовлетворены. Во-первых, вывод войск, даты для этих переговоров и, возможно, наблюдатели.

Господин Медведев, хотелось бы спросить Вас о том, что касается европейской стороны. Были ли с европейской стороны признаки, что признаётся идея независимости Южной Осетии и Абхазии? Вы добились здесь какого-то прогресса?

Дмитрий Медведев: Лучше, конечно, этот вопрос задать нашим коллегам, чем мне, тем более что у нас не было цели сейчас обсуждать с нашими коллегами (и с Президентом Франции, и с нашими коллегами по Европейскому союзу) вопросы о признании Южной Осетии и Абхазии.

Мы для себя этот выбор сделали. Этот выбор, и я об этом открыто говорил неоднократно в ходе наших телефонных разговоров с Николя и с другими моими коллегами, этот выбор является окончательным и бесповоротным. Наше решение носит безотзывный характер. Акт признания состоялся с точки зрения международного права, имея в виду теорию возникновения государств, два новых государства возникло. Всё остальное покоится на том, кто, в какой момент принимает для себя такие решения. Вы знаете, что процесс признания уже пошёл, и я уверен, что этот процесс будет набирать обороты. В какой момент к этому процессу присоединятся страны Евросоюза, зависит от их позиции. Не бывает никаких вечных решений. Мы прекрасно понимаем, что в этом мире всё меняется, в том числе и позиция, касающаяся непризнания тех или иных новых государств. Это реальность, с которой придётся считаться всем, в том числе и нашим партнёрам по Евросоюзу. И я уверен, что и сейчас это так понимается. Но конкретные решения и конкретные даты признания, конечно, на сегодняшней встрече не обсуждались. Но если наши коллеги готовы будут сделать это здесь и сейчас, то мы, конечно, возражать не будем.

Николя Саркози: Я благодарю Президента Медведева за то, что он высказался как представитель европейского мнения. У нас было четыре цели: вывод российских сил и чёткий график, это сделано, развёртывание международных наблюдателей принято, рассмотрение вопроса беженцев, потому что необходимо сказать, что это не связано с вопросом независимости, вопрос беженцев – важный вопрос. И, наконец, ответ на Ваш вопрос – международное обсуждение. Если международные обсуждения начнутся в Женеве, значит, есть что обсуждать. Вот таков мой ответ.

Дмитрий Медведев: Нас это обнадёживает.

Вопрос (ИТАР-ТАСС): У меня вопрос к обоим президентам. Каково ваше мнение относительно необходимости выработки новой концепции международной безопасности? Не кажется ли вам, что после Ирака, Косова, Южной Осетии всё, что действовало в этой сфере раньше, рухнуло?

Спасибо.

Дмитрий Медведев: Я думаю, что те примеры, которые Вы назвали, с очевидностью свидетельствуют о том, что прежние подходы к обеспечению международной безопасности показали свою слабость. Я не так давно на эту тему говорил, когда объявил о пяти принципах, на основе которых будет строиться российская внешняя политика. В качестве второго важнейшего принципа я назвал принцип отказа от однополярности и недопустимость доминирования любых государств на международной арене, попыток решить все вопросы за мировое сообщество, как бы ни назывались эти государства. Даже самые большие и уважаемые страны, такие как Соединённые Штаты Америки, не вправе определять правила игры для мирового сообщества. Для этого есть специальные институты: Организация Объединенных Наций, региональные организации. И они-то и должны внести свой вклад.

Что касается неэффективности системы безопасности, то совершенно очевидно: это связано именно с тем, что в кризисных ситуациях эта система дала сбой, именно в силу своей однобокости и однополярности, именно в силу желания решить возникающие кризисы за счёт навязанных решений, за счёт тех решений, которые принимались с подачи одного государства. Вот захотелось одному гражданину сильно вооружиться – он вооружился, армию себе раскормил там довольно здоровую. И решил решить старую сложную проблему, носящую исторический характер, одним движением за счёт использования вооружённой силы. Получил на это благословение одного государства. Я сейчас не беру в расчёт то, как это было сделано, в форме прямого указания или молчаливого одобрения, но у меня нет никаких сомнений, что так и было. Предпринял идиотскую выходку. Погибли люди. Сейчас за это расплачивается вся Грузия. Вот именно это и есть пример решений, основанных на однополярном мире, когда есть уверенность, что за тобой кто-то стоит, кто поможет тебе разобраться, если сил не хватит. Не поможет. Надо прилично себя вести. Надо действовать в рамках международного права. Тогда все будет нормально.

Именно поэтому я считаю крайне важным подготовку новых подходов к обеспечению международной безопасности.

Николя Саркози: Буквально несколько слов. В этом кризисе мы видели возникновение важного действующего лица – Европейского союза, который попытался найти пути примирения в войне на Кавказе. С точки зрения международного права Осетия и Абхазия являются грузинскими. Есть действия, есть реакция, было столкновение вооружённых сил, необходимо было найти решение, прекращение огня, вывод. Как ведутся дискуссии – можно увидеть, что, когда Европа хочет, а мы действительно представляем здесь Европу, господин Баррозу, господин Солана, господин Кушнер и я, Европа может быть фактором мира, она может играть свою роль даже в регионах, где не играла этой роли. Непросто выполнять такую роль, очень непросто. Я должен сказать, что касается того, что нас подталкивали занять крайние позиции, – но тогда мы уже не смогли бы действовать как миротворцы. Я думаю, что каждый раз надо поддерживать контакт на самом высоком уровне: с российскими властями, никогда не терять контакта с грузинскими властями, – чтобы попытаться прийти к такому примирению и не поддаваться искушению всё решить в момент кризиса. Надо всё делать поэтапно: прекращение огня, вывод сил, международное обсуждение. Я думаю, что это единственно благоразумная, мудрая позиция в нестабильном нашем мире. И вот что может сделать Европейский союз.

Я понимаю, что мне захотят дать массу советов, что стоило делать, чего не стоило делать. Это всё слова. Важны результаты. Европейский союз добился прекращения огня, Европейский союз ведёт переговоры с Президентом Медведевым, добивается вывода российских войск, обеспечивает начало женевских переговоров, которые очень важны. Мы оказывались в других ситуациях, когда мы не могли начать такие переговоры, а ситуации только усугублялись.

И, может быть, последний вопрос, потому что нам ещё путешествовать и путешествовать.

Вопрос («Либерасьон»): Прошло десять дней после одностороннего признания Южной Осетии и Абхазии. Кажется, что этот вопрос как бы и не обсуждался. И сегодня он также не обсуждался. И, может быть, это не будут обсуждать и в Женеве. Вы, может быть, видите для себя новую картину границы Грузии? Или Европейскому союзу надо что-то признать в качестве свершившегося факта?

Николя Саркози: Извините, я уже сказал совершенно обратное тому, что Вы сказали. Я не хочу Вам возражать. Я сказал, что мы осудили одностороннее признание, и я сказал, что не России определять, каковы должны быть границы Грузии. И в пункте третьем документа, который мы выработали все вместе, здесь написано, что международные дискуссии, предусмотренные в пункте шестом плана Медведева-Саркози от 12 августа, начнутся 15 октября в Женеве. И, может быть, не исключается, здесь не указан статус, потому что не мне обсуждать позицию России. Русские говорят то, что они хотят сказать. И я не могу выступать от имени России. Вместе с господином Баррозу я говорю от имени Европейского союза. Мы осудили. У меня есть мандат, и это чёткое применение плана от 12 августа – продолжать международные обсуждения. И как Вы можете говорить, что об этом ничего не говорилось? Я уже об этом говорил, и господин Медведев об этом говорил, что это у нас пункт несогласия и мы не можем за полдня рассматривать вопрос, который уже длится последние 20 лет. Мы рассматривали эти вопросы для того, чтобы начались переговоры.

Вопрос («Либерасьон»): Значит, Вы считаете, что это должно быть рассмотрено в Женеве?

Николя Саркози: В Женеве будут рассматриваться меры обеспечения стабильности в регионе. Конечно, естественно, будут рассматриваться вопросы обеспечения стабильности, безопасности Осетии и Абхазии. Позицию Президента Медведева подтвердили, что касается Евросоюза, я это подтвердил.

Вопрос («Либерасьон»): И Вы хотите изменить в Европе только границы Грузии или намереваетесь затем ещё изменить в Европе и другие границы? Может быть, в России или в других странах?

Дмитрий Медведев: Знаете, мы вообще никакие границы не меняем, это нам ни к чему. Но я хотел бы два слова сказать по поводу того, что затронули Вы. Сегодня не только десять дней после признания, но и месяц с момента начала агрессии. И это печальная дата, которая, к сожалению, во-первых, войдет в учебники истории как дата начала агрессии против осетинского народа и как дата, с которой можно начинать исчисление новых подходов к обеспечению безопасности в мире. И об этом я сказал.

Что же касается признания, для нас этот вопрос закрыт, с точки зрения международного права для нас возникло два новых государства. Мы уже подготовили с ними соответствующие соглашения, в том числе и соглашения об установлении дипломатических отношений. Будут и другие соглашения, по которым мы будем оказывать им экономическую, гуманитарную и военную поддержку. В этом ни у кого не должно быть никаких сомнений. Но это отдельная ситуация. Все остальное – выдумки. Я уже называл это фантомными болями, которые испытывают те, кто до сих пор пытается смотреть на Российскую Федерацию как на Советский Союз. Россия – другая, но с Россией нужно считаться.

Пресс-служба Президента РФ

Версия для печати